Радуга на скорлупе

01 июля 1981 года, 00:00

Радуга на скорлупе

Первыми сквозь скорлупу зимней оболочки, сковавшей многоцветье карпатской природы, проклюнулись подснежники. Вытянули свои светлые головки над пожухлой прошлогодней травой, но, увидев, что все еще кругом спит, поскорее стряхнули с себя веселый наряд. Но уже был услышан вокруг этот беззвучный весенний будильник. Забродили соки земли, и вот обнажила пушистые кисточки верба, а на южном склоне, укрытом от ветра буковой рощей, потянулись к солнцу одуванчики, изогнула шею и запахнулась желтым шарфом заповидь, пробудились медуница, нарциссы, левкои.

Из окон хаты Анны Бобяк в какую сторону ни глянь — весенние краски разбросаны щедрыми мазками. Надо торопиться, пока лето не успело притушить этот пожар. Исподволь отбирала хозяйка в последние дни из-под своих лучших несушек самые белые и крупные яйца, наколола и положила в железную баночку куски черного пчелиного воска, выбранного осенью из ульев, привела в порядок «кыстки» — специальные пи сальца, или писачки, для росписи яиц. Все готово в доме Анны к тому, чтобы вспыхнувшие краски весны перенести на сферическую поверхность яйца.

В глубочайшую даль веков уводит этот обычай к языческим капищам древних славян. И каждую весну здесь, в гуцульском селе Космач, признанном центре писанкарства, вновь расцветает это народное искусство. Между прочим, среди экспонатов крупнейшей в нашей стране выставки произведений современного народного искусства и художественных ремесел, которая проводилась в Москве, в новом Дворце искусств, нашли свое место и гуцульские писанки — красочные миниатюры на скорлупе куриного яйца.

Расписывание яиц — ритуал праздничный, а потому Дмитрий Васильевич, муж Анны Бобяк, поманил меня с утра в комнату, убранную нарядными рушниками, открыл стоящий у стены фамильный сундук, в котором хранятся семейные реликвии расшитые бисером кафтаны, старинные занавески и накидки, великолепный гуцульский топорик XIX века с чеканным медным узором — и достал для жены вышитую белую блузу и нарядную юбку. Облачившись в выходную национальную одежду, Анна стала еще красивее.

Она села за столик, перед собой поставила тарелку с яйцами. Дмитрий Васильевич принес из кухни чугунок с тлеющими углями, чтобы баночка с воском была во время работы горячей. В баночке лежало пять или шесть «кысток», крошечных воронок, скатанных из медной фольги и наполненных жидким от тепла воском.

Анна взяла левой рукой яйцо, а правой — деревянную ручку — писальце, легонько поводила им по ладони, оставляя на ней тонкий темно коричневый след. Несколько мгновений мастерица обдумывала будущий рисунок и вот уверенно провела по «меридиану» яйца прямую линию, затем, повернув его в руке, довела ее по другой стороне, замкнув тем самым овал. Рядом прочертила новую линию параллельно первой, затем, в некотором отдалении, еще и еще. Анна меняет «кыстку» с загустевшим воском на горячую, и под ее рукой возникают ромбики, треугольники, олени — излюбленный сюжет в Космаче.

Затем она берет другое яйцо и линии наносит уже волнистые на небольшой площади неистощимая фантазия гуцульских хранительниц древнего искусства рождает такое количество вариаций рисунка, орнамента и росписи, что среди тысяч писанок практически невозможно найти две одинаковые.

Очень своеобразна и техника писанкарства. Узор, который нанесла расплавленным воском Анна,— это еще только контуры рисунка, которые со хранятся благодаря восковым линиям в первозданной белизне, когда яйцо опустят в ванночку с желтой краской.

И вот яйца стали желтыми. Вновь тонкий конус из медной фольги плавно движется по окружности, оставляя за собой след из растопленного воска. Следующая ванночка — с оранжевой краской. Вторично нанесенные восковые линии сохранят уже желтый цвет. А яйцо еще ждут новые восковые узоры и новые ванночки с красной, малиновой, коричневой, черной красками.

Анна держит черное яйцо над углями, а затем мягкой тряпицей стирает с него оплывший воск. Захватывающий момент — яйцо загорается десятком радуг. Теперь открылась вся ювелирная работа художницы, безупречная геометрия и цветовая гармония орнамента.

Чтобы рисунок заблестел глянцем, а краски лучше сохранились, яйцо покрывают тонким слоем бесцветного лака. Желток с годами превратится в сухой комочек и будет постукивать как в погремушке, а разукрашенная оболочка может храниться веками, не теряя привлекательности. Некоторые проделывают иглой маленькое отверстие в скорлупе еще свежего раскрашенного яйца и шприцем вытягивают содержимое. В музее в эту дырочку закачивают воск, чтобы ценный экспонат не был хрупким. В коллекциях сохранились писанки с прошлого века и краски их не пожухли. Если сейчас писанкарки пользуются анилиновыми красителями, то раньше их брали в природе. Нежный желтый цвет давали лепестки заповиди, или, как ее еще называют, косицы. Золотистый — шелуха луковицы, коричневатый — гречневая полова. Использовали для приготовления красок кору деревьев, полевой хвощ и другие растения.

— Чтобы раскрасить одно яйцо, требуется от пятнадцати минут до нескольких часов в зависимости от сложности рисунка,— говорит Анна — А рисунков в народе создано великое множество «клинцы», «сорокаклинцы», «вазонковая», «воловье очко» «дубовый лист», «кучери», «бараньи рога» «колосок» и многие другие.

Все эти рисунки, простые и сложные, даже отдельные линии и черточки наделены определенным смыслом, идущим еще от языческих времен. Сама писанка, по народному поверью,— символ весны, солнца, возрождения природы. Поэтому очень характерен мотив «древа жизни» в виде веточек, цветов, пышных кустов, листьев, елочек, колосьев. А изображение колоса к тому же символизирует обильный урожай, напоминая о том, что с древних времен Украина была житницей Европы. Животные на языке символов — а их изображений тоже немало на писанках — означают процветание.

Христианство заставило говорить писанки своим языком, приурочив их к церковному празднику пасхи.

Весной писанки принято дарить родным, близким в знак расположения и дружбы. Девушки преподносят их понравившимся парубкам и это можно считать предварительным согласием в случае сватовства. Дома писанки держали для защиты от молний и пожара. Яйца с изображениями курицы и петуха подносили бездетным замуж ним женщинам.

Одно древнее верование гласит, что если обычай — делать писанки — забудется, то прикованное ныне чудовище порвет свои узы и уничтожит жизнь. В год когда писанок делается мало, его оковы якобы ослабевают и распространяется зло. Когда же их много, чудовище неподвижно, ибо любовь побеждает зло.

Вот сколько разных знамений, оказывается, связано с куриным яйцом, украшенным искусными руками. Сейчас, давно уже потеряв свой религиозный смысл, пережив и язычество и христианство писанки восхищают нас как образец миниатюрной украинской живописи.

Работа Анны Бобяк подходит к концу. С последних яиц стирает она почерневшей тряпочкой воск. Растет горка писанок. Завтра утром Анна и Дмитрий пойдут по селу дарить соседям писанки, дарить и получать ответные подарки.

Александр Миловский / Фото автора
С. Космач, Ивано-Франковская область

Просмотров: 6466