Шестой трофей. Гр. Тёмкин

01 декабря 1981 года, 00:00

Шестой трофей. Гр. Тёмкин

Закончив сеанс связи, Стас еще немного посидел в радиорубке, представляя себе, как жена и сын купаются в таком далеком-далеком Мексиканском заливе. В его воображении возник желтый, поросший кокосовыми пальмами язык пляжа, пестрые «грибки», скамеечки, сотни шумных, веселых людей, выбравшихся на пару дней отдохнуть в Варадеро. Хорошо... Но не в его вкусе. Завзятому рыболову нужен не такой отдых...

Стас тряхнул головой, словно отгоняя незваную мимолетную грусть, и гулко зашагал по коридору. Подошел к двери, распахнул ее и с удовольствием вздохнул полной грудью. Прекрасный воздух. Свежий, чуть влажный, пахнущий цветами и прелой травой. Ничуть не хуже, чем на Земле.

Стас уселся на верхнюю ступеньку трапа, свесив ноги, и еще раз мысленно похвалил себя, что посадил ракету именно тут, на этом холмике.

Место и впрямь было выбрано необычайно живописное. Вдоль широкой, как озеро, реки тянулась до боли в глазах пестрая пойма — сочная зелень высокой, в рост человека, травы, золотистые кляксы песчаных дюн и отмелей и цветы, повсюду цветы...

Там, где кончался луг, сплошным частоколом поднимался первобытный лес. Время от времени из туго сплетенных в одну зеленую крышу крон вырывалось что-нибудь летящее, бегущее или ползающее, бросалось в сторону реки — а может, и корабля, кто знает — и, наткнувшись на невидимую стену биозащиты, испуганно поворачивало обратно. Только похожий на муравьеда, но с рогами зверь уже два с лишним часа упрямо царапал лапами неподатливую пустоту.

Стас еще раз сфотографировал угрюмую остророгую голову и представил ее на стеллажах среди его прочих трофеев. Да, было бы эффектно. Жаль все же, что на планетах типа Д-8 охота категорически запрещена. Можно на следующий год попробовать выбраться на какую-нибудь Д-6 — поохотиться в заказнике. Хотя нет, рыбная ловля его влечет больше. Где еще добудешь такие трофеи, как на планетах земного типа? Два года пришлось ждать в Обществе рыболовов очередь на путевку...

Вечерело. С реки задул сильный, порывистый ветер. Словно испугавшись шелеста травы, закрыли свои яркие венчики цветы. Устало скулил, улегшись у границы биозащиты, рогатый муравьед. Изредка на отмели звонко всплескивали гоняющие мелочь хищники. Но по мере наступления темноты все неуютней становилось на берегу, все менее земным и все более чужим, враждебным казался этот мир. Когда солнце наполовину утонуло за горизонтом, Стас, поеживаясь, вернулся в ракету, чтобы подготовиться к завтрашней рыбалке.

«Насадкой называют естественную приманку, которая надевается на крючок. При ловле используются животные и растительные насадки»,— вспомнилось вдруг Стасу наставление из старинной книги по рыболовству. Стас рассмеялся, быстро оглядел легкий гибкий хлыст спиннингового удилища, проверил емкость батарей, контакты, пощелкал тумблерами небольшого ящичка и, удовлетворенный осмотром, полез под одеяло.

...Рыжее солнце выплыло из-за леса, высвечивая яркие капли цветов и песчаные прогалинки на лугу, просунуло острый лучик в иллюминатор каюты и щекотнуло им Стаса по щеке. Стас сонно махнул рукой, будто сгоняя назойливую муху, и проснулся. Быстро всунув плотное мускулистое тело в рыбацкий комбинезон, он подхватил снасти и выскочил из ракеты.

Кивали раскрывшимися головками цветы, над деревьями гортанными переливами всхлипывали похожие на цапель птицы, снова принялся за защитное поле неуемный рогатый муравьед, но Стас этого не видел. Он, не сдерживая нетерпения, бегом несся к излучине реки, которую только что освободил от биозащиты. «Рыбалка!» — выстукивало у него сердце. «Рыбалка!» — вторила жилка на виске. «Рыбалка!» — отбивали по песку подошвы.

На берегу Стас извлек из ящичка наушники, погрузил в воду стержень микрофона и ушел в мир рыбьих голосов.

В наушниках пищало, потрескивало, щелкало, а на экране аппарата возникали и исчезали странные тени и диковинные силуэты. Появилась стайка полосатых окунеобразных рыб. Стас нажал клавишу, и в память прибора записалась частота издаваемых ими в воде колебаний. Еще одна стая. Снова запишем частоту... Хотя мелковаты. Нет, решил Стас, на такую мелочь расходовать свой лимит отлова он не станет. Это же надо, до чего додумались в Обществе: шесть трофеев на рыболова! Шесть, и ни одной штукой больше. По два в день. Хоть один трофей сверх нормы, и на путевку в Обществе можно уже не рассчитывать.

К полудню у Стаса были собраны частоты по крайней мере десяти видов речных обитателей, достойных занять место среди его рыбацких трофеев, и среди них крупный ракоскорпион, запеленгованный в яме недалеко от берега, и жуткое, похожее на кальмара существо, которое постоянно всплывает к поверхности и высовывает из воды толстые, покрытые свисающей бурой слизью щупальца.

Стас прикрепил к удилищу катушку, продел леску сквозь кольца, зацепил за карабинчик на конце лески блесну-манок с вложенной в нее программой. Теперь, упав в воду, блесна будет модулировать колебания в диапазоне определенного вида рыб. А от искусства и опыта рыболова зависит из сотен возможных в данном диапазоне сигналов выбрать не те, которые на «рыбьем языке» означают боль или опасность, а такие, которые заставят рыбу принять блесну за добычу и схватить ее. И тогда...

Короткий взмах, и блесна с легким всплеском опустилась на воду. Подождав, пока леска провиснет — значит, блесна легла на дно,— Стас подернул удилищем и начал быстро крутить катушку. Десять забросов. Пусто. Смена частоты. Еще десять забросов. Снова новая волна. И снова заброс. И еще, и еще, пока вдруг блесна не зацепилась за что-то тяжелое, упругое. Короткое ожидание с согнутым в дугу спиннингом, и вот эта тяжесть оживает, двигается с места, непреодолимо тянет прочь от берега. Есть! Струится с барабана катушки тонкая леска; пляшет, то пригибаясь к воде, то выпрямляясь, кончик спиннинга.

Почти час понадобился Стасу, чтобы подвести рыбу к берегу. Показалась на поверхности и тут же скрылась усеянная шипами и наростами голова. Бессильным взрывом вывернулся из воды мощный хвост. С трудом вращая катушку, Стас не сводил глаз с ярко-красной полоски, нанесенной на леске в четырех метрах от блесны. Все ближе, ближе подползает красная отметина к «тюльпану» на конце спиннинга... «Н-на!» — выкрикнул Стас, нажимая кнопку разрядника, как только полоска дошла до стального кольца. Пораженная рыбина судорожно дернулась и, перевернувшись вверх брюхом, застыла в неестественно-тугом изгибе.

Когда Стас извлек из пасти блесну, металлическая пластина оказалась перекушенной почти наполовину.

Два следующих дня пролетели как два часа. Все это время Стас провел у реки, без устали хлестая спиннингом искрящуюся голубую рябь, лишь изредка возвращаясь в ракету, чтобы изжарить на скорую руку яичницу и запить ее глотком горячего кофе. Да еще, на всякий случай оглядываясь на все бодающего защитное поле рогатого муравьеда, отвозил в грузовой отсек очередную добычу. А там, в капсулах для трофеев, красовались два выловленных в первый день шипастых страшилища, большой, как крокодил, ракоскорпион с бешено выпученными глазами и странная двухметровая рыбина, формой тела напоминающая леща, но с носом меч-рыбы. Только две капсулы оставались пока пустыми.

Глубоко утонув пятками в сыром песке и отклонившись далеко назад, чтобы уравновесить мощь взявшей приманку рыбы, Стас вываживал новую добычу. Амортизируя отчаянные рывки, пружинисто кланялось удилище. Несколько раз, тщетно пытаясь освободиться, рыба делала «свечки», и тогда на солнце изумрудными полосами вспыхивало каплевидное, как у тунца, тело, радужным парусом загорался огромный раскрытый спинной плавник, яростно открывалась и закрывалась алая пасть со впившейся в нее блесной.

Наконец рыба ослабила сопротивление и стала приближаться к берегу. Раскрасневшийся от борьбы Стас позволил себе отвести взгляд от натянутой, как струна, лески и поглядеть на темный, в мелких водоворотиках омут несколько левее. Как он и ожидал, из воды снова высунулись два слизистых щупальца и остроконечный грязно-коричневого цвета верх туловища, похожий на ночной колпак великана. Все утро сегодня Стас кидал блесну в эту яму, но безрезультатно. Ни одна из предложенных частот так и не соблазнила «кальмара». Зато всякий раз, когда Стас подводил к отмели новую добычу, существо зачем-то всплывало из глубины и демонстрировало над поверхностью свои склизкие бурые телеса.

Вот и сейчас, когда он, решив не тратить последний день рыбалки — завтра на орбите его будет ждать егерский корабль — на в общем-то заурядное головоногое, поменял в манке программу и с первого же заброса подсек великолепной окраски экземпляр, проклятый «кальмар» снова всплыл и будто дразнит.

— Что уставился? — заорал Стас, вытер со лба локтем пот и погрозил существу кулаком.— Погоди у меня, и до тебя доберусь! Каракатица мокрая!

От «тюльпана» до красной полоски на леске оставалось всего несколько метров, и Стас считал, что пятый трофей уже у него в ракете, как случилось непредвиденное. Рыба вдруг полностью прекратила сопротивление, рванулась в сторону, куда тянула ее леска, и пулей вылетела из воды. Красная метка легла на «тюльпан». Стас нажал кнопку разрядника, и в то же мгновение десятки килограммов уже мертвого веса рыбы ударили его в грудь.

Стас сдавленно вскрикнул, выпустил спиннинг и рухнул на песок. Сквозь ускользающее сознание он чувствовал, как сползает с берега в воду, как вода обволакивает его, проникает в горло, в легкие, в мозг...

Первой мыслью у Стаса, когда он очнулся, было оттолкнуться от дна ногами и плыть на поверхность, но тут до него дошло, что он уже на берегу. Видимо, выполз без сознания, на одном инстинкте, решил Стас. Ну силен рыбак!

Стас приоткрыл глаза.

Он лежал на песке у самой воды. Рядом валялся спиннинг, а чуть поодаль, выгнув ярко-зеленый бок и растопырив плавники, переливался на солнце чуть не стоивший ему жизни инопланетный тунец.

Ну что ж, без риска нет рыбалки, подумал Стас и тут заметил, что блесны в пасти у рыбы не видно.

Щурясь от яркого света, Стас посмотрел на спиннинг, скользнул взглядом дальше, вверх по леске... И замер: вывалив половину своего куполообразного тела на берег, ощупывал манок длинным, в присосках и когтях щупальцем бурый «кальмар». Тихо журчала вода, обтекая упругую гору студенистых мышц, шевеля похожими на водоросли лоскутами бурой слизи.

Стас лежал, боясь пошевелиться, стараясь даже не моргать. Сердце его колотилось как сумасшедшее, отдаваясь в каждой клетке тела пьянящим, яростным азартом. Вот он, шестой трофей! Сам вышел на ловца. Ну, милый, не вспугнись, подожди секундочку...

Медленно, миллиметр за миллиметром, Стас подтянул ладонь к рукоятке удилища. Коснувшись теплого пластика, осторожно повел пальцы вверх, к кнопке разрядника.

«Кальмар» переложил блесну в другое щупальце, поднес ее к узкой изогнутой ротовой щели и принялся поглаживать металлическую пластину десятками маленьких суетливых усиков.

А ведь запрещено применять рыболовный разрядник на суше, мелькнула мысль у Стаса. А-а, мало ли что, отмахнулся он и тут же сочинил себе оправдание: в конце концов, кальмар не на суше, а наполовину в воде.

Палец дополз до основания катушки и лег на хорошо знакомый резиновый бугорок. Стас замер на миг, сделал выдох и привычным движением вжал кнопку в рукоять.

Последний разряд!

С тонким, почти комариным писком существо высоко подпрыгнуло, судорожно выбросив в стороны щупальца, и рухнуло вдруг окаменевшим телом у кромки воды.

На следующий день корабль Общества рыболовов благополучно подобрал ракету Стаса с орбиты. Егеря поздравили его с удачным уловом. Мало кто из рыбаков, возвращающихся тем же рейсом с различных Д-8, мог похвастаться столь крупными и экзотическими трофеями, как у Стаса.

Словом, все шло прекрасно, и давно бы Стас позабыл слегка щекотливые обстоятельства, при которых он добыл свой шестой трофей, если б не один вопрос, въедливым червячком грызущий его.

Дав разряд, он вскочил на ноги, чтобы отправить в ракету чрезмерно любопытного «кальмара». Но если из реки на берег он выкарабкался самостоятельно, почему тогда с его комбинезона бахромой свисала липкая бурая слизь?

Просмотров: 3344