Камни Типазы

01 мая 1991 года, 00:00

Камни Типазы

Цвета Алжира — зеленый и белый. Белые дома, зеленый берег. И, конечно, синий цвет моря. Наш путь лежит на запад, где в 70 километрах от алжирской столицы у подножия горы Шенуа раскинулся уютный белый городок Типаза, а в нем — удивительный археологический музей под открытым небом. Здесь все как в любом алжирском музее: ограда, строгий пожилой смотритель, веселые белозубые мальчишки, готовые предложить доверчивым туристам «настоящие римские монеты», но за оградой — действительно седая древность.

История Типазы кажется вечной, как море и скалы. Так же, как и сейчас, ласкало солнце чудесный берег и в день, когда здесь поднялись из воды весла первого финикийского корабля. Какой была встреча финикийцев с хозяином здешних мест — берберским вождем? Не пролилась ли кровь? Этого мы никогда не узнаем. Но финикийцы остались. Было это более трех тысяч лет назад.

Во II веке до нашей эры под ударами римских легионов пал венец созданной потомками финикийцев — пунами — великой цивилизации: гордый Карфаген. В Северную Африку вступил новый хозяин, быстро освоивший владения поверженного врага — римский воин. Славные солдаты требовали награды, ведь как радовали глаз чудесные бухты Типазы! И ветераны были щедро наделены землей в ее окрестностях.

Богаты новые римские провинции — Нумидия, Мавритания. Вчерашний легионер доволен: плодородна земля, обильны урожаи оливок. Вот только за рабами, как и везде, нужен глаз да глаз. А потому — да здравствуют армия и порядок! И то, и другое требует хороших дорог — словно прочная нить, нанизывает бегущая вдоль побережья мощеная дорога бусинки приморских городов; готово новое ожерелье для гордячки — Римской империи. Уютно лежит в этой связке Типаза — между Икозиумом и Цезареей (в наши дни — между городами Алжир и Шершель).

В 1949 году французские археологи расчистили 200-метровый отрезок дороги. Реставрации не потребовалось: ровная, плотно замощенная лента шириной 14 метров оказалась почти не тронутой временем. Между плитами даже трава не пробилась — так тесно они уложены. Сколько поколений прошло по этим камням! Что ж, пойдем и мы.

Поворот, а за ним — нимфей. Этим музыкальным именем называли главный городской фонтан. Сюда нес ледяную горную воду трехэтажный акведук, отчасти сохранившийся в окрестностях Типазы. Целесообразное должно быть красивым — таково было правило древних строителей. Типазский нимфей считается самым прекрасным среди подобных памятников Северной Африки. Конечно, он сильно разрушен. Но немного воображения, и... перед нами полукружие стройных колонн, между которыми каскадами струится вода, растекаясь множеством ручейков по мраморным желобам. Воды хватало всем. Здесь наполняли узкогорлые кувшины гибкие смуглые рабыни, а там, в стороне, вода лилась в каменное корыто, к которому тянулся усталый ослик колона-виноградаря.

Полукруглая каменная стена прорезана несколькими крутыми лестницами. Поднимаемся по ступенькам наверх. Перед нами — театр, один из немногих в Римской Африке, построенный в виде глубокой чаши. Какие таланты блистали здесь, развлекая зрителей веселыми фарсами! Манит к себе просторная сцена, и в шорохе листвы слышатся голоса многочисленной публики.

Неподалеку можно было насладиться куда более острым зрелищем. По арене амфитеатра под рев толпы неслись, сталкиваясь, тесня друг друга, лихие колесницы. Успехи искусных возниц заставляли долго говорить о себе. Было что обсудить в типазских термах, от которых сохранились фрагменты сводов над мраморными скамьями, бассейны...

В стороне, на холме,— развалины капитолия и храмов обрамляют форум. А вот место жертвоприношений. Нет, не кровь проступает на древнем камне — это всего лишь темный багровый лишайник. Боги хранили Типазу, ее жители не скупились на жертвы. Отдавали дань храмам, уделяли время веселью, но делу — время, потехе — час.

...Снова в порт прибыли рыбаки с богатым уловом. Значит, потянет резким морским запахом от сушилен для рыбы, найдется работа и для мастеров по приготовлению острого рыбного соуса — гаруша, которым славилась Типаза. Рядом за стеной — днища огромных сосудов. Здесь хранилось вино — редкий сельский хозяин в окрестностях города не имел своего пресса для винограда.

А эта улица, бегущая к воде, заслуживает особого внимания. Дома просторны, гладкие плиты скрывают от глаз сточные канавы. Мозаичные полы храмов, резные базы колонн, а впереди, у моря, чудесная вилла: стены и крышу дорисует воображение, остальное — перед нами: чаша фонтана, прямоугольник внутреннего дворика с широкими мраморными скамьями...

Шло время. Над языческой Типазой занималась заря христианства.
Песчаная дорожка ведет нас на вершину скалы. Здесь в IV веке поднялась над морем и городом величественная базилика. О ней напоминают лишь остатки чудесных мозаичных полов и обломки колонн, разделявших 9 нефов храма. У купели совершал обряд крещения епископ Александр, который заслужил уважение прихожан тем, что увековечил память первого епископа Типазы и восьми его сподвижников, построив на старом кладбище прекрасную капеллу. Девять резных саркофагов образуют круг на мраморном возвышении.

Долог и труден был путь первых христиан Типазы. По преданию, молодая девушка по имени Сальса разрушила языческого идола, и разъяренная толпа сбросила ее в море. Но волны осторожно вынесли девушку на берег, не приняв жертвы. Церковь канонизировала ее, и с тех пор у христиан Типазы появилась своя защитница — святая Сальса. В 484 году вождь вандалов Хунерик ворвался в город и устроил страшную резню. Но христиане не отвернулись от своей религии. Часть их бежала в Испанию, каждому из оставшихся кровожадный вождь повелел отрезать язык и правую руку.

Много крови и горя видела Типаза. Пришедшие в VI веке византийцы постарались защитить город каменной стеной и сторожевыми башнями. Одна такая башня и поныне высится над морем.

XX век тоже оставил в Типазе свой след: на скале стоит каменная стела в честь Альбера Камю, автора знаменитой «Чумы», а также прекрасных страниц о любимой им Типазе.

Арабский Алжир рядом, но существует как бы в другом измерении. Местные жители — редкие гости на развалинах, чего не скажешь об иностранцах. Наверное, не случайно столько средств и трудов вложили в раскопки Типазы французские археологи в десятые и сороковые годы нашего века. И поныне лучшие путеводители по археологическому музею — французские.

И все же нынешние алжирцы — плоть от плоти этой страны, слишком древней, чтобы быть колыбелью лишь одного народа. И пусть на надгробьях Типазы не вьется арабская вязь — в крови алжирских арабов живет уважение к седине веков. А потому местные власти стараются сберечь выщербленный римский мрамор, и рука мусульманина-каменщика добросовестно заделывает трещину в крестильной купели.

Страшный враг этих мест — стихия. Немало землетрясений пережила Типаза, и каждое из них — беда не только для жителей, но и для древних построек. В октябре 1989 года жестокая подземная буря унесла немало человеческих жизней, разрушила дома. Серьезно пострадал и музей. Но вскоре была принята правительственная программа восстановления этого исторического памятника, имеющего мировое значение.

...Древняя лодочка Типазы мирно покачивается на волнах Средиземного моря у самого борта огромного исламского корабля Северной Африки. Матросы покинули ее, время стерло в прах кости гордых капитанов — но Типаза жива, пока еще жива, хотя все глубже уходят в воду ее камни.

Типаза — Алжир

Сергей Губарев | Геннадий Остапенко, наш спец. корр. Фото В. Моисеева

Рубрика: Без рубрики
Просмотров: 6665