Боденье на Грмече

01 июня 1982 года, 00:00

Боденье на Грмече

Когда жаркое августовское солнце до белизны высветлит небо Боснии, пожухнут травы на горных пастбищах, начнут наливаться кукурузные початки — дороги и тропки Грмеча оживают. Пробираясь сквозь толпу пеших путников, едут автобусы, пылят подводы. На зеленой лужайке под Медвежьей горой варят похлебку-чорбу, жарят мясо, торгуют сахарной ватой. Все это прелюдия к тому событию, ради которого собираются люди: бой быков, или, по-местному, по-боснийски,— «боденье». Коррида на Грмече. Впрочем, с классической — испанской — корридой у нее общего мало.

Судейская коллегия из ветеранов грмечского боденья придирчиво проверяет животных, определяет, кидая жребий, порядок схваток. Тем временем гости осматривают быков-«мейданджиев». Тот из нашего села, тот вон соседский, тот и вовсе свой, потому что выставил его брат или дядя, шурин или племянник. Обсуждаются шансы. Споры спорами, но многие прибыли на Грмеч с весьма практической целью: ищут в хозяйство быка. Пока никаких сделок не заключают: качества бойца выяснятся только после боденья, да и хозяевам торопиться невыгодно — если бык победит, цена вскочит чуть ли не вдвое.

Лет двести уже проводится боденье в горах Грмеча. Первые корриды носили сугубо местный характер, бои устраивали прямо в селах, на мейдане — ровной площадке перед домом старосты. Так крестьяне отбирали общинного быка-производителя. Потом появились арены за пределами селений. Самая старая и самая известная из них раскинулась у подножия Медвежьей горы, куда и теперь приводят животных со всей Боснии. Не всех быков, призеров местных конкурсов выпускают на главную арену. После тщательнейшего отбора остается пятнадцать-двадцать пар могучих животных. Владельцам быков разрешают быть рядом со своими питомцами, но любое вмешательство в единоборство запрещено.

И среди хозяев есть ветераны боденья. Например, Лазия Срдич свыше полувека выводил своих быков на бой. Не раз его питомцы получали главный приз...

Солнце опускается, дневная жара спадает; тогда-то и раздается сигнал к началу состязания. На лужайку вызвана первая пара. Соперники появляются с разных сторон мейдана. Останавливаются, поводят ноздрями, словно знакомятся.

— Трке! Трке! — нетерпеливо требуют зрители.— Бодай! Бодай!

Один из быков устремляется вперед. Второй принял защитную стойку. Столкнулись лбами. Застыли, сцепившись рогами.

Первые бои не всегда бывают тяжелыми: в них выступают новички. И зачастую атакуемый не выдерживает натиска и бросается со всех ног с поля битвы.

Опустив голову, покидает арену трехлетний бычок Лазии Срдича — не выдержал первой в своей жизни корриды. Не повезло и владельцу Зеконьи, победителя прошлогоднего турнира: бык коснулся рогами земли. В отчаянье хватается за голову его хозяин.

В старину, когда животным не стачивали рога, боденье могло кончиться трагически: более опытный и хитрый бык, внезапно отступив, пропускал соперника мимо себя и поддевал рогами его незащищенный бок. Или специально натренированный на нечестный прием бык вдруг припадал на передние ноги и резким движением головы пропарывал противнику шею. Это уничтожало самый смысл состязаний — отбирать сильнейших быков.

Приближается вечер. Солнце торопится укрыться за плавной линией Грмечского хребта. Всего два мейданджия осталось в строю. Их поединок и решит судьбу приза. Кто сильнее? Стройный, несмотря на тонну веса, Рудонья? Или витежанский колосс Гаронья, весящий на два центнера больше? Затихли зрители. Черный Гаронья выглядит устрашающе. Кажется, один вид его должен обратить соперника в бегство, а тот упрямо стоит. Быки долго примеряются друг к другу. Гул идет от тупых ударов рогов. Снова соперники сближаются. Кто дольше продержится? Слышится хриплое дыхание. Напрягаются тугие мышцы. Быки ревут, сталкиваются лбами. Отступают. Судья уже готов выкрикнуть: «Ничья!» Но... рыжая туша Рудоньи содрогается. Взбрыкнув, он устремляется в решительную атаку. Столкнулись! Черный колосс остолбенел, развернулся — и пустился наутек.

Победа достается рыжему, более слабому, но отважному. Это, кстати, всем (кроме владельца проигравшего, разумеется) приятнее: «Мал, да сердце юнацкое в груди носит».

Подходит время заключительной процессии. Самым стойким, самым храбрым бойцам девушки повязывают платки и полотенца, специально вышитые к этому празднику.

Победителю грмечского боденья присваивают почетное имя Яблан. Слово это значит «тополь». Тут своя история.

В начале века молодой боснийский писатель Петар Кочич, уроженец примыкающей к Грмечу Босанской Крайны, опубликовал рассказ о состязаниях быков. Герой этого рассказа, боснийский паренек Луйо, страстно мечтает, чтобы воспитанный им бык Яблан победил в поединке «цесарского» быка.

Яблан побеждал всех быков в округе, но до «цесарского», государственного, добраться было не так-то легко. Требовалось получить специальное разрешение. Помог деревенский староста. Пришла нужная бумага. И Яблан на глазах у всей деревни победил огромного, превосходившего его ростом и весом «цесарского» соперника.

Рассказ этот читали, пересказывали по всей Боснии и в конце концов поверили в то, что так и было на самом деле. Так стали победителя ежегодной корриды величать Ябланом...

Опускается вечер. Затихает грмечская арена. Опустело поле сражения.

Только кое-где в толпе расходящихся зрителей вспыхивает вдруг жаркий спор — верно, владелец какого-нибудь быка объясняется с покупателем, оправдывает своего воспитанника, набивает цену...

Увозят и Яблана. Ему построят всей общиной стойло, будут его кормить и холить. Все его потомки пойдут чуть ли не на вес золота: еще бы, в них кровь самого Яблана!

В славе бык будет купаться целый год.

До нового боденья.

Ан. Москвин

Просмотров: 4021