Пока не обвалился потолок

01 октября 1983 года, 00:00

Пока не обвалился потолок

Короткое сообщение английской газеты «Дейли миррор»: «Семилетние ученики школы в Брадфорде лишь чудом остались живы после того, как во время перемены в их классе обвалился потолок. Школа, построенная в конце прошлого века, вот уже несколько лет находится в аварийном состоянии из-за нехватки средств на капитальный ремонт».

Это происшествие, едва не обернувшееся трагедией, было вполне предсказуемо. Ведь за последние годы в Великобритании закрылись из-за аварийного состояния 800 начальных и средних учебных заведений, новым строительством эти потери учебных мест не компенсируются, во многих школах занятия приходится вести в коридорах и подсобных помещениях. Даже перед июньскими выборами этого года консерваторы без стеснения говорили, что в случае своей победы они еще сильнее урежут ассигнования на образование. И они добились значительных «успехов» — безработных учителей стало сорок тысяч, на одну десятую уменьшилось количество студентов, потому что плата за обучение возросла на пятнадцать процентов и продолжает расти.

— Почему экономят на образовании и других социальных нуждах? — спрашивает слесарь из Ковентри Мартин Аллан. И сам же отвечает: — Потому что нужны деньги на военные расходы. А что такое рост военных расходов? Что такое все большее накопление ядерного оружия? Это доведение страны до того состояния, когда можно с полной уверенностью предсказать, что потолок рано или поздно обвалится.

Нам обещают прибавление рабочих мест за счет военных заказов. А значит, и места для молодежи. Однако я помню свой город в сорок пятом, после бомбардировок. Так ведь тогда, считай, не бомбы были, а детские игрушки по сравнению с теперешними...

В Великобритании среди миллионов безработных — четыреста тысяч строителей. Но когда потребовались рабочие для подготовки военных баз к приему американских «Першингов», «Трайдентов» и крылатых ракет, власти лишь с трудом — и то не уложившись в запланированные сроки — нашли достаточное количество строителей. Рабочие отказывались от самых выгодных предложений. Они полностью разделяют мысль, высказанную Бертраном Расселом, видным ученым и борцом за мир: «На Британских островах слишком тесно, чтобы играть с атомными бомбами».

— Я была одной из тех, которые годами жили, заткнув уши и закрыв глаза. Четырнадцати лет, весной 1958 года, я видела участников марша от Трафальгарской площади до Олдермастона, центра ядерных военных исследований, — то был один из пиков тогдашнего антивоенного движения. Мои родители были либералами провинциального толка и внушали мне, что такие марши — опасное нарушение порядка.
Даже война во Вьетнаме не вызвала во мне тревоги.

Так рассказывает о себе Джоан Раддок, председатель Движения за ядерное разоружение. Ее переход от многолетней пассивности к активной борьбе за мир — характерный пример перелома, происшедшего в психологии многих англичан.

— Война во Вьетнаме шла где-то далеко и вроде не касалась ни меня, ни моих близких, — вспоминает Джоан Раддок. — А потом вдруг стало очевидно, что подобное может произойти и здесь, и тогда коснется всех. Как биолог я до тонкостей знаю, сколь трудно на планете создавалась жизнь, сколь тернист путь материи к разуму. И — за мгновение все это разрушить?

Ей навсегда врезался в память день, когда на антивоенную демонстрацию в графстве Беркшир собралось не сорок, как предполагалось, а сто тысяч человек. Живая цепь протестующих людей растянулась на двадцать два километра и хоть на день, но парализовала «дьявольский треугольник» Олдермастон — Берчфилд — Гринэм-Коммон: военные лаборатории — военный завод — военно-воздушная база! Джоан не сентиментальна, но в тот день она плакала. Стольких людей объединила простая мысль, что «нельзя все это за мгновение разрушить»!

Молодежное отделение Движения за ядерное разоружение за последние годы выросло более чем в десять раз, молодые полны решимости бороться за уничтожение смертоносного оружия. Все больше юношей и девушек проходили в колоннах многотысячных демонстраций протеста против гонки ядерных вооружений. Много молодых и среди участников «лагерей мира», развернутых у военных баз, где планируется разместить американские крылатые ракеты.

— Надежда — хороший завтрак, но плохой ужин, — говорит одна из молодых участниц лагеря мира в Молсворсе, где тори и НАТО планируют разместить 70 крылатых ракет. — Мы думали, что атомная война — это всего лишь сказка. И вот атомные бомбы уже на пороге космоса. Надеждой сыт не будешь. Нужно не мечтать о мире, о социальной справедливости, а действовать, добиваться этого.

Другая участница этого лагеря мира, постарше, рассказывает:
— С осени правительство любезно приглашает безработную молодежь... в армию. Даже девушек. Вот до чего додумались. Мой сын — безработный. Теперь, вместо того чтобы долгие годы мучиться без дела, он всего-навсего получит где-нибудь пулю в лоб. Очень гуманно. По этой логике самое лучшее средство от безработицы — ядерные грибы...
— Правительство консерваторов,— говорит Фил Хиггс, профсоюзный деятель из Ковентри,— не справляется с экономическими проблемами. А поскольку надо спасать честь мундира, была выдвинута программа обучения молодежи. Даже на бумаге она выглядит двусмысленно: «Обеспечить молодежи получение трудовых навыков». И ни слова — об обеспечении рабочими местами. А на деле и того хуже: в Западном Мидленде за последние пять лет количество мест в системе профессионального обучения уменьшилось втрое, а расходы на обучение одного ученика сокращены наполовину. Поступить стало сложно, а перспектива после окончания — самая неопределенная...

Выпускники общеобразовательных школ пробуют устроиться на работу. Каждый третий — безуспешно. Остается самая малая надежда: получу профессию, квалификацию, буду просто необходим, непременно устроюсь. Но предприятия, на которые ориентируются профессиональные училища, или сокращают штаты, или вовсе закрываются. Значит, отучившись год, два, а то и пять, молодой человек обречен на новые мытарства, но уже с горьким сознанием, что с трудом полученные знания пропадают впустую.

— Безработица создает совершенно новое поколение людей, у которых абсолютно иной, вынужденный стиль повседневной жизни. Парни и девушки целыми днями не знают, куда себя девать. Говорят, рай — место, где никто не работает. Нет, это место называется адом, — говорит генеральный секретарь Коммунистического союза молодежи Великобритании Дуглас Чалмерс. — Ребята не знают атмосферы рабочего коллектива, меняется их отношение к труду. Словом, современная правительственная политика в области профессионального образования вбивает клинья между старшим поколением и молодежью...

Повсюду в Англии рабочие хотят, чтобы их дети имели более определенное будущее. В Ковентри это желание вылилось в необычную инициативу. Рабочие заводов фирмы «Роллс-Ройс» еженедельно отчисляют по 10 пенсов на созданное их профсоюзом крохотное профессиональное училище — всего-навсего двенадцать учеников. Рабочие добились от хозяев обещания принять этих ребят на работу после окончания учебы. Нет, вбить клинья между поколениями не так-то просто.

— Двенадцать парней — конечно, капля в море, — поясняет Фил Хиггс.— Но что делать? Не сидеть же сложа руки. Видели бы вы, как радовались поступившие! Одному парнишке восемнадцать лет, а он уже двадцать два раза пробовал устроиться на работу — и все без толку. Теперь ему хоть что-то светит...

А вот какая перспектива у 43 тысяч безработных ребят в Шотландии, половина из которых только что закончила школу? В Шотландии ведь цифра безработных просто-напросто фантастическая — почти восемьдесят процентов мужчин не имеют места.

— Мне 26 лет, — рассказывает безработный Роберт Росс. — Раньше кое-как получал сезонную работу, последние два года совершенно на мели. Мой брат закончил школу шесть лет назад. Но работал всего год, сейчас тоже без дела. Отец много лет без работы.

Рабочие сталелитейного завода, где работал Росс-старший, выбрали Роберта своим представителем в народном марше за рабочие места. Пока он шагал в столицу, его друзья пикетировали Фаслейн, базу атомных подводных лодок, где НАТО планирует разместить американские ракеты «Трайдент».

— Народный марш за рабочие места, — говорит секретарь профсоюзного комитета в Глазго Джейн Мак-Кэй, — был призван привлечь внимание миллионов британцев к судьбе безработных. Чтобы хоть как-то оградить психику безработных, у нас создаются специальные центры, которые финансируются профсоюзами. Ведь бесконечно переносить такую беду в одиночку нельзя. В центрах создаются ремесленные мастерские, спортивные команды, дискотеки, организуются занятия по повышению общего образования. Но главное в работе центров — это митинги, демонстрации, марши против безработицы и бездействия правительства.

Сейчас в Глазго уже несколько таких центров. Правительство ищет повода запретить их.

Однако запрещать безусловно справедливые инициативы не так-то просто. Например, никакие окрики министров не могут прекратить «уроки мира» в школах. На них приходят активисты антивоенного движения, приезжают со спектаклями актеры.

А вне школьных классов происходят события, которые становятся вехами истории антивоенного движения, идет воспитание подрастающего поколения на живых примерах.

Того самого поколения, которое не желает, чтобы над ним обваливался потолок...

В. Гладунец.
По материалам иностранной печати

Рубрика: Без рубрики
Просмотров: 4602