«Бронтозавр» чистит Ольшаву

01 февраля 1982 года, 00:00

«Бронтозавр» чистит Ольшаву

Несколько крестьян из деревень по берегам Влтавы сообщили по начальству, что в Святоянских прудах объявился дракон. Ничего странного в этом сообщении не было — дело происходило в XVII столетии. Дракон стал наводить страх и ужас по всей долине Влтавы. Показания очевидцев совпадали даже в мелочах, расходились они только в одной детали: в числе голов дракона. Кто утверждал, что у «святоянского чудища» одна голова, кто — пять.

Вообще-то в те годы власти на вредных обитателей рек и озер не обращали особого внимания, столько их водилось. Как рассказывают хроники, мост на реке Бероунке построил черт, во Францисканской заводи у Страшниц жил злой дух. Короче говоря, не было приречного городка, где бы не водился свой водяной, а в некоторых и два. В таких условиях в охране водоемов полного порядка не было, но это никого не беспокоило. Святоянский же дракон из-за своих размеров и злобности поселил во властях тревогу.

Думали, думали, решили послать сотню солдат с пушкой.

Хроники об этом рассказывают так.

Десять дней воины ожидали, пока дракон в сумерках не вышел из воды. Очевидно, он успел хорошенько разглядеть пушку, пока солдаты прицеливались, подносили запал и выстрелили. Ядро, судя по всему, угодило в цель, ибо вся сотня под присягой подтвердила, что чудовище утонуло в собственной крови. С тех пор дракона в Святоянских прудах никто больше не видел.

Это была, в сущности, неплохая мысль — выйти на вредителя реки с пушкой. Сто солдат, одна пушка — «пли!» — и вредитель исчезает навсегда.

Конечно, мы живем в другое время, а все же иной раз часто не хватает нам той пушки. Хотя бы потому, что реки надо охранять.

Между городами Яворник и Угерске-Градиште течет река Ольшава. По берегам ее расположились огромные сельскохозяйственные кооперативы: плодородная долина Ольшавы будто специально создана для интенсивного овощеводства. Климат здесь превосходный, почва отменная, но вот вода...

Река Ольшава так грязна, что полив овощных плантаций пришлось прекратить: грязная жижа, которая поступала из реки, ничего, кроме вреда, не могла принести и чувствительным овощным культурам, и людям, которые их разводят. А не купались люди в Ольшаве уже много лет. Какое там купание...

За реку взялись участники «Бронтозавра» — движения Социалистического союза молодежи. Они организовали акцию «Ольшава»; в дальнейшем в ней участвовал буквально весь район Угерске-Градиште.

В 1972—1974 годах на страницах чехословацкого молодежного журнала «Млади свет» родилось движение «Бронтозавр». Название дано было от шутливого рисунка: доисторический ящер, задыхающийся в отравленной атмосфере, тонущий в грязной воде. И подпись: «Бронтозавр этого не пережил». Целью движения стало привлечение молодежи к охране окружающей среды. Пять лет продолжались поиски методов и приемов, успехи перемежались неудачами, пока не выработалась четкая программа. В июне 1978 года ЦК Социалистического союза молодежи Чехии провозгласил охрану природы среди первых задач молодежи.

Активисты движения «Бронтозавр» есть теперь в каждом районе. В 1975 году районные «бронтозавры» попросили местный Национальный совет провести проверку загрязнения вод Ольшавы и ее притоков. Работу согласовали с управлением лесного и водного хозяйства районного совета, к участию привлекли все заинтересованные организации: союз рыболовов, союз охотников, Чехословацкий Красный Крест, Чехословацкий союз женщин. И прежде всего школы.

Всякий предложивший свои услуги получил задание. В пятидесяти шести пунктах у реки, речек-притоков и ручьев с утра до вечера дежурили контролеры. Каждые полчаса они брали пробы воды, замеряли ее температуру и записывали все, что видели в воде и на поверхности. Пробы доставляли в лабораторию в Угерске-Градиште. Там их обрабатывали по вечерам члены ССМ, работники лаборатории. Потом были составлены таблицы, чем именно загрязнены воды. Все дополнялось результатами визуальных наблюдений. «Бронтозавры» составили карты, где были указаны пункты наибольшего загрязнения. Мало того, на картах точно были указаны предприятия, повинные в этом.

Управление лесного и водного хозяйства крепко оштрафовало триста предприятий за загрязнение вод Ольшавы и ее притоков. Им было предписано в течение трех лет снизить загрязнение воды до установленного молодыми учеными уровня. «Бронтозавры»-гидрохимики рассчитали нужное количество очистных сооружений.

А их понадобилось девяносто семь. Для реки длиною всего в тридцать три километра... Ибо загрязнить даже большую реку не так уж трудно. Вернуть к жизни маленькую куда труднее. Фитильной пушкой тут не обойдешься...

После воды следовало взяться за берега: ведь за долгое время прибрежная растительность стала жалкой. «Бронтозавры» договорились с руководителем научно-исследовательской станции лесного хозяйства в Збраславе. Обследовали почву и выяснили, что лучше всего подойдет ива крупноцветная. Ученики угерской гимназии несколько вечеров нарезали на плантациях станции побеги этой ивы. Затем активисты штаба движения «Бронтозавр» развезли связки побегов по школам района. Так начали расти на школьных участках почти пять тысяч саженцев. Растет ива быстро, и большая часть саженцев сегодня уже превратилась в деревья на берегах Ольшавы.

Тем временем «бронтозавры» стали считать ворон. Понимать следует буквально. Вороны облюбовали район Угерске-Градиште. Налетая тучей, они нападали на озимую пшеницу и оставляли после себя опустевшие поля. Вред от ворон исчислялся в миллионах крон.

Существует такое химическое средство — месурол. Предназначение его — отпугивать фазанов в тех местах, где их заповедники подходят близко к полям кукурузы. Зерно, намоченное в месуроле, рассыпают по полю. Птица кидается на зерно и через час пьянеет. Неуверенно взмахивая крыльями, она улетает и... больше в эти места не возвращается. При этом она кричит как раненая. И это главный результат действия месурола. Напуганные ее криком, другие фазаны оставляют это поле в покое.

Но тут воспротивились работники санитарно-эпидемиологической службы: в таких больших количествах месурол не использовали, неизвестно было, как подействует средство на остальных птиц и животных.

Природоведы из районного штаба «Бронтозавр» предложили свои — «нехимические» — услуги. Вороны, как было известно, на одни поля нападали, а другие облетали стороной. В чем тут дело, ни орнитологи, ни земледельцы не знали. Не знали они, и какой вид ворон прилетает, где они ночуют.

«Бронтозавры» из Угерске-Градиште придумали свой метод. По школьному радио — всех школ в районе! — раздавался пароль: «Ворона ждет!» Это означало, что стая прилетела. В кустах и на деревьях появились дозорные с биноклями и блокнотами — ученики седьмых и восьмых классов.

Каждый дозор имел свой квадрат наблюдения с соответствующим номером. Когда наблюдения по квадратам наложили на карту района, орнитологи узнали, что вороны предпочитают поля, где только что прошли сеялки. Поля, обработанные культиваторами, их не интересуют. На магнитофон записали вороньи сигналы тревоги. Долго бились над силой звука: ни на слишком громкий, ни на слишком тихий звук пернатые не реагировали. Зато, когда раздался такой крик, как нужно, ворон словно ветром сдуло.

В законе о воде есть пункт, на основании которого местный совет имеет право закрыть предприятие, не выполняющее предписание управления водного хозяйства о допустимом уровне загрязнения сточными водами рек и озер. Такое решение и было принято: если эти предприятия и хозяйства до октября (за пять месяцев) не построят водоочистные сооружения, они заплатят штраф, их работа будет приостановлена.

Управление водного и лесного хозяйства обратилось к «Бронтозаврам» с просьбой выявить тех, кто продолжает загрязнять Ольшаву «потихоньку». Но и выявлять их следовало в глубокой тайне. Так началась третья фаза операции «Ольшава».

Только учителя школ и преподаватели профессиональных училищ знали дату проведения операции, чтобы никто не догадался о дне проверки. Прошлый опыт показал, что некоторые кооперативы и предприятия дня за два до проверки изменяли режим работы, и из сточных труб вытекала почти питьевая вода. Только на эти два-три дня.

Я уезжал из Угерске-Градиште после «третьей фазы». «Бронтозавры» мне на прощание посоветовали:

— Приедешь через год, захвати плавки. В Ольшаве купаться будем!

Йозеф Велек, чехословацкий журналист

Прага

Просмотров: 5101