В тихом Баден-Бадене

01 февраля 1984 года, 00:00

В тихом Баден-Бадене

Баден-Баден — город небольшой, и пока я ходил по нему, смотреть на карту-схему не было необходимости. Главный стержень его — Длинная улица. Параллельно ей мощеный переулок — сплошные витрины кафе, множество столиков на тротуарах. Неподалеку начинаются узкие, ведущие в гору асфальтированные улочки, вдоль них — дома за заборами из проволочной сетки...

Начинаю вспоминать поездку, и тут текст путеводителя в полтораста страниц убористого текста — как голос собеседника, приводящий набор эпитетов, характеризующих Баден-Баден: романтичный, спокойный, умиротворенный, представительный, искрящийся (это о фонтанах), загадочный (о тихих улочках), гостеприимный...

Все вроде бы так. Этому городу-курорту, основанному еще «до нашей эры» в отрогах Шварцвальда, свойствен какой-то застоялый ритм жизни. Ничто на первый взгляд будто не беспокоит прохожих, разве что каштаны, роняющие свои колючие плоды на их головы. Все, что происходит на улицах Баден-Бадена, давно уже запечатлено на бесчисленных цветных открытках, гирляндами которых увешаны киоски.

И все же этот список прилагательных из путеводителя показался мне неточным.

...Сентябрьским вечером вокруг небольшого белого автофургона — на его боку написано: «Лазер»,— стоящего на Длинной улице, началась какая-то суета. Когда сумерки сгустились, из окошечка фургона вырвались лучи: три зеленых и красный. Они ударили в рефлекторы, установленные на крыше соседнего здания, отразились от них и попали в рефлекторы, установленные на покрытых мраком горах. Зрелище фантастическое!

— Лазер? Это не опасно? — спрашивает по-английски какая-то женщина своего спутника.

— Нет, конечно,— ответил тот, как мне показалось, не вполне уверенно.

Дети знали лучше. Они подбрасывали картонные диски, стремясь попасть в лучи. Пересекаемые кружками лучи били прерывисто, свет пульсировал. Никто не мешал этим забавам — «лазер» был просто-напросто игрой, устроенной в честь Международного олимпийского конгресса, проходившего в те дни в Баден-Бадене.

И все-таки игра лучей напомнила о картинке, напечатанной в одном американском журнале: всемогущий лазер поражает советские ракеты, спутники и самолеты. Не у меня возникли эти ассоциации. Жители Западной Германии, мягко говоря, не страдают от отсутствия рекламы последних «новинок» министерства обороны США...

Утром, когда безобидный «лазер» не работал, неподалеку от фургона группа молодых людей раздавала прохожим листки. Это была газета на четырех полосах— «Телеграф фюр Баден». И без знания немецкого языка был понятен смысл газетной полосы, призывающей запретить размещение на территории Западной Европы новых ядерных ракет средней дальности. Здесь же — информация о Крефельдском воззвании (Крефельдское воззвание — документ, принятый в городе Крефельде (земля Северный Рейн-Вестфалия), где развернулась еще осенью 1981 года борьба населения ФРГ против установки на территории страны американских ракет. (Примеч. авт.))...

Я обратился к мужчине лет тридцати, раздававшему газеты.

— Сколько собрано подписей под Крефельдским воззванием в Баден-Бадене?

— Более полутора тысяч. И каждый день эта цифра растет.

— Те, кто сейчас пытается скомпрометировать антивоенное движение в нашей стране, заявляют, что все это «происки коммунистов»,— вступает в наш разговор парень из группы распространителей газет.

— А чему удивляться? — пожимает плечами второй.— Ведь им необходимо опорочить тех, кто против ракетного безумия. Не очень-то это у них получается. Движение поддерживают люди самых различных политических взглядов, объединенные одной целью — не допустить наращивания военной мощи США в Западной Европе. Вот возьмите,— протягивает он листок бумаги.

Это приглашение на церковную службу в Штадткирхе «по случаю Международного олимпийского конгресса».

Вернувшись в гостиницу, читаю текст. Составители приглашения напечатали в нем текст «Молитвы за мир» на французском, английском и немецком языках. Молитва заканчивалась словами: «Пусть люди идут навстречу друг другу в играх и спорте, но не с оружием в руках».

Да, эпитеты «умиротворенный» и «спокойный» в Баден-Бадене теперь звучали полнее. Как «мирный», «стоящий за мир».

«Телеграф фюр Баден» излагает события сухим языком, но я выписал несколько фраз из него. Они, мне кажется, достаточно яркий аргумент против доводов толстого путеводителя по Баден-Бадену:

«...США непомерно раздувают свой военный бюджет. В результате резко сократятся ассигнования на социальные нужды, и в первую очередь пострадают простые американцы...

Соединенные Штаты настояли на развертывании новых ядерных ракет в Западной Европе и пускают в ход шантаж, чтобы принудить своих партнеров по Североатлантическому блоку раскошелиться на военные нужды...

США потребовали развернуть американские ядерные ракеты на территории Японии и в Южной Корее...»

Эти слова в местной газете уже тогда, в сентябре, звучали сигналом тревоги, который услышали многие его жители...

«Казино, лучшее казино мира находится в Баден-Бадене! Оно основано в 1855 году! Игра идет на миллионы».

Эта назойливая реклама плескала в глаза спесью разгулявшихся «толстых карманов» не только со страниц путеводителя.

Даже в недорогом кафе скромные плакатики вкрадчиво зазывали испытать судьбу, обещали выигрыш, сулили удовольствие риска, острое ощущение победы над тихой серостью жизни...

— Нет, я не пробовал выигрывать,— суховато ответил пожилой господин на мой шутливый вопрос, вызванный изучением рекламы казино.— Боюсь, что мыто не выиграем.

Мы оказались рядом в закусочной, где одноместные столики — на одну тарелку, одну чашку, один стакан — стояли вроде бы достаточно свободно, чтобы создать иллюзию независимости, но и не настолько просторно, чтобы избежать взгляда соседа.

Он увидел карточку пресс-центра на моем пиджаке, прочел на ней название советского издания, от которого я был аккредитован, и с мрачным юмором повторил:

— Мы не выиграем. И тем более в этой, «большой игре».

Сдержанный кивок головой куда-то на дверь.

— Что вы имеете в виду? — не понял я.

— Мы проиграем от этих ракет,— неожиданно жестко заключил он.— Вы поймите, не все от нас зависит. Хотя...

Мне показалось, что «поймите» звучит очень уж нерешительно.

— Не от нас. Да, не от нас, служащих, рабочих,— взгляд на часы.— Мы слишком маленькие люди, я и мои друзья. Но, пожалуй, если нас не услышат в Вашингтоне, мы постараемся, чтобы услышали в Бонне.

Я не успел, да и не нашел повода спросить его имени. Он поставил на столик пустую кружку:

— Должен спешить. Нам, старшему поколению, приходится спешить. Поймите, другого места мне до пенсии не найти.

Сдержанный, он слегка поклонился и вышел...

С Эрнстом Гебауэром и его супругой Хельгой мы встретились на теплоходе, шедшем по Рейну.

Западная пропаганда работает вовсю — и по принципу «капля камень точит» — с большим или меньшим успехом все же внушает согражданам чувство страха перед «советской угрозой». Западногерманский читатель, радиослушатель и телезритель знает все о «коварстве русских». И не знает почти ничего о нашей стране — потому в общении с советскими людьми дезинформированность проявляется прежде всего в настороженности.

Супругам Гебауэр этой настороженности хватило минут на десять. Потом наша беседа с представителем компании «Паркер» и его женой вошла в самое обычное русло. Дети... — у них две взрослые дочери. Машина... Мирные заботы, тихая река в центре Европы...

Разумеется, за время, отпущенное на прогулку по Рейну, мы не могли стать друзьями. Можно лишь говорить о знакомстве.

Но и из этой сентябрьской встречи, как и из многих других, стала ясна простая истина: те, кого принято именовать «рядовыми жителями» ФРГ, менее всего разделяют воинственный настрой Соединенных Штатов.

Баден-Баден, Крефельд, Штутгарт — разные города одной страны — ФРГ. Как в Италии, в Великобритании, народ ФРГ гневно протестовал против превращения Западной Европы в послушный полигон США. Осень, зима прошлого года прошли неспокойно — все, кто ясно понимал, что новое поколение американских ракет несет опасность для всего мира, выходили на улицы, устраивали демонстрации, подписывали воззвания, пикетировали парламенты, блокировали военные базы. Протесты не смолкают: евроракеты подошли к порогам домов простых людей Западной Европы.

Я вспоминаю Баден-Баден с надеждой, что жители его не оставят своих усилий в отстаивании мира. Не могут оставить, ибо в этих усилиях — единственный выход, что бы ни предпринимали недальновидные деятели из бундестага, позволившие США использовать территорию ФРГ для целей, не имеющих ничего общего ни с безопасностью, ни с национальными интересами страны...

Виктор Грибачев, спец. корр. журнала «Журналист» — специально для «Вокруг света»

Баден-Баден — Москва

Просмотров: 8862