Охота за белой молнией

01 июля 1981 года, 00:00

Охота за белой молнией

Ми-8 покинул душанбинское небо, внизу осталась плотная пелена тяжелых, серых облаков. Солнце щедро заливало горные вершины, словно покрытые белым одеялом. Только кое-где виднелись черные пятна — снег еще не успел лечь на отвесные скалы. Спустя несколько минут и эти пятна исчезли — чем выше в горы, тем глубже снежный покров.

Анатолий Гордеевич Санников, начальник бюро расчетов и справок при Таджикском республиканском управлении по гидрометеорологии и контролю за природной средой, внимательно смотрит в иллюминатор Одна из целей нашего полета — аэровизуальные снежные замеры. Вдруг слышим голос Санникова.
— Белая молния!

Внизу, скользя по скалистым склонам, расширяясь, разрастаясь, гигантская лавина устремляется в ущелье. Подобно водопаду, то разъединяется, то соединяется вновь. Волны искрящегося снега обрушиваются с быстротою молнии. Вмиг достигнув дна ущелья, лавина стремительно поднимается на противоположную стену скал. И еще долго висит над ущельем густое снежное облако.

Приземляемся возле маленького, засыпанного снегом домика, что притулился на склонах перевала Здесь, на высоте почти трех с половиной тысяч метров, работают ученые лавинщики и сотрудники метеостанции «Хабурабад». Они изучают движение лавин и, если нужно, протягивают руку помощи попавшим под снежный смерч. Самописцы фиксируют атмосферное давление, скорость ветра, температуру воздуха и снега. Данные обрабатываются на компьютере. Это и есть электронная система слежения за «белыми молниями».
— Снежно-лавинные станции (СЛС) появились сравнительно недавно,— говорит Вячеслав Андреевич Круглик — Поэтому в нашей молодой науке — лавиноведении — пока что вопросов гораздо больше, чем ответов. Одна ко в течение ряда лет мы уже даем предупреждения о надвигающейся опасности. В нашем ведении находятся сотни очагов, разместившихся на 50 тысячах квадратных километров.

Нам показали лавинный вынос средней величины, родившийся буквально накануне. «Язык» его в некоторых местах «убежал» на 30—40 метров. Когда всматриваешься в эти тысячи кубометров спрессованного снега, трудно поверить, что безобидные и ласковые с виду снежинки могут превратиться в страшное стихийное бедствие.

Круглик рассказывает, что природа лавин довольно хорошо изучена на Хабурабадском, Шахристанском, Анзобском, Новабадском перевалах. В распоряжении ученых и наблюдателей — сейсмоакустические датчики, которые четко реагируют на шум, потрескивание и движение лавин. Поэтому по записям на магнитной ленте можно за не сколько часов до схода снежной массы предугадать момент катастрофы, предупредить людей, остановить транспорт.

Жители горного Таджикистана хорошо знают, что такое «белая молния». Коварство лавин заключается в том, что в одном и том же месте они могут сходить ежегодно, даже по нескольку раз в год или с перерывами в десятки и сотни лет. Иногда их объем достигает миллиона и более кубометров. Они наглухо закупоривают большие горные реки, а значит, вызывают наводнения, создают реальную угрозу автомобильным и железным дорогам, инженерным сооружениям и, конечно, людям.

Но не менее опасна воздушная волна, которая образуется при движении снежного покрова. Обычно она, «расчищая» путь лавине, сметает все — даже могучие валуны, выкорчевывает деревья, сносит, как щепки, здания, стальные опоры линий электропередачи. Волновые разрушения чрезвычайно велики, так как воздух перемешан со снежной пылью.

Чем вызывается сход лавин? Прежде всего снег является отличным проводником тепла. Огромные заносы, скопившиеся на крутых склонах гор, под воздействием солнечных лучей перекристаллизовываются, так как в нижних слоях температура выше, чем на поверхности. Нижние слои испаряются, превращаясь в рыхлый, сыпучий горизонт, ослабевает вязкость, образуются пустоты. Так возникает лавиноопасная ситуация. Иногда даже простой выстрел или крик бывает достаточным, чтобы снег угрожающе зашипел, взгорбился, как скатерть, соскальзывающая с наклонного стола.

Ну а если лавина не хочет сходить сама?

Цепочка лавинщиков в синих куртках осторожно подбирается к огромному снежному козырьку, нависшему над ущельем. Жутко подумать, какую беду принесет козырек, если сорвется вниз, когда этого никто не ждет. Двое лавинщиков, Вячеслав Круглик и Назри Алиев, обвязавшись желтыми шнурами, осторожно передвигаются по краю карниза, копают в снегу ямки закладывают туда аммонит. При этом стараются говорить негромко — ведь лавина имеет отличный «слух». Наконец все готово. Мы быстро скатываемся по гребню, прячемся за скалами Дается сигнал, в опасной зоне никого нет. Можно начинать. Мощный взрыв потрясает горы, белый столб снега взлетает над ущельем. Плотная снежная пыль заволокла все вокруг. Когда она рассеивается, мы видим, что козырька больше нет, он растекся по склону. Бульдозеры расчищают дорогу, и движение на Хабурабадском перевале возобновляется.

Вертолет ждет нас. Маршрут продолжается Хабурабад — лишь одна точка в горах Таджикистана, где несут нелегкую службу охотники за «белой молнией».

Ш. Сокин
Памир, перевал Хабурабад

Рубрика: Без рубрики
Просмотров: 5159