Прыгучий Мышонок

01 октября 1983 года, 00:00

Прыгучий МышонокПрошу редакцию журнала напечатать какой-нибудь рассказ писателя-индейца, в котором бы рассказывалось о быте и обычаях индейских племен.
Д. Кононов, г. Свердловск

Легенда племени чейенов

Предание «Прыгучий Мышонок» — это пересказ легенды некогда многочисленного племени чейенов, ведшего упорную борьбу с армией Соединенных Штатов. Это произведение индейца-писателя X. Сторма включено в сборник «Современная литература индейцев Северной Америки», подготовляемый издательством «Радуга».

Сестра Дия и Роза Прерий вошли жилище Летучего Облака. Девушки посмотрели на новорожденного, потом сели около его матери, Пляшущей Воды. Тут же сидели две пожилые женщины и выделывали оленьи шкуры. Глаза их были полны слез, и работа еле двигалась. — Узнайте сразу, — проговорила Пляшущая Вода сквозь слезы, — Серая Сова, Лось-В-Боевых-Красках, Четыре Медведя и многие другие убиты.

...Воины вернулись на рассвете. Сестру Дня разбудил лай собак в стойбище. Она проворно натянула одежду и выскочила из жилища. У входа спешивался ее дядя Хромой Медведь.
— Я стреножу твоего коня, — сказала она.
— Не надо, — ответил Хромой Медведь устало. — Привяжи его прямо тут, а оружие не отвязывай.

Сестра Дня сразу же принялась стряпать, она видела, что Хромой Медведь измучен, и молча ждала, когда тот сам заговорит.
— Придется нам скоро сниматься с места, — молвил он наконец и принялся за еду. В голосе Хромого Медведя звучала глубокая печаль.— Братство племен распалось. Наставники Братства Щитов, призывавшие жить в мире, перебиты. Дух единства мертв.
— Нет, дух жив! — раздался голос. В жилище вошел Вождь-Целитель, Наставник Братства Щитов, рослый, широкоплечий и мускулистый человек на пороге сороковой зимы. Вслед за вождем вошел юноша по имени Ястреб и сел с ним рядом, напротив Хромого Медведя.
— Войны, — снова заговорил Вождь-Целитель, — сопутствуют человеку так давно, что уже никто не помнит, когда они начались. Но Великий Дух воплощен только в тех людях, кто упорно идет тропою мира.
— Как это так? — возмутился Хромой Медведь. — Неужели Великий Дух ослеп и оглох? Оглядись вокруг, вождь! Посмотри, что дал Великий Дух белым людям! Чем он только не наделил их — уму непостижимо! А ведь они — люди войны! Они презирают мир!
— Хромой Медведь, — возразил вождь, — я не говорю, что понимаю этих людей, но если их путь — тропа войны и смерти, не могут они быть настоящими людьми. Нам удастся прийти к миру, и мы заживем дружно. Вот тогда мы и станем крепнуть.
— Крепнуть! — Хромой Медведь разразился судорожным смехом. — Это кто будет крепнуть? Серая Сова? Четыре Медведя? Или другие убитые? Да и будет ли кому крепнуть? Белые люди твердо решили уничтожить все народы, чей Путь Жизни отличается от их собственного. Они натравливают одни племена на другие, а тех, кто уцелеет в войнах, перебьют сами. Всех до единого. А теперь ступай, вождь. Я устал и хочу спать.

Выйдя из вигвама, вождь поднял голову и стал безмолвно глядеть на видневшиеся вдали горы. Вершины их острились над зеленой прерией.
— Великий отец, — обратился к вождю Ястреб и взглянул ему в глаза. — Но если белые люди обладают такими дивными умениями, зачем им убивать?
— А вот это, сын мой, одна из величайших загадок человека, — ответил вождь. — Хочешь послушать предание, которое поможет тебе постичь людей? Вскоре вокруг сказителя собралось четверо детей. Он раскурил свою трубку и начал:

...Давным-давно жил-был Мышонок. Как все мыши, он был занят только мышиными делами. Но время от времени ему слышался странный звук. Мышонок поднимал голову, щурился, озирался, поводил усиками, а сам все думал — откуда этот звук? Как-то он побежал к другому Мышонку и спросил его:
— Брат мой, уши твои слышат какой-то странный гул?
— Нет, нет, — ответил другой Мышонок, не поднимая от земли носа. — Я ничего не слышу. Поговорим потом. Ты же видишь, я занят.

Мышонок повел усиками и вернулся было к своим мышиным делам, но тут вновь раздался гул. И вот в один прекрасный день Мышонок решил дознаться, откуда же этот звук. Он отбежал от других мышей и снова прислушался. Опять гул. Тут кто-то сказал: «Привет тебе, маленький брат!», и Мышонок со страху чуть не выпрыгнул из своей шкурки.
— Это я, брат твой Енот. Что ты тут делаешь?

Мышонку стало стыдно, и он уткнулся носом в землю.
— В ушах моих стоит гул, и я хочу понять, откуда он, — робко признался Мышонок.
— Да ведь это Река шумит, маленький брат.
— Река? — с любопытством спросил Мышонок. — А что такое Река?
— Пойдем со мною, и я покажу тебе Реку, — сказал Енот.

...Но прежде чем я стану сказывать дальше, — улыбнулся вождь, — поговорим вот о чем. Люди подобны мышам. Они так заняты своими делами в своем мирке, что взор их не проникает в суть отдельных вещей. Одно они пробуют и на вкус, и на ощупь, другого лишь слегка касаются усиками. Гул, который они слышат, — это шум Реки, шум жизни. Знайте, что мои поучения — к месту, ибо вопли людские в этот миг раздаются повсюду, но люди не желают их слышать. Одни уговаривают себя, что вопли им только мерещатся, другие вообще их не слышат. А третьи слышат их так явственно, что они звучат у них в сердце.
— А что, Енот — это Великий Дух? — вставил Ястреб.
— Может быть, но прежде всего он воплощение всего, что человеку предстоит раскрыть, если он только захочет; всего того, что приведет человека к Реке. Скорее всего Енот — это воплощение людей.
— Людей? — удивился Ястреб.
— Людей, которым известно о Реке, — ответил вождь. — Людей многоопытных, познавших жизнь. А сейчас я буду рассказывать дальше...

...Мышонок пошел вслед за Енотом. Маленькое его сердце колотилось. Но вот они вышли к Реке. Она была до того огромная, что дух захватывало: местами глубокая, прозрачная, местами темная, замутненная. Река была так широка, что Мышонку не видно было другого берега.
— Это Река, — сказал Енот. — Я хочу познакомить тебя с моим другом.

В тихой заводи на зеленом листке кувшинки сидела Лягушка, почти такая же зеленая, как сам лист. Только брюшко ярко белело.
— Привет тебе, маленький брат, — сказала Лягушка. — Добро пожаловать на Реку.
— А я вас покидаю, — сказал Енот. — Не бойся, маленький брат. Лягушка о тебе позаботится.
— Я, брат мой, — сказала Лягушка, — Хранительница Вод. Хочешь ты обрести волшебную силу?
— Силу? Я? — удивился Мышонок. — Хочу!
— Тогда пригнись как можно ниже, а потом подпрыгни как можно выше.

Мышонок так и сделал. И глазам его открылись Священные Горы.
— Что ты увидел? — спросила Лягушка.

Мышонок помедлил:
— Я? Я увидел Священные Горы.
— Раз так, ты получаешь новое имя! — воскликнула Лягушка. — Отныне имя тебе — Прыгучий Мышонок. А теперь ступай. Возвращайся к своему народу.

Прыгучий Мышонок вернулся в мышиный мир. Но никто не желал его слушать.

Так Прыгучий Мышонок снова стал жить со своим народом и никак не мог позабыть прекрасного видения — Священных Гор...

...Тут Вождь-Целитель вновь потянулся за своей трубкой.
— Все мы — Река, Вселенная — тоже Река. И в ней отражается человек,— сказал вождь.

Но вдумайтесь: одни люди, и таких много, никогда не видели Реки, не видели своего отражения. Однако те, кто действительно хочет увидеть свое отражение, увидят его непременно.

...Воспоминание жгло сердце и ум Прыгучего Мышонка, и в один прекрасный день он снова пошел к Реке...
— Идите-ка за мной, — вождь вдруг поднялся на ноги.

Они прошли через стойбище и двинулись дальше, к реке. День был жаркий, знойный, люди занимались своими делами.

Вождь и его спутники вышли к прибрежному кустарнику и деревьям.
— Вот отсюда и началось путешествие Прыгучего Мышонка, — сказал вождь.

...Прыгучий Мышонок дошел до самого края Страны Мышей и выглянул в прерию. Потом опасливо посмотрел в небо, не видать ли орлов. В небесной вышине и впрямь чернело множество пятен — все это были орлы. Но Мышонок твердо решил дойти до Священных Гор. Он собрал все свое мужество и стремглав побежал в прерию. Маленькое сердце его колотилось от восторга и страха.

Так он бежал, покуда не очутился в густой высокой полыни. Здесь прилег на землю, чтоб отдышаться, и вдруг увидел Старую Мышь. Место, где жила Старая Мышь, было раем для мышиного племени: вдоволь семян, вдоволь травы, чтобы выстелить норку, и много разных разностей, потребных для мышиных дел.
— Привет тебе, — сказала Старая Мышь. — Добро пожаловать.
— Сестра, — спросил Прыгучий Мышонок, — а можно ли отсюда увидеть Великие Горы?
— Великие Горы? — переспросила Старая Мышь. — О том, что на свете есть Река, я знаю доподлинно. Великие Горы — это только вымысел. Зачем они тебе? Оставайся со мной. Здесь есть все, что душе угодно, лучшего места не сыщешь. В прерии опасно. Ты только глянь в небо! Там орлы, они растерзают тебя!

Прыгучий Мышонок собрал всю свою решимость и побежал дальше. Земля стала каменистой, и бежать было трудно, но Прыгучий Мышонок выгнул хвост дугой и припустился со всех ног. Ему чудилось, что на спину его ложатся тени, и он никак не мог отогнать мысль об орлах в вышине. Но вот он очутился в зарослях черемухи. Здесь было так прохладно, так просторно!

Вдруг он услышал чье-то прерывистое тяжелое дыхание, стал вслушиваться и понял, кто это дышит. Перед ним высилась волосатая гора с двумя черными рогами. Это лежал Великий Бизон. Бизон был такой огромный, что Прыгучий Мышонок мог бы с легкостью поместиться на одном из его рогов.
— Привет тебе, брат мой, — сказал Бизон. — Благодарю, что навестил меня.
— Привет тебе, Великан, — ответил Прыгучий Мышонок. — Почему ты лежишь?
— Я болен и вот-вот умру, — сказал Бизон. — А мой дух-покровитель открыл мне, что исцелить меня может только мышиный глаз. Но, маленький брат мой, ведь мышей на свете не существует...

Прыгучий Мышонок пришел в ужас. «Как, отдать ему глаз? Один из двух моих маленьких глаз?» — подумал он и юркнул в заросли черемухи. А Бизон дышал все тяжелее, все медленнее.

«Но если я не отдам ему глаз, он погибнет». Прыгучий Мышонок вернулся к Бизону и сказал дрожащим голоском:
— Я всего только маленький Мышонок, а ты, брат мой, — великан. Но у меня два глаза — возьми один себе.

Едва Прыгучий Мышонок произнес эти слова, как у него выскочил глаз, а Бизон сразу же исцелился. Он вспрыгнул на ноги, сотрясая мирок Прыгучего Мышонка.
— Благодарю тебя, маленький брат мой, — сказал Бизон. — А теперь беги подо мной, я приведу тебя к подножию Священных Гор. Тебе не надо будет бояться орлов — они увидят не тебя, а спину Бизона, а ты будешь у меня под брюхом. Но знай: я — обитатель прерии, и если стану взбираться на гору, то рухну и раздавлю тебя.

Прыгучий Мышонок благополучно проделал весь путь под брюхом Бизона, надежно укрытый от орлов, черневших в небе.

...Вождь замолчал на мгновение.
— Когда ты сам выйдешь на этот поиск, Ястреб, — заговорил он вновь, — тебе повстречаются люди, подобные Старой Мыши. Они слышали обо всех существах, обитающих в прерии, но при этом никогда не говорили с ними, никогда до них не дотрагивались. Люди эти наделены большим даром, но жизнь свою проводят, спрятавшись где-нибудь в укромном месте. Но Прыгучий Мышонок не остается в мышином мире, он бежит. Поверь, Ястреб, до густой полыни и зарослей черемухи доходили многие люди. Но только немногие бегут под брюхом Великого Бизона. Вот они-то, пожалуй, самые сильные из людей...

Осматривая новые места, Прыгучий Мышонок вдруг наскочил на Серого Волка. Тот сидел с безучастным видом.
— Привет тебе, брат Волк, — сказал Прыгучий Мышонок.

Уши Волка встали торчком, глаза засверкали:
— Волк, да, именно Волк! Я вспомнил, кто я: Волк!

Но тут разум у него вновь помутился, и он снова забыл, кто он такой, и сел с безучастным видом.
— Брат мой Волк, выслушай меня. Я знаю, что тебя исцелит. У меня остался всего один глаз, и я хочу отдать его тебе. Рядом со мною ты большой зверь. Ведь я всего-навсего Мышонок. Возьми же мой глаз, прошу тебя.

Едва Прыгучий Мышонок произнес эти слова, у него выскочил второй глаз, а Волк сразу же исцелился. По волчьей морде текли слезы, но Прыгучий Мышонок их уже не видел.
— Ты не маленький брат, ты великий брат мой! — воскликнул Волк. — Ко мне вернулась память, но ты-то ослеп. Я Тот-Кто-Показывает-Путь-К-Священным-Горам. И я тебя туда отведу. Там есть Великое Волшебное Озеро. Самое прекрасное на свете. В нем отражен весь мир.

Пока Прыгучий Мышонок пил из озера, Волк рассказывал о его красоте.
— А теперь мне надо вернуться, — сказал Волк. — Ведь я должен показывать и другим путь к Священным Горам. Но я побуду с тобою столько, сколько ты захочешь.
— Мне и впрямь страшно остаться одному, — ответил Прыгучий Мышонок, — но я понимаю: тебе надо вернуться.

Прыгучий Мышонок сидел один-одинешенек и трясся от страха. Что проку бежать — ведь теперь он слеп и орел все равно его настигнет. Потом он погрузился в сон.

А когда проснулся, прозрел. Правда, в глазах у него все расплывалось, но он различал цвета, и это было прекрасно.

Кто-то приблизился к нему. Прыгучий Мышонок, однако, видел лишь расплывчатое пятно.
— Привет тебе, брат мой, — сказал чей-то голос. — Хочешь ты обрести волшебную силу? Пригнись как можно ниже, а потом подпрыгни как можно выше.

Прыгучий Мышонок сделал, как его учил голос. Его подхватил ветер и стал вздымать ввысь.
— Не пугайся, — сказал голос. — Ухватись за ветер и доверься ему!

Прыгучий Мышонок закрыл глаза и ухватился за ветер. А ветер вздымал его все выше и выше. Но вот Прыгучий Мышонок открыл глаза. Теперь он видел все четко и ясно, и чем выше взлетал, тем яснее видел. Вдруг он заметил на поверхности Волшебного Озера зеленый лист кувшинки, а на нем — старого своего друга, Лягушку.
— Ты получаешь новое имя! — воскликнула Лягушка. — Отныне имя тебе — Орел!

Х. Сторм, американский писатель

Просмотров: 6923