«Беларусь» в португальском поле

01 декабря 1982 года, 00:00

«Беларусь» в португальском поле

Желание написать об этих двух людях возникло у меня после того, как побывал на празднике урожая в поселке Алвиш, что в Алентежу.

На праздник, а проводят его последние восемь лет ежегодно, собираются крестьяне со всего уезда. В Алвише находится кооператив имени 1 Мая, и главная его усадьба — центр всех праздничных мероприятий. Под большим навесом сооружают подмостки, расставляют деревянные скамейки и несколько сот складных стульев, свезенных сюда со всей округи. Стропила, поддерживающие навес, украшают гирляндами цветов и сосновыми лапами. Здесь проходит торжественная часть праздника и выступают самодеятельные ансамбли, в репертуаре которых преобладают народные песни и танцы района Алентежу.

Португалия — небольшая страна, но фольклор ее необычайно разнообразен. Песни и танцы из Тразуж-Монтиш никогда не спутаешь с теми, которые исполняют в Алгарви, а их — с мелодиями Рибатежу. Манера певца из Рибатежу отлична от манеры собрата из Алентежу.

Здешние женщины носят шляпы, формы которых сразили бы наповал самых экстравагантных модниц. Сделаны они в форме большого кувшина с роскошным букетом полевых цветов и красных гвоздик. Уму непостижимо, как такое замысловатое сооружение не только можно удержать на голове, но и при этом выписывать ногами сложные па народного танца!

Начался праздник парадом тракторов и грузовиков, украшенных лентами. Вот тогда-то я и заметил во главе колонны три советских трактора. Увидеть их было все равно что встретить старых знакомых.

Стоявший рядом со мной сухопарый крестьянин вдруг, захлопав в ладоши, закричал: «И третий идет! Как новенький!» Оказалось, один из советских тракторов в разгар уборочной страды получил по неопытности тракториста серьезное повреждение, и все были уверены, что его не удастся отремонтировать. Но на второй день после аварии, в воскресенье, приехал советский специалист, и к утру следующего дня трактор снова вышел в поле.

И мне захотелось рассказать о двух советских специалистах в Португалии.

— Познакомьтесь: это владелец трактора сеньор Домингуш Робалу, а сеньоры Вячеслав и Владимир — представители завода. Приехали из Советского Союза посмотреть, как здоровье вашей машины, какая ей нужна помощь.

Алфреду Виейра — инспектор по продаже советских тракторов отделения португальской фирмы «Импорэштэ» в округе Каштелу-Бранку,— завершив церемониал встречи, отошел в сторону, предоставив решение деловых вопросов заинтересованным лицам: крестьянину Домингушу и двум советским специалистам — Вячеславу Михайловичу Волковскому и Владимиру Ивановичу Трубникову.

Знакомство состоялось километрах в трехстах от Лиссабона, в деревушке Роса Комета. Добраться до нее можно за час от Каштелу-Бранку на автомашине, если, конечно, она способна передвигаться по не очень комфортабельным дорогам португальской глубинки. Волковский работает в Португалии уже четвертый год, а Трубников — всего лишь несколько месяцев. Оба инженеры-конструкторы, специалисты по тракторам. Вячеслав Михайлович с Минского тракторного, а Владимир Иванович — с Липецкого. И тот и другой находятся здесь по командировке нашего внешнеторгового объединения Трактороэкспорт, консультируют португальскую фирму, занимающуюся продажей и эксплуатацией советских тракторов. Часто им приходится выезжать на места к владельцам «Беларусей» и «Владимирцев», чтобы постоянно знать, как чувствуют себя наши машины, с какими трудностями сталкиваются их хозяева. Для двух человек задача не из простых, если учесть, что число советских тракторов на португальской земле к началу 1982 года перевалило за четыре сотни, и разбросаны они почти по всем провинциям — от Вьана ду Каштелу на севере до Фару на юге.

Крестьяне севера страны, как правило, люди степенные, невозмутимые. А Домингуш Робалу был явно взволновал и польщен. Подумать только, иностранные инженеры приехали специально посмотреть его трактор, посоветовать, как нужно за ним ухаживать. Он сбегал в сарай, принес ящик с инструментами, достал ветошь, смахнул налипшие на радиатор комья земли и стал подробно рассказывать Волковскому о каких-то своих трудностях.

— Что-нибудь серьезное? — спросил я Вячеслава Михайловича.

— Да нет,— ответил Волковский,— отказала гидравлическая система. По-моему, попала грязь и стал зависать перепускной клапан. Сейчас мы с Володей посмотрим, может быть, механика вызывать-то из Каштелу-Бранку и не нужно.

— Вы что, сами и ремонтируете?

Волковский улыбнулся:

— Конечно, нас никто бы не упрекнул, если бы мы, обнаружив дефект, сделали заметку в своих блокнотах и, вернувшись в Каштелу-Бранку, просто сообщили руководителям местного филиала, что сюда нужно прислать механика. Механик приехал бы завтра, а может, послезавтра и сделал бы все как положено. Но у трактора-то будет простой — сутки или двое! А главное — что подумает о нас этот крестьянин, который ждет, что мы ему поможем. Именно мы, инженеры, специально приехавшие посмотреть его трактор. Приехали и уехали? Согласитесь, что так не пойдет. Руки останутся чистыми, а честь марки?

Вячеслав Михайлович подошел к ящику с инструментами, отобрал какой-то ключ, прихватил отвертку и присоединился к Трубникову, который, то и дело поправляя сползающие с переносицы очки, над чем-то колдовал у машины. К восторгу Домингуша Робалу минуты через две гидравлика послушно заработала.

— Вот и все, — произнес Трубников, вытирая ветошью перепачканные маслом руки.— Можно ехать дальше.

А хозяин трактора тихонько спросил у меня, что сказал этот специалист, так быстро исправивший его машину.

— Он,— пояснил я,— просто сказал, что все в порядке, и мы отправимся сейчас смотреть еще один трактор в другую деревню.

Но прежде чем попрощаться, Волковский терпеливо — и приличным португальским языком — объяснял Домингушу, какой уход любит трактор, какое давление воздуха должно быть в передних, а какое — в задних колесах, почему отказала гидравлическая система.

А потом мы поехали в деревню Ладуэйру, где работали два наших трактора, один — Владимирского, а второй — Минского заводов. У владельца «Владимирца» трактор стоял в гараже, и молоденький паренек-тракторист, возбужденно размахивая руками, стал, как мы вошли, доказывать, что трактор невозможно завести, а вот когда он работал целый год на «англичанине», тот хоть часто ломался, зато всегда заводился безо всякого труда.

Вячеслав Михайлович молча стал что-то проверять в железных тракторных внутренностях. Через несколько минут мотор послушно затарахтел — к великому удивлению тракториста. Волковский успокоил паренька, сказав, что во всем виноват севший аккумулятор. Сеньор Алфреду Виейра сделал пометку в блокноте: «Сменить аккумулятор у трактора Т-25-А2, купленного хозяином Жозе Монтейру Фолгаду в деревне Ладуэйру». Волковский, в свою очередь, попросил Трубникова заметить: необходимо проследить, чтобы механики фирмы перед отправкой тракторов покупателю тщательно проверяли состояние аккумуляторов.

В Ладуэйру мы еще заглянули к крестьянину Антониу Консейсао Кабелу. Собственно говоря, это посещение не было запланировано, так как никаких жалоб от хозяина в контору филиала не поступало, да и гарантийный срок обслуживания трактора давно истек. Но Вячеслав Михайлович в прошлом году побывал у Антониу Кабелу, и — если уж находиться в этой деревне — почему бы не проявить внимание клиенту?

День клонился к вечеру, погода стояла промозглая, плотный туман лег на землю, и, казалось, его можно было даже пощупать, а тут еще порывы ветра невесть откуда несли с собой клубы водяной пыли. Вячеслав Михайлович почти на ощупь вел «Жигули» по раскисшей проселочной дороге, стараясь не проскочить место, где у поваленного плетня мы должны повернуть налево, к жилищу Кабелу.

Трактор стоял на обочине около участка. Он выглядел, можно сказать, нарядно, ухоженно. Очень чистенький, нигде ни царапины. Прямо из тумана на нас вышел мужчина, держа под мышкой крошечного ягненка. Узнав Волковского, широко улыбнулся:

— О, сеньор Слава, как поживаете? Рад вас видеть. В гости к нам?

— Решили посмотреть, как ваш трактор,— пояснил Волковский.— Жалоб нет?

— Нет-нет,— взмахнул рукой крестьянин, чуть не выронив ягненка.— Как тогда, в прошлом году, поправили, так все время и работает. Очень я доволен. Мои друзья сначала говорили: «Намучаешься ты с этим советским трактором. Никто его не знает, раз он дешевле других, значит — плохой», а сейчас уже не один мне признавался, что думает тоже обзавестись таким же «Беларусем». Вот только говорят, теперь еще труднее будет кредит в банке получить, а без кредита нечего и думать о тракторе. Ни одному из нас это не под силу, без долгосрочного кредита.

Антониу Кабелу произнес «Беларусь», сделав ударение на «а». Так здесь называют советский трактор — любой, а не только Минского завода.

Вячеслав Михайлович завел трактор, постоял, прикусив нижнюю губу и, склонив на плечо голову, послушал. Зачем-то притронулся к корпусу, выключил зажигание и произнес: «Нормально».

...В Каштелу-Бранку гостиница «Каравелла» находится впритык к авторемонтной мастерской «Империа», половину помещения которой занимает здешний филиал фирмы «Беларусь». Филиал специализируется на «Владимирцах» — машинах Владимирского тракторного завода. Здесь португальские мастера тщательно осматривают и испытывают каждый трактор перед тем, как отправить его покупателю.

В первые годы работать здесь было очень трудно. Наши тракторы должны были еще завоевывать признание у потенциальных покупателей, а конкуренция солидная, фирмы других стран обосновались в Португалии давно, и встать в их ряд, показать себя, завоевать себе достойное место было не так просто. Потому-то инженеры должны быть всесторонне подготовлены к такой работе. И Волковский и Трубников — специалисты высокого класса — готовились на своих заводах к поездке больше года.

Конечно, им позарез было необходимо овладеть хотя бы основами португальского языка. Увы, он не самый распространенный из изучаемых у нас. При заводах существуют курсы иностранных языков, но преподавателей португальского не нашлось, и обоим пришлось изучать испанский: тоже романский язык, вдобавок близкородственный.

Вячеслав Михайлович чувствовал себя если и не как рыба в воде, то, по крайней мере, уверенно при обсуждении на португальском языке любых тракторных дел, а Владимир Иванович первое время старается побольше слушать и поменьше вступать в разговоры.

— Знаете, весной 1979 года,— вспоминает Волковский,— в Монтижу — недалеко от Лиссабона проходила демонстрация нашей продукции. Я тогда первый раз принимал в ней участие. Вывел трактор на поле, хотя какое там поле — просто гигантская лужа, заполненная грязью. И вот наш «Беларусь», пройдя несколько метров, глубоко завязает в грязи и ложится на трансмиссию. Другую машину пришлось бы вытаскивать двумя бульдозерами. Но у нашего трактора такая превосходная система гидравлики, что он буквально вырвал себя, как здесь говорили, «за волосы» и вылез из грязи. Трактор купили.

Ну да это еще что! Демонстрировали мы работу липецких тракторов на севере страны, в Гуарда. Участок выделили, прямо скажем, поганый. Крутые склоны, местность каменистая, неровная. Понаблюдать, как мы станем действовать, приехал представитель фирмы «Фергюссон». Увидел он, что за поле, возьми да и брякни: «Если удастся вспахать такую почву, то мне здесь делать нечего». А наш трактор пошел прекрасно. Смотрим, представитель «Фергюссона», ни слова не говоря, поворачивается, садится в машину и уезжает. Даже не попрощался. Тогда я понял, что такое полное удовлетворение.

Местные владельцы тракторов хотя и имеют водительские права, но в большинстве своем слабо знают технику, теряются при малейшей неисправности. Наша задача — помочь приобрести уверенность в своих силах.

Конечно, это требует дополнительной затраты сил и времени. Зато реальнее ощущаешь результаты своего труда. Поэтому здесь, в Португалии, и проводишь треть жизни в командировках. Плохо, что с семьей редко приходится бывать. Наташа, жена моя, по профессии — биохимик, работала в Академии наук Белоруссии, а здесь какая же работа! Сидит дома с дочкой. Правда, Нине — Володиной жене — еще труднее с двумя малышами, но что поделаешь.

...Рано утром мы выехали из Каштелу-Бранку в Лиссабон. Первые километров пятьдесят прошли, как и вчера, сквозь густой туман, а потом выглянуло солнце, погода стала похожа на нашу весеннюю.

— Какой сегодня день? — вдруг спросил Волковский.

— Суббота,— подсказал я.

— Слушай, Володя,— обратился он к Трубникову,— а что, если заберем семейства и съездим завтра на несколько часов в лес?

— Согласен,— ответил Трубников. И, чуточку помолчав, осторожно добавил: — Если куда не вызовут...

Олег Игнатьев, корр. «Правды» — специально для «Вокруг света»

Каштелу-Бранку—Лиссабон

Просмотров: 5628