Последнее прибежище

01 июля 1984 года, 00:00

Один из последних черных носорогов парка Меру. 

Над саванной низко летит вертолет. Сверху хорошо видно, как среди редкой растительности, поднимая красноватую пыль, пытается убежать от рокочущего чудовища черный носорог. Машина и зверь неумолимо сближаются. Человек, сидящий у проема двери, поднимает ружье.

Вряд ли носорог услышал звук выстрела. Вряд ли почувствовал боль. Он еще бежит, но уже тише, тише... И вот, покачнувшись, падает на бок.

Убит? Нет, на сей раз нет. Только усыплен. Ведь этот выстрел — всего лишь эпизод операции по переселению сорока черных носорогов внутри кенийского национального парка Меру. В район, менее доступный человеку...

Но отчего возникла такая необходимость? Почему вообще этому зверю в последнее время уделяют столь много внимания?

«Я думаю, что шансы черного носорога стать снова жизнеспособным в естественных условиях очень малы. Боюсь, что понесенные носорогами потери уже невосполнимы» — это слова Петера Дженкинса, директора национального парка Меру. Он оптимист, но истинное положение дел не дает ему повода говорить иначе.

Черный носорог. Крупное коротконогое, приземистое и полное сил животное, чем-то напоминающее небольшой танк. Сегодня в саваннах Африки и тропических лесах Юго-Восточной Азии живет пять видов носорогов. Черный и белый обитают только в Африке. Из всех видов белый — наиболее крупный. Зверь весит в среднем три тонны, но известны отдельные экземпляры почти вдвое тяжелее. Их черные собратья — из категории средневесов — одна-две тонны.

Меткий выстрел егеря на какое-то время делает неподвижным исполина саванны.

Почему африканских носорогов называют черными и белыми? Ведь все они... серые! На этот, казалось бы, совсем простой вопрос точного ответа нет. Есть лишь предположение, что белый носорог получил название от искаженного бурского слова «широкий», «широкомордый», которое англичане по созвучию перевели однажды как «белый». Вообще же цвет кожи носорога зависит от... цвета грунта местности его обитания. В районах, где много застывшей вулканической лавы, кожа у него действительно черноватого оттенка, так как толстокожий — большой любитель поваляться в пыли.

В начале XIX века стада черного носорога жили на обширных территориях Центральной, Восточной и Южной Африки. Сегодня в Южной Африке его уже нет. В Замбии, где до недавнего времени обитало самое большое стадо черных носорогов — восемь тысяч голов,— их стало вчетверо меньше. В Кении насчитали менее тысячи. Так за что же столь беспощадно с ним расправился человек? А за то... Не носи на голове дорогостоящее украшение, то бишь рог! Ведь только он и интересует охотника-браконьера.

Даже усыпленного носорога нелегко поднять в кузов грузовика, приготовленного для переброски зверя за сотни километров на новое место жительства.

Самому животному этот дар природы вроде бы и не очень-то нужен. По крайней мере, до сих пор ученые не знают, для каких целей тот предназначен. Предполагают лишь, что им зверь пользуется при передвижении в густой траве, раздвигая ее именно рогом. Может быть, он необходим ему в турнирных поединках и при нападении на противника? Да ведь противников-то у него, помимо человека, пожалуй, и нет. Зато цену рога великолепно — и издавна! — знают бизнесмены черного рынка. Так, в Гонконге, в этом современном центре спекуляции, за него платят до восьми тысяч за фунт. С 1975 по 1979 год цены на рог выросли в двадцать раз. Средняя заработная плата трудящегося в странах Центральной Африки примерно пятьдесят долларов. Доход же браконьеров от продажи только одного рога, который весит в среднем четыре с половиной килограмма, нередко составляет около трех тысяч долларов. А ведь за каждую охоту уничтожается не один носорог...

Почему же люди, конечно имущие, платят такие деньги за какой-то «роговой нарост»? Состоящий из обычных кератина и желатина, рог с давних времен используется в восточной медицине. Говорят (но это только говорят!), что средство, приготовленное из толченого рога, якобы «помогает в любви». (Дорого же обходится носорогу любовь человека!) Изготовляют из него как будто и противоядия, а также лекарства для понижения температуры, от головных болей и сердечных заболеваний. Ну а в некоторых странах Юго-Западной Азии рог используют для выделывания рукояток кинжалов, хотя и стоит такой кинжал до тринадцати тысяч долларов...

В Кении последним прибежищем крупных и редких африканских животных, в том числе и черных носорогов, остались территории национальных парков и заповедников. Один из них — национальный парк Меру, что на северо-востоке страны. Площадь его велика — более двадцати пяти тысяч квадратных километров. Казалось бы, чего и желать! Вон какое животным раздолье!

Но... браконьеры! Ведь бороться с ними на такой огромной территории крайне сложно. И тем не менее эта борьба последнее время идет довольно успешно. Здесь создан специальный отряд по охране животного мира. В нем более четырехсот офицеров и солдат действующей армии. Отряд оснащен двумя вертолетами и четырьмя небольшими самолетами. В его распоряжении автомобили, а также... верблюды.

Не спешите улыбаться. Двадцать два дромедара (одногорбых верблюда), приобретенных отрядом, оказались отличными помощниками. Животные свободно проходят в день тридцать пять — сорок километров по колючим кустарникам, не требуя воды и пищи. С верблюда хорошо осматривать окрестность. Он незаменим на пересеченной местности, не гремит и не пылит как грузовик, издалека извещающий браконьеров о своем приближении.

В отряде немало людей, имеющих большой опыт борьбы с браконьерами. Руководителям отряда помогают и добровольные помощники.

Патрульная группа отправляется на грузовиках или на верблюдах с первыми лучами солнца. Ее путь долог, утомителен и часто опасен. Преследование браконьеров нередко сопровождается перестрелками. Несколько лет назад браконьеры чувствовали себя в парке Меру настолько свободно, что охотились в одних и тех же местах из года в год. В 1978 году ими было уничтожено семьдесят носорогов. В конце концов отряду егерей удалось полностью ликвидировать четыре банды браконьеров, и уже через год в парке не было убито ни одного носорога.

Но появившаяся в июле 1980 года новая банда только за одну охоту уничтожила пять носорогов. Группу браконьеров возглавил человек, известный охранникам под кличкой Большая нога, прозванный так за действительно огромный размер ступни. Он далеко не впервые участвовал в незаконной охоте. На сей раз в схватке с егерями бандит — иного слова, право, не подберешь — был убит.

...Носорога часто можно видеть с опущенной вниз головой. Но питается зверь не травой, как это может показаться, а молодыми побегами кустарниковой растительности, ловко поддевая веточки и листву свисающим с верхней губы отростком. Ест он помногу, спит не меньше восьми-девяти часов.

Зверь обладает неплохим слухом, хорошим обонянием, но вот со зрением ему не повезло. Видит он плохо, точнее, плохо видит на расстоянии. Человека от ствола дерева не может отличить уже за сорок-пятьдесят метров. С соседями — жирафами, буйволами, зебрами и другими обитателями африканской саванны — живет в мире. На себе подобных, как правило, не нападает. Даже турнирные драки самцов, по сути, безобидны. Обычно соперники отделываются легкими царапинами. Предпочитает одиночество, и если кому-то посчастливится увидеть двух черных носорогов вместе, значит, это самка и ее детеныш.

Медленно, ох как медленно, даже при идеальных условиях, размножается черный носорог. Шестнадцать месяцев будущий детеныш находится в чреве матери. Приобретает самостоятельность только в возрасте трех-четырех лет... И это еще одна из причин, почему так быстро человеку разумному удалось почти начисто вывести носорожье племя. Живет носорог более тридцати лет. Вернее сказать, жил бы. Да вот рог...

Кстати, оба вида африканских носорогов — двурогие, больше того, встречаются особи и с пятью весьма привлекательными для браконьеров наростами. В заповеднике Амбосели долгое время жила самка носорога, первый рог которой достигал почти полтора метра!..

Официально в Кении, да и в других африканских странах, торговля рогом носорога запрещена. Но крупная взятка легко открывает границы. С тайных складов добыча поступает в крупнейший порт страны Момбасу, откуда по поддельным документам она уплывает в соседние и дальние страны.

Всего пятнадцать лет назад черных носорогов в Кении было так много, что при осуществлении одного из сельскохозяйственных проектов в Макаване было решено отстрелять тысячу «мешающих» животных. Теперь подобная перспектива невозможна. В 1977 году в парке Меру с помощью авиации было учтено двести пятьдесят черных носорогов, а через четыре года при облете территории парка не увидели ни одного...

Черный носорог — большой любитель сухих ландшафтов, редких лесов и открытых пространств. Он привязывается раз и навсегда к выбранному участку и, если позволяют обстоятельства, остается на нем на всю жизнь. Однако, что ему остается делать, когда на его территорию приходят «промышленники»?..

Сегодня ученые пришли к выводу, что места обитания черных носорогов в Меру для них уже не безопасны. Возникла идея переселения оставшихся толстокожих в другие, менее доступные для браконьеров районы. И вот, обнаружив с помощью вертолета животное, ветеринар охранного отряда поражает его с близкого расстояния зарядом с усыпляющим веществом. Наземный отряд охранников, отыскав усыпленного зверя, грузит в машину и отвозит в специально сооруженный загон, где носорог будет жить до тех пор, пока его не переправят на новое место жительства.

Удастся ли спасти некогда многочисленных черных носорогов? Контрабандный бизнес торговли в Африке слоновой костью, рогом носорога, шкурами редких животных достиг небывалых размеров. Слишком велика прибыль крупных боссов браконьерского бизнеса, чтобы они от нее отказались. А ведь трагическое сокращение численности носорогов может привести и к нежелательным экологическим изменениям. Ведь в мире крепко связано одно с другим...

Е. Солдаткин, О. Шилова

Просмотров: 6782