На пути бегства

01 февраля 1990 года, 00:00

На пути бегства

Семеро датских аквалангистов-любителей из города Раннерс, что на побережье Ютландскоко полуострова, обнаружили на дне пролива Каттегат, в средней его части, вблизи острова Анхольт, затонувшую подводную лодку. Она лежала на плотном песчаном грунте на глубине тридцати двух метров и хорошо сохранилась. Правда, взрывом разворотило боевую рубку. Аквалангисты сфотографировали находку в различных ракурсах, а двое из них — Aгe Енсен и Иорге Иоргенсен — нашли на грунте вблизи подводной лодки несколько деталей перископа и гирокомпаса.

Проведенный специалистами анализ фотоснимков и осмотр поднятых со дна моря деталей позволили установить, что на дне пролива Каттегат лежит подводная лодка гитлеровского флота U-534.

Это была одна из многих подводных лодок, снаряженных гросс-адмиралом Деницем для эвакуации фашистских бонз из Киля. Лодка относилась к типу «больших подводных кораблей». Небольшой запас плавучести позволял подводным лодкам этого типа уходить под воду всего за 40 секунд. Предельная глубина погружения достигала 100 метров. Два мощных дизеля, по 2200 л. с. каждый, обеспечивали максимальную скорость надводного хода более 18 узлов. Автономность плавания превышала два месяца. На борту лодки имелась радиолокационная станция.

В секретном отчете гитлеровского генштабиста Ульриха де Мезьера от 4 мая 1945 года говорилось: «Цель гросс-адмирала — спасение возможно большего числа немцев». Об этом же свидетельствовали и адъютант Деница — Людден-Нейрат, отметивший в своем дневнике, что уже после подписания акта о безоговорочной капитуляции множество судов и боевых кораблей (в том числе и подводных лодок) продолжали уходить из Киля на Запад.

На подводных лодках за пределы разгромленного рейха через Киль выбрались сотни гитлеровских военных преступников. Вот имена лишь некоторых из них: Фриц Пауль Швенд — обосновался в Перу; Арнольд Иоганес — нашел приют в Аргентине. Сотни нацистов живут в Чили, в Бразилии, Уругвае, Парагвае, под защитой южно-африканских расистов... С подводных лодок высадились в Южной Америке и многие банкиры и промышленники. Уже во второй половине 1945 года в Буэнос-Айресе, Сантьяго, Манагуа и Каракасе открылись многочисленные германские банки и фирмы.

Л. Безыменский в своей книге «По следам Мартина Бормана» утверждает, что Борман, заместитель Гитлера по руководству нацистской партией, тоже пробрался в Киль и оттуда бежал на подводной лодке в Бразилию. 30 апреля 1945 года, после смерти Гитлера, он направил Деницу шифрованную телеграмму, в которой говорилось: «Я, насколько возможно, скоро прибуду к вам».

Операция массовой переброски фашистской элиты через океан готовилась по всем правилам и с немецкой педантичностью.

Командующий военно-морским флотом гитлеровской Германии гросс-адмирал Дениц еще в марте 1945 года, в преддверии полной катастрофы, по указанию фюрера приказал стянуть в Киль, главным образом из северных и иных портов Норвегии, около ста подводных лодок, в основном больших и крейсерских. В апреле Киль превратился в осиное гнездо: тысячи гитлеровских заправил скопились в порту, ожидая эвакуации.

Киль был одной из крупнейших военно-морских баз гитлеровцев на Балтике. Расположен этот порт исключительно удобно, в глубине обширной Кильской бухты. Хороший грунт удобен для якорной стоянки. Окружающие порт холмы защищают его от ветров. Киль почти никогда не замерзает. На северной окраине порта начинается стокилометровый канал, ведущий в устье Эльбы. Канал доступен для самых крупных кораблей и значительно сокращает путь из Балтийского в Северное море. На обоих концах канала сооружены шлюзы.

В порту было два мощных железобетонных укрытия для подводных лодок: толщина верхнего покрытия этих «пещер» достигала 4,5 метра. Внутри укрытий имелись бассейны, позволявшие находиться в них одновременно 30 -подводным лодкам. В порту располагались многие военно-морские учреждения, учебные заведения и воинские части.

Англичане и американцы бомбили город и порт: повреждены были шлюзы, мосты через канал, вблизи верфей лежал перевернутый вверх килем линейный корабль «Адмирал Шеер», получивший несколько прямых попаданий крупных авиационных бомб. Вблизи порта на мелководье лежали подбитые с самолетов крейсеры «Хиппер» и «Эмден». Однако основные портовые сооружения — пирсы, военно-морские арсеналы, склады и верфи сохранились: союзники бомбардировали Киль с расчетом захватить его более или менее уцелевшим...

Германские дипломатические службы в некоторых странах заблаговременно получили от Риббентропа секретное указание — принять и устроить всех, кого высадят с немецких субмарин; сами же подводные лодки рекомендовалось либо продать, либо подарить стране, дающей приют, либо затопить. Ведомства Гиммлера и Кальтенбруннера заранее составили списки лиц, которых надлежало вывезти. Эти списки Гитлер утверждал сам.

По особому указанию Деница были назначены большие и крейсерские подводные лодки для предстоящих переходов через Атлантику и срочно заново комплектовались их экипажи. Все выделенные подводные лодки имели «шнорхель», то есть устройства для забора воздуха. С помощью этих устройств подводная лодка могла, не всплывая на поверхность, получать извне свежий воздух и следовать не под электромоторами, а под дизелями, что давало возможность развивать 10—12-узловую скорость. Командиры лодок, назначенных к переходам, 20 апреля получили секретные пакеты с картами маршрутов следования. В общем, эти маршруты были одинаковы: прорыв через Малый Бельт, выход в Каттегат, форсирование Скагеррака, огибание с севера берегов Великобритании и далее — Атлантическим океаном к южноамериканским берегам.

Наконец по указанию Деница на берегах Малого Бельта и на островах в Каттегате (Эре, Фюнен, Самсё, Анхольт, Лесе) были заблаговременно организованы специальные спасательные посты, на случай, если придется оказывать помощь подводным лодкам, терпящим аварию. Имелся и особый код для связи подводных лодок с постами.

... U-534 прибыла в Киль в числе других немецких подводных лодок из заполярного норвежского порта Буде; до этого она оперировала в составе «волчьих стай» против союзных конвоев, следовавших Северным Ледовитым океаном. Лодку сразу же поставили в портовое железобетонное укрытие. Здесь с нее спешно сняли многие громоздкие боевые устройства, убрали почти все торпеды и большую часть запасных деталей. В отсеках отвели места для размещения спецгруза и оборудовали дополнительные койки для «пассажиров». Затем почти всю команду списали на берег. К рассвету 4 мая 1945 года на лодку прибыли 14 фельдфебелей и унтер-офицеров, отобранных эсэсовцами из наиболее опытных подводников и надежных сторонников нацизма. После этого лодку вывели из железобетонного логова, и она ошвартовалась у одного из наиболее отдаленных и уединенных пирсов. К вечеру того же дня в порт, непосредственно к пирсу, подъехали крытые грузовики-фургоны, доставившие под усиленной охраной эсэсовцев стальные контейнеры и кожаные мешки. В них, возможно, кроме золотых слитков, находились более компактные ценности — платина, бриллианты. В мешках лежали особо важные документы. Весь груз тщательно укладывали в отсеках подводной лодки под личным наблюдением ее командира, фрегаттен-капитана Герберта Ноллау.

Глубокой ночью к пирсу на легковых машинах прибыло около сорока человек — все в новеньких штатских костюмах. «Пассажиров» заранее проинструктировали в одном из учебно-тренировочных центров Кильской военно-морской базы, обучили пользоваться легководолазным снаряжением на случай возможных аварийных ситуаций.

В ночь с 4 на 5 марта 1945 года U-534 бесшумно отошла от пирса. В надводном положении субмарина проследовала мимо начала Кильского канала, пересекла акваторию обширной Кильской бухты и, пройдя траверз плавучего маяка Шлейемюнде, тихо, под электромоторами, вползла в Малый Бельт. Этот глубокий, узкий и извилистый пролив отделял остров Фюнен от полуострова Ютландия. Миновав к рассвету самое узкое место пролива у маяка Фридересии, U-534 вышла в широкий Каттегат и здесь, погрузившись под «шнорхель», легла на курс норд-ост и полным ходом проследовала вдоль датских берегов.

Имеются веские основания утверждать, что порт Киль покинуло в те дни не менее 60—70 подводных кораблей со «спецгрузами» на борту (надводные корабли и транспортные суда уходили сотнями!). С 30 апреля по 8 мая 1945 года английская авиация (только она и оперировала в зоне проливов в это время) потопила 20 фашистских субмарин. В проливной зоне тогда было очень трудно обнаружить с воздуха подводную лодку, тем более следовавшую под «шнорхелем». Поэтому весьма вероятно, что многим фашистским субмаринам удалось незамеченными форсировать проливы и прибыть в порты своего назначения.

Однако U-534 не повезло. К середине дня 5 мая 1945 года, когда лодка уже миновала остров Самсё и приближалась к восточному глубоководному фарватеру Каттегата, самолет британской береговой авиации обнаружил ее в 200 милях от Киля, в районе острова Анхольт.
Фрегаттен-капитан Герберт Ноллау отдал команду: «Срочное погружение!» Но не успели цистерны быстрого погружения заполниться водой, как море вокруг корабля закипело от разрывов глубинных бомб. Одна из них разворотила боевую рубку. Лодка ушла на дно и легла с небольшим креном на правый борт и сильным дифферентом на нос. Прочный корпус субмарины не пострадал. Всем, кто не погиб при взрыве бомбы, удалось перебраться в корму.

Люди надели водолазные костюмы с кислородными приборами и химическими грелками (вода в Каттегате 5 мая имела температуру всего плюс 8 градусов). На поверхность выходили по одному через трубы торпедных аппаратов. Последним подводный корабль покинул его командир Герберт Ноллау. Спасшиеся прихватили с собой и надувную резиновую лодку. Можно не сомневаться,— всем выбросившимся на поверхность была оказана немедленная помощь со специальных постов на датских островах.

Герберт Ноллау тайком вернулся в Германию, но угодил в лагерь для военнопленных в английской зоне оккупации. Вскоре англичане отпустили его на свободу. До 1966 года — до своей смерти — Ноллау жил во Франкфурте-на-Майне, упорно храня молчание об обстоятельствах гибели U-534 и месте ее потопления англичанами. Безусловно, кое-кто из спасшихся вместе с Ноллау жив по сей день и также хранит молчание о случившемся майским днем сорок пятого года в проливе Каттегат.

По сообщениям скандинавской прессы, несколько лет назад группа датских водолазов получила разрешение на проведение работ по подъему затонувшей фашистской субмарины. По мнению специалистов, поднять лодку с 32-метровой глубины при современном уровне техники судоподъемных работ — незатруднительно. Датские водолазы настаивали, чтобы при подъеме субмарины были приняты чрезвычайные меры предосторожности и охраны района работ, точные координаты которого держатся в секрете. Ведь сообщение о находке в Каттегате вызвало сенсацию. Шведские, норвежские, датские, западногерманские и американские газеты писали о «несметных богатствах» на борту U-534. Одна западногерманская судоподъемная фирма рвалась получить контракт на подъем корабля.

Однако неожиданно датские власти выступили в печати с заявлением, в котором говорилось, что «поскольку подводная лодка U-534 обнаружена в территориальных водах Дании, то право решать вопросы, связанные с ее подъемом, принадлежит только королевскому правительству». После этого заявления вовсе прекратились какие-либо дальнейшие публикации о U-534. Невольно создавалось впечатление, что идут какие-то закулисные переговоры и торги...

Так продолжалось почти восемь лет, и лишь в феврале 1987 года в датской газете «Биллед бладет» появилось сообщение о том, что один из аквалангистов, обнаруживших в 1977 году на дне Каттегата субмарину U-534 — Aгe Енсен, и его напарник, журналист Тюрстен Каист, все еще не оставляют своей мечты о подъеме этой подводной лодки.

Что толкает этих людей на подобное небезопасное и дорогостоящее предприятие? Конечно, удача в подобной же операции соседей — норвежских водолазов. В том же Каттегате они, подняв, можно сказать, под носом датчан нацистскую подводную лодку U-843, завладели ценным грузом — оловом, каучуком, молибденом и другими важными стратегическими материалами, которые гитлеровское командование тайно ввозило в страну для обеспечения сырьем своей военной промышленности. Норвежцы тогда заработали 35 миллионов крон. Только продажа корпуса субмарины на металл принесла им целый миллион.

Что же касается лодки U-534, то шансы поднять со дна моря «миллионы» невелики. Во-первых, весьма логично предположить, что за минувшие после обнаружения лодки годы кто-то с согласия датских властей уже побывал в ней и извлек все самое важное. Видимо, не случайно все это время вокруг субмарины существовала подозрительная завеса молчания. Во-вторых, не вызывает сомнения, что спасшиеся с U-534 гитлеровцы уничтожили или прихватили с собой наиболее важные документы, а также все компактные ценности. Во всяком случае, заслуживает внимания утверждение нескольких оставшихся в живых членов экипажа, что на борту U-534 якобы не было никаких ценностей, а ее груз состоял лишь исключительно из различных образцов оружия...

Собирая средства для проведения судоподъемных работ, Енсен и Каист обратились за помощью к британской радиотелевизионной компании Би-би-си, а также к телекомпании США Эн-би-си. Англичане не смогли дать запрошенную сумму. Зато американцы охотно согласились, но с условием передачи в их собственность значительной части поднятой со дна моря добычи.

Не станем гадать, будет ли поднята со дна моря субмарина U-534 и обнаружат ли в ее отсеках водолазы (или уже обнаружили?) что-либо важное и ценное. Океаны, моря, горы, леса и озера хранят еще немало тайн, подобных тайне U-534. Напомним, что еще далеко не все из 20 гитлеровских субмарин, потопленных в проливной зоне, обнаружены. Еще не найдены ценности, награбленные и спрятанные гитлеровцами в «Альпийской крепости», не обнаружены и по сей день многие уникальные ценности, вывезенные с территории нашей страны...

И. Быховский, Г. Мишкевич

Рубрика: Без рубрики
Просмотров: 7315