Таба Босиу — Гора Ночи

01 мая 1991 года, 00:00

Таба Босиу — Гора Ночи

…Ночь в Масеру оглашается криками петухов. Она еще лежит над городом, и нет намека на рассвет, а их перекличка уже идет вовсю — и продолжается до тех пор, пока вся чаша долины не прогреется солнцем. О ночи напоминает лишь дым затухающих костров, оставленных сторожами...

Именно в эти ранние часы мы покидаем столицу Лесото. Административные здания центра города сменяются одноэтажными строениями, а все пространство усеяно лишь круглыми и прямоугольными домиками с крышами из тростника или оцинкованного железа. Возле каждого жилища непременно клочок земли с посадками кукурузы, картофеля. И вот мы уже за городом. Открывающийся вид захватывает дух. Справа и слева возделанные поля с разбросанными среди них тут и там молодыми лесопосадками, В Лесото овраги — бич земледелия. Поэтому и существует здесь официальный праздник «День посадки деревьев». И все население страны, включая Его Величество короля Лесото Мошеша II и его кабинет, участвует в этот день в озеленении.

С основной магистрали, связывающей Масеру с другими городами, мы сворачиваем на проселочную, хорошо укатанную дорогу. До цели нашей поездки осталось несколько километров. Дорога идет вдоль невысоких гор с плоскими вершинами. Горам Южной Африки более сотни миллионов лет. Тектонические катаклизмы и длительное воздействие ветров и дождей превратили их в причудливые творения: порой они имеют форму кубов, прямоугольников, конусов или гигантских каменных «грибов». Все зависит от расположения в них горизонтальных слоев базальта и песчаника. Вся западная часть Лесото по сути состоит из таких разрушенных временем гор. Если базальтовый слой располагался выше песчаного — а песчаник выветривается и разрушается быстрее, — то гора превращается в гигантский гриб, на «шляпку» которого забраться почти невозможно.

И вот мы у цели. Перед нами — священная гора Таба Босиу, «Гора Ночи», как переводится это название с языка народа басуто — сесуто («басуто» означает «люди суто»,«сесуто» — «язык суто». — Ред.). Прямо под ней притаилась деревушка. Дома стоят один над другим, подпирая своими крышами-конусами друг друга. Улочки, если их так можно назвать, петляют вдоль сложенных из камня заборов. Нас тут же окружают гостеприимные жители, любопытная детвора. Появился и гид — немолодой, с размеренными, неторопливыми движениями, с посохом в руках. На нем — черные брюки, светло-коричневый пиджак, шляпа и туфли — одежда явно не для похода в горы. Обменявшись традиционным приветствием «хоцо» — «мир тебе», мы расписываемся в Книге почетных гостей и, заплатив за предстоящее восхождение, отправляемся вверх по узкой тропе.

...Государство Лесото родилось в результате почти столетней борьбы маленького клана бамукатели, ставшего ядром народа басуто, за выживание и независимость... Эта эпоха, отмеченная, увы, не только победами, но и поражениями, всецело связана с человеком, который с детства учился лишь ухаживать за коровами, но затем проявил высокое военное и дипломатическое искусство и прозорливость и небывалую по тем временам гуманность. Звали его Мошеш, или Мошвешве.

Бамукатели были ближайшими сородичами другого клана — бакуена — «людей крокодила» на языке сесуто, само название которого указьи вало на то, что они пришли сюда c севера, с берегов теплых рек Лимпопо и Замбези, где и водились крокодилы. Кстати, тотем крокодила занимает центральное место на гербе Королевства Лесото и считается своего рода эмблемой государства.

Южные суто в долинах рек Оранжевой и Каледон смешались с жившими здесь до этого бушменами — охотниками и собирателями, а также другими племенами банту.

А восточнее Драконовых гор обосновались племена коса и зулу. В начале прошлого столетия на территории нынешнего Наталя образовалось мощное государство зулу, которое! объединил воинственный вождь Чака. Этому государству и его главе суждено было сыграть заметную роль в судьбе многих народов Юга Африки. Имейно в этот период «смутного времени» (здесь его назовут «дифа-кане» — «разбой») начнет создаваться государство Лесото. Казалось, исход столкновения «африканского Наполеона» — Чаки, создавшего огромную армию, и молодого вождя маленького мирного племени бамукатели — Мошеша, — был предрешен с самого начала...

Сначала Чака разорил соседние кланы своего же племени, а затем стал опустошать земли других племен и народов. Они вынуждены были бежать, вторгаясь в соседние земли, грабя их жителей. Волна разбоя и бедствий докатилась до долин Кале-дона и Оранжевой, где жили южные суто. Разгромленные кланы, лишенные своих земель, превращались в мародеров, людей голодных и бесприютных. Бывшие соседи, жившие до этого мирно друг с другом, стали злейшими врагами. Наступил страшный голод. Отчаявшись, они стали прятаться в пещерах и на вершинах гор, откуда совершали набеги друг на друга. И сейчас в Лесото туристам показывают пещеры, в которых проходили оргии каннибалов. В то тяжелое время каждый вождь стремился селиться поближе к «своей», как можно более неприступной горе, чтобы спастись в нужный момент на ее вершине. Если феодалы средневековой Европы строили замки с высокими стенами, то здесь, на Юге Африки, сама природа позаботилась о том, чтобы создать крепости — убежища отдельных кланов и их вождей.

Такую гору в верховьях реки Каледон в районе нынешнего города Бута-Буте и выбрали себе бамукатели. Но в 1824 году ее окружили шайки мародеров и каннибалов, к горе также подступали полчища зулу, она стала ненадежной — ее склоны были недостаточно круты, на ней было мало воды и травы для скота. Рано или поздно они были бы сломлены — либо врагом, либо голодом. В то же время Мошеш слышал от бывалых людей, что южнее, по течению Каледона километрах в ста, есть другая, меньшая по размерам гора, но зато более неприступная, на которой били источники чистой воды, а плоская вершина покрыта густым ковром травы. Эта крепость-гора и стала будущим центром и оплотом государства, первой столицей государства Лесото.

Бамукатели были окружены кольцом врагов: шайками каннибалов и воинами сильного клана батлоква. В это же время подошли сюда и передовые отряды зулу.

И тут проявилась способность молодого вождя верно оценивать обстановку и принимать единственно правильное решение. Воспользовавшись темнотой, он направляет делегацию к командиру зулу с сообщением о том, что весь скот и продовольствие захвачены батлоква. Зулу, нуждающиеся в продовольствии, атаковали ночью лагерь батлоква и разгромили их. Однако и зулу понесли значительные потери во время боя. Кроме того, на них напало еще одно бродячее племя — метисы баролонги. А бамукатели получили передышку. И молодой вождь решает совершить переход на юг, к новой, более надежной горе, хотя многие не верили в успех. Однако Мошеш впервые проявил необычайную твердость и заявил, что, если даже никто не пойдет с ним, он пойдет один. Пошли все.

Путешествие по горным тропам было тяжелым, особенно для престарелых членов клана, женщин и детей, и на пятый день они стали отставать. На седьмой случилось несчастье: шайка каннибалов напала на нескольких отставших и захватила их. Среди них был и престарелый дед Мошеша и несколько детей. Только на девятый день увидели усталые люди долгожданную цель: среди широкой плодородной долины возвышалась стометровая гора, которая стала для них на многие годы домом, крепостью и колыбелью их государства. Говорят, что после опасного десятидневного пути от Бута-Буте они достигли ее поздно вечером. Поэтому и нарекли «Горой Ночи»...

...Мы поднимаемся все выше, Узкая горная тропа переходит в главный подход к вершине — «Кубелу». Его охраняют по бокам, как крепостные башни, два мощных утеса, которые позволяли вести перекрестный огонь по атакующему врагу. А если не хватало копий, стрел и боеприпасов, то в ход шли и камни... Забегая вперед, скажем, что даже артиллерия европейских колонизаторов оказалась бессильной перед этой горой-крепостью. С нее отбивали атаки регулярных английских войск и отрядов буров, и она никогда так и не была ими взята...

Осталось с десяток метров подъема. Неожиданно гид просит нас взять по маленькому камню. «Только без острых углов!» — предупредил он. Мы хоть и с трудом, но разыскали такие и продолжали путь. У самой вершины старик показал рукой на аккуратную горку камней, обошел ее, что-то тихо прошептал и осторожно положил свой кругляш сверху. Он объяснил: каждый, кто приходит сюда с миром, должен показать это. Поэтому и камень должен быть без острых углов, и ни в коем случае нельзя бросать его, а надо именно положить, тем самым демонстрируя свои добрые намерения.

Итак, мы на вершине. И сразу оказались если не в море, то в озере трав — вся вершина представляла собой большие высокогорные пастбища. В 150 метрах от главного подхода стоят как памятники прошлого стены нескольких домов, сложенных из камней. Они поднимаются из травы и смотрят пустыми окнами вдаль. Внутри та же трава... Невдалеке «роща» кактусов вперемежку с кустарником. Мы идем вправо по еле заметной тропе, пробираемся сквозь заросли шиповника и выходим на открытую поляну, посередине которой возвышается эвкалипт, в несколько обхватов, высотой под тридцать метров. Гид усаживается под ним. Здесь, именно под этим старым деревом, его предок проводил военные советы и советы старейшин, вершил суд. Предок? — удивляемся мы. Да, гид утвердительно качает головой, — он на самом деле является праправнуком Мошеша.

...Чтобы укрепить положение своего народа, Мошеш использовал проверенный веками метод: поощрял браки своих сыновей и дочерей с отпрысками вождей других, порою враждебных кланов и племен. Сам он, следуя существующему у банту обычаю, тоже брал в жены их дочерей. Некоторые историки отмечают, что вождь, занятый политикой и войнами, не мог запомнить всех своих номинальных жен и порою снова отдавал их замуж. Но современные историки Лесото стоят на том, что у Мошеша было всего четыре жены; одна была «главной», а другие — номинальными, взятые из политических и тактических соображений, и он действительно выдавал их замуж за своих соратников. Так что утверждение нашего проводника, возможно, и не лишено справедливости...

Первое крупное сражение в новой крепости Мошешу и его воинам пришлось выдержать в 1828 году против отрядов сильного и крупного клана амангване. Они тогда были отброшены воинами племени и жителями деревень. Таких столкновений было десятки. Весть о мужественном и удачливом вожде распространилась по долинам реки Каледон, и остатки рассеянных и разгромленных кланов и племен потянулись к Таба Босиу и ее хозяину.

В конце 30-х годов на землях басу-то стали появляться новые и еще более опасные враги: переселенцы из Европы — буры с их ружьями, пушками и европейской тактикой ведения боя. Наступили еще более тревожные времена.

И здесь Мошеш проявил опять и ум политика, и решительность воина, и просто здравый смысл. Он сразу понял: с копьями и стрелами бороться против огнестрельного оружия он не сможет. И тут же покупает ружья у посредников-торговцев. Он использует все достижения культуры и техники пришельцев, зачастую вопреки желанию своих приближенных.

И все же буры все чаще стали вторгаться на землю басуто. Мошеш пытался уладить споры с соседом — Оранжевым государством, которое временно стало английской колонией, а потом вновь бурской республикой. Мошеш вскоре понял, что англичане и буры стоят друг друга. Поэтому он иногда шел на союз с одними, чтобы выдержать натиск других. Так в 1843 году он заключил договор с английским губернатором Капской колонии, чтобы предотвратить захваты земель басуто бурами. Но, завладев Оранжевым государством, англичане двинулись и на земли басуто. В 1851 году Мошешу удалось наголову разбить войска английского губернатора Оранжевого государства майора Вардена. На помощь ему были посланы тысячи солдат. Но и они потерпели поражение в бою. И тем не менее Мошеш тут же написал миролюбивое послание англичанам: он понимал, что противоборство с ними не закончится, и не желал истощать изнурительной войной и так ограниченные ресурсы своей страны.

В 1854 году Оранжевое государство перешло в руки буров. Опять вспыхнула война, в которой буры широко применяли артиллерию. Но и с ее помощью они не смогли взять Таба Босиу. И все же борьба была неравной. Басуто и их вождь вынуждены были терять свои земли, ибо не могли одной обороной на горе-крепости удержать их. И опять Мошеш идет на союз с английской Капской колонией. 12 марта 1868 года был подписан договор, который гласил, что английская корона ныне берет под свою опеку государство басуто и устанавливает его постоянные границы. Так на карте Южной Африки появился протекторат Басутоленд...

Мы продолжаем наше путешествие по Таба Босиу. Есть ли здесь еще подходы к горе-крепости и где защитники брали воду? — спрашиваем у нашего спутника.

Ответ на второй вопрос мы обнаружили, пройдя не одну сотню метров по вершине и увидев на западной стороне множество мелких озер. Сколько воды в недрах горы! Наверное, целое подземное озеро, поскольку ключи бьют уже многие века и не иссякают. Скорее всего один из верхних слоев базальта залег плотно во всю ширь и стал своего рода «корытом», которое ежегодно в дождливый период наполняется влагой, проникающей сквозь рыхлый нанесенный ветром слой почвы.

Завершается наше «паломничество». Спускаясь обратно другой дорогой, мы получили ответ и на первый вопрос. Эта дорога проходит мимо кладбища, на котором и по сей день находят последнее пристанище потомки Великого Мошеша I. Здесь нет надгробий, оград, плит. Нагромождение камней без острых углов...

Мошеш умер в 1870 году, умиротворенный достигнутым, и был похоронен здесь, на горе, которую он называл своей «матерью». Мы стоим над могилой человека, которому народ Лесото обязан образованием и сохранением государства и который в свое время как-то сказал: «Вот эта гора — «Гора Ночи» — моя мать! Если бы ее не было, то не было бы и людей в моей стране, а значит, и самой страны».

Таба Босиу — Масеру
 
Николай Поздняков, Владимир Смышляев | Фото В. Смышляева

Рубрика: Без рубрики
Просмотров: 5304