Смотр тенденций

01 июня 2006 года, 00:00

§і§Ю§а§д§в §д§Ц§Я§Х§Ц§Я§и§Ъ§Ы

В последнее время hi-tech-форумы становятся более специализированными: выставки посвящаются отдельно видео, средствам связи или же медицинскому оборудованию. Однако ганноверская выставка CeBIT до сих пор остается некой суммарной экспозицией всего нового, что за минувший год появилось в области Высоких Технологий.

Цены на выставочные площади разных павильонов на CeBIT, конечно же, разные, поэтому гиганты, вроде Microsoft, Samsung или Panasonic, покупают себе места более престижные, поближе к главному входу, а в павильонах поменьше стоят рядами южноазиатские стенды-лавочки. Они туго набиты мелким и довольно стандартным товаром, вроде разного рода мышек и цифровых ручек. Тут же — компьютерные корпуса как простого, так и самого причудливого дизайна: от стиля sovietic с вырезанной на одной плексигласовой «щеке» пятиконечной звездой и двумя «пулевыми отверстиями» на другой до полированных деревянных или насквозь прозрачных, светящихся изнутри всеми цветами радуги. Целые развалы кулеров, воздушных и жидкостных, — для экстремальных геймеров, запихивающих внутрь своих машин по две пятисотдолларовые видеокарты, на каждой из которых хоть яичницу жарь, так они разогреваются во время работы. И, конечно, невообразимое количество всяческих MP3-плееров, от простеньких «только звуковых» до гибридов с поддержкой видео, домашние файл-серверы, телевизионные тюнеры, в основном цифровые, в модном сейчас, но в России пока «не пошедшем» стандарте DVB (Digital Video Broadcasting), IP-телефоны и системы глобального позиционирования (GPS).

Именно с этих стендов, как правило, упомянутые мелочи перекочевывают с помощью специально приехавшего на CeBIT торгового агента на те или иные «горбушки» в разных странах мира.

Время от времени среди этих «лавок» может попасться и стенд покрупнее, с новой технологией. В качестве примера можно привести компанию BOE (www.boe.com.cn), сотрудничающую с гигантами, вроде Sanyo и Epson, и представившую жидкокристаллические дисплеи никогда мною доселе не виданного качества, — удивительно яркие и практически с неограниченным углом обзора. В частности, на их стенде рядом были выставлены два небольших дисплея: первый был выполнен по самой распространенной сегодня технологии — TN+Film, а другой — по разработанной BOE технологии AFFS (Advanced Fringe Field Switching). Оба они были ярко освещены стоящей почти вплотную галогенной лампой. И если на первом дисплее изображение стало, разумеется, почти неразборчивым, то на втором оно сияло вполне достойно. А взгляд сбоку на любую из представленных на стенде панелей создавал впечатление, будто картинка на ней — не экранное изображение, а вырезана из благородно-матового журнала и наклеена поверх дисплея.

Ода «К дисплею»

Почти все сравнительно новое в области hi-tech, что продемонстрировал нам CeBIT в 2006 году, относилось именно к области «цифровых устройств отображения изображения»: LCD (Lliquid Crystal Display — «жидкокристаллические экраны»), OLED (Organic Light Emitting Diode — «органические светодиоды») и плазменные дисплеи, микрозеркальные (DLP) и LCD-проекторы.

Не будем особо восхищаться ростом размеров и разрешений панелей, хотя имеет смысл отметить, что LG, Samsung и Panasonic показали публике невероятных размеров плазменные телевизоры: 102 и 103 дюйма по диагонали (больше 2,5 м!), назвав их «Первыми в мире» (The World’s First). Тут же рядышком расположился и другой рекордсмен в своем весе — 55-дюймовый LCD-монитор (впрочем, Sharp на днях выпустил 65-дюймовый!). Однако поражающие воображение размеры «плазм» на самом деле — оборотная сторона проблемы, которая сводится к невозможности производить достаточно мелкие газосветные колбочки-пиксели, из которых такие панели составлены. Так что при стремлении реализовать модное сегодня, неустанно воспеваемое службами маркетинга HDTV-разрешение 1 920х1 080 пикселей (у всех трех «плазм» и 55-дюймового LCD — именно такое разрешение) рост физических размеров «плазм» практически неизбежен.

Давайте обратим внимание на родовые недостатки цифровых панелей и проекторов, попробуем проанализировать, какие сравнительно яркие решения по их преодолению были показаны на CeBIT. В области «плазмостроения» я ничего особо нового или радикального не обнаружил, зато у проекторов и LCD-панелей сдвиги налицо. Самым заметным из них можно считать применение для подсветки светодиодов вместо привычной лампы типа CCFL (cold cathode fluorescent light). Цвет светодиодов оказался заметно насыщеннее, и вот Samsung уже предлагает взглянуть на LCD-панели со светодиодной подсветкой.

Жидкокристаллический монитор со светодиодной подсветкой, расширяющий цветовое пространство до 105% Adobe RGB Известно, что RGB-цвет (Red, Green, Blue), используемый в разного рода мониторах, как электронно-лучевых, так и цифровых, охватывает разве что две трети всего видимого человеческим глазом цветового пространства. Поэтому для достижения точности и насыщенности полиграфических цветов профессионалы вынуждены, не ограничиваясь картинкой на специальном и дорогом мониторе, проводить полиграфические цветопробы. Прежние LCD-панели по цветовому охвату несколько уступали лучшим электроннолучевым трубкам. Теперь же, после появления светодиодной подсветки, цветовой охват LCD вырос настолько, что приблизительно на пять процентов перекрыл профессиональное и редко в реальности достижимое, так называемое Adobe RGB цветовое пространство. Видно это невооруженным взглядом: Samsung поставил рядышком мониторы с CCFL-лампой и LED-подсветкой и запустил на них одни и те же картинки. На LED-мониторе изображение было, очевидно, сочнее и полнее, в особенности это касалось зеленых оттенков, которым в RGB-пространствах обычно не везет больше других.

Но, как ни старайся, от ряда родовых дефектов LCD-панелей далеко не убежишь: от отсутствия подлинного черного цвета, от немгновенного времени отклика, от самого принципа неизлучения света, а лишь его (идущего от отдельного источника) модуляции через матрицу. Поэтому мир Высоких Технологий с надеждой смотрит в сторону OLED — органических светодиодов. На CeBIT было представлено несколько образцов таких дисплеев, не требующих подсветки и способных сворачиваться в трубочку, а самое главное — демонстрирующих, несмотря на ограниченность цветовой широты (около 260 тысяч оттенков), картинку удивительной яркости и сочности. Увы, пока их размер не превышает двух с половиной дюймов по диагонали. Однако, возможно, эта временная преграда вызвана не принципиальными проблемами, а стремлением добиться за это необычайное качество разумной цены.

Применение твердотельных светодиодов привело и еще к одному едва ли не прорыву — в области одночиповых микрозеркальных проекторов. В микрозеркальных проекторах, в отличие от проекторов на крохотных LCD-матрицах, обычно устанавливается одна-единственная матрица из миллионов микроскопических алюминиевых зеркалец. Цвет при этом составляется при помощи быстро вращающегося (7 200 оборотов в секунду) колеса с фильтрами трех основных цветов (упомянутых выше RGB). Впрочем, существуют и трехчиповые микрозеркальные проекторы, но они распространены мало, потому что громоздки и дороги. То есть когда на чип подается красная составляющая картинки, перед объективом проходит красный участок колеса, когда зеленая — зеленый и так далее. Правда, есть мнение, что такой способ образования картинки утомляет, а вокруг быстро движущихся объектов иногда возникают радужные обводы (правда, радужный эффект у современных проекторов наблюдают не более 1% пользователей). Разумеется, производители, увеличивая скорость и число секций колеса, стараются минимизировать эти дефекты, однако, пусть теоретически, все одночиповые микрозеркальные проекторы страдают радужным эффектом. Теперь же появилась возможность отказаться от колеса, а в нужные моменты зажигать практически безынерционные светодиоды соответствующих цветов.

Построенный по такой технологии проекционный телевизор продемонстрировал все тот же Samsung, а Mitsubishi выпустила проектор карманных размеров, который был на одной из московских специализированных выставок. Единственным минусом светодиодных проекторов можно считать недостаточную пока (по сравнению с проекционными лампами) световую мощь LED, однако лиха беда начало.

Связь будущего

Следующий «росток будущего», который, как мне кажется, я разглядел на CeBIT 2006, называется WiMAX. Это новый радиопротокол передачи данных, разработкой которого серьезно занимается (как в свое время занималась Wi-Fi — с весьма успешным результатом) компания Intel. WiMAX, — это следующее поколение Wi-Fi, но с очень большой дальностью «боя»: до 50 километров на природе и около 20 — в городе, и с непривычной нам на сегодня «толщиной» канала, вполне пригодной, например, для комфортабельных видеоразговоров. Пока это все — только отдельные адаптеры да красивые схемы. Однако, если этот протокол передачи данных пробьется на значимое место, он теоретически сможет победить не только Wi-Fi (который, скорее всего, сохранится для использования небольшими компаниями и частными лицами), но даже и всю привычную нам сотовую мобильную связь: города и веси будут пронизаны WiMAX-каналами, по которым можно передавать либо данные, либо голос и видео поверх IP: способом, знакомым многим благодаря программе Skype. И никаких сотовых сетей третьего поколения, 3G, не понадобится в принципе. Они и сегодня присутствовали на выставке, скорее, формально: не исключено, что вложенные европейскими операторами в 3G-лицензии деньги не только не принесут баснословных доходов, но и просто не вернутся к ним.

Ложе данных

Но будущее — будущим, а компьютерная жизнь идет в настоящем и предъявляет к железу и софту постоянно усиливающиеся требования. В частности, нужны все более быстрые и емкие массивы для хранения данных, которые, конечно, сильно зависят от устройства каналов и обслуживающего их софта, но в первую очередь базируются на жестких дисках, или, в просторечии, винчестерах.

Винчестеры, наверное, до сих пор самое медленное компьютерное устройство (уже предпринимаются попытки в некоторых ноутбуках заменить их флэш-памятью, но она пока работает медленнее, а стоит дороже), но и в то же время самое филигранное. Никакого воображения не хватает представить себе, как летает считывающая головка всего в нескольких микронах над бешено вращающимся блином диска, как мгновенно умеет отыскать нужную, микронных размеров, магнитную дорожку, чтобы снять с нее информацию. Поражает и невероятная надежность этой микромеханики (гарантированные миллионы часов работы), которую можно было бы сравнить с «часовой», если б «часовая» не была заметно грубее.

На CeBIT из двух главных винчестерных гигантов был представлен только WD (бывший Western Digital) в лице немецкого его отделения, в то время как Seagate выставку проигнорировал (как, впрочем, и некоторые другие мировые бренды: Canon, Sony, Apple). Причиной тому — в первую очередь повсеместное распространение быстрого широкополосного Интернета, позволяющего решить те же задачи, что решались обычно выставками, — с заметно меньшими затратами и более точной адресностью.

В принципе винчестеростроение— область достаточно консервативная, идейно-конструктивный оптимум был достигнут там едва ли не десяток лет назад, и сейчас в основном меняются количественные показатели: уменьшается время доступа и размеры микровинчестеров, увеличивается — при прежних физических размерах — емкость (доведенная на сегодня до 500 Гб), вводятся новые интерфейсы, мало-помалу ускоряющие передачу данных… Возможно, единственной технологической новинкой можно считать перпендикулярный способ записи — не по отрезку окружности, а по вертикальным перпендикулярам, уходящим в глубь диска.

Тем не менее WD привез на CeBIT интересные новинки. Его самый быстрый (10 000 об/мин) среди SATA-винчестеров WD Raptor с нерекордной, правда, емкостью в 150 Гб получил новую разновидность SATA-интерфейса. (Но рекорды таких дисков лежат в других областях, а емкость можно нарастить, поставив несколько дисков в стойку.) Она кроме присущей этому интерфейсу большой скорости обладает и интеллектуальностью уходящего в прошлое SCSI-интерфейса: умеет сохранять в памяти сотни команд, которые последовательно исполняются, не привлекая к действию центральный процессор компьютера. Такие винчестеры, правда, сравнительно дороги, но для убежденных геймеров и прочих экстремалов он может оказаться как раз впору, потому что по сумме параметров сегодня нет ничего быстрее и умнее Raptor. К тому же, идя навстречу пожеланиям предполагаемых потребителей, WD выпустил и продемонстрировал вариант Raptor с прозрачной стенкой, сквозь которую можно наблюдать процесс его работы. Раньше такие прозрачные винчестеры можно было встретить только на выставках в качестве демонстрационных образцов, теперь же — и сквозь прозрачную стенку корпуса собственного компьютера.

Таким образом, WD, как и все производители техники, движется навстречу массовому потребителю, в направлении эффектности и понятности достоинств. Например, шестигигабайтный крохотный внешний винчестер с убирающимся внутрь коробочки соединительным кабелем — один из самых маленьких в мире. А, напротив, большой (до 500 гигабайтов) My Book, предназначенный по преимуществу для резервного копирования данных с внутренних винчестеров ваших компьютеров, выполнен в виде книги. Он даже стоит в офисе WD на книжной полке рядом с книгами бумажными, демонстрируя свою несравнимую с последними емкость: он один может хранить содержание большой бумажной библиотеки. Впрочем, это не мешает быть My Book вполне совершенным в технологическом смысле устройством: два интерфейса FireWire, позволяющие делать из My Book простенькие, «домашние» дисковые массивы, плюс быстрый интерфейс USB-2.

концептуальной новинки Программная оболочка ORIGAMI может быть установлена на любой компьютер ORIGAMI и высокая четкость

CeBIT-2006 демонстрировал маркетинговую направленность никак не в меньшей степени, чем технологическую. Мне, например, удалось увидеть в «железе» разработанный Microsoft совместно с Intel «концептуально новый компьютер Origami («Оригами»)». Лежащее на стенде Intel устройство вряд ли привлекло бы особое внимание среди десятка, например, выставленных где-нибудь планшетных компьютеров, разве что размер чуть менее стандартного да непривычная пропорция экрана — 16:9. Взяв его в руки, я спросил у хозяйки стенда: «Это — «Оригами»?», на что она ответила мне: «Нет!» Потом взяла его у меня из рук, запустила программную оболочку с крупными кнопками, как две капли воды похожую на оболочку года полтора назад запущенной Microsoft на рынок Windows XP Media Center Edition 2005, — и сказала: «Вот это — «Оригами»!» Итак, небольшого размера «таблетка», на ней установлена стандартная, по сути, система Windows XP, в которой можно вызвать добавочное графическое меню. Возможно, что при достаточном маркетинговом давлении и приемлемой цене (которую обещают в районе 900 долларов) «Оригами» может завоевать популярность в классе, как бы это политкорректнее сказать… компьютеров для домохозяек и принести производителям много-много денег. Но вот говорить о какой-то новой концепции?

«Оригами» — еще не самый показательный пример. Куда более мощная маркетинговая артподготовка производится по посетителям выставки (и уже не в первый раз!) в связи с так называемым HDTV — Телевидением Высокой Четкости. Чего только на этот предмет не было представлено едва ли не во всех Digital Equipment & System павильонах: и HDTV-дисплеи, и проекторы (разрешением 1 920х1 080), и компьютерные бытовые приводы для дисков новых форматов: Blu-ray и HDDVD, и сами диски… Все это было замешано на рекламном ходе, связанном с предстоящим мировым чемпионатом по футболу: у посетителей должно было создаться впечатление, что смотреть чемпионат не в HDTV-формате будет только самый несчастный и отсталый человек.

Формат HDTV (шире — HD) требует специального подробного разговора. Вкратце же можно сказать, что, увеличив по сравнению с привычными, уже 50 лет используемыми телевизионными форматами (PAL/SECAM и NTSC) количество пикселей приблизительно впятеро, новый формат вынужден был, из-за ограничения емкости носителей и передающих каналов, увеличить толщину потока всего в два с половиной раза. А это привело к необходимости добавочного сжатия, в результате чего бытовая HD-картинка очень плохо отличима от стандартной.

Журнал c’t на своем стенде устроил даже викторину: на каком из четырех выставленных дисплеев картинка идет в HD-разрешении? Сразу на первый взгляд разница не угадывается. Что же касается собственно HD-телевидения, то там дело обстоит еще хуже, ибо спутниковые телевизионные каналы заметно расширить все равно не удастся (во всяком случае, в ближайшее время). Так что не исключено, что зажатая в тиски компрессии телевизионная картинка Высокого Разрешения вовсе не оправдает вложенных в нее покупателем денег.

А диски новых форматов, Blu-ray и HDDVD, выложены на стенды уже не первого CeBIT, и проблема с ними не в технологии записи и воспроизведения, которая принципиально не отличается от аналогичных технологий DVD и даже CD (красный лазер заменен на синий, информационные лунки-питы стали мельче и чаще — вот и все). Проблема в том, как и зачем их использовать. Всего втрое увеличенная — по сравнению с DVD — емкость вряд ли заставит рядового (или корпоративного) пользователя вкладываться в замену парка «читалок» и «писалок». Фильмы же в HD-стандарте, во-первых, не обязательно будут заметно лучшего качества, чем на DVD (мне уже приходилось сравнивать сэмплы), во-вторых, их воспроизведение будет связано с таким количеством сложностей и препятствий (скажем, непременно цифровой защищенный интерфейс HDMI, а иначе качество картинки будет принудительно понижено; непременная связь проигрывателя с Интернетом), что вполне может отпугнуть будущих покупателей от этих неочевидно оправданных, но при этом совсем не малых затрат. При этом маркетинговый HD-натиск на публику столь могуч, что никуда нам не деться: рано или поздно попросту придется прийти к HDTV-формату.

Подводя итоги, замечу, что выставка CeBIT-2006 адекватно и убедительно отразила процессы, происходящие в сфере Высоких Технологий, которые миновали эпоху крутого подъема и сейчас протекают, в общем-то, плавно. До следующего подъема пока далеко.

Евгений Козловский | Фото автора

Рубрика: Digital
Просмотров: 4479