Улица с двусторонним движением

01 октября 1983 года, 00:00

Улица с двусторонним движением

В середине XVII века Пер Брахе основал на берегу Ботнического залива город и на его гербе изобразил средневекового рыцаря в железных латах. Город получил название Раахе. Кто мог предположить тогда, что через три с лишним века Раахе и его герб станут символами железоделательного производства для всей Финляндии?

В 1964 году здесь начал давать продукцию крупнейший металлургический комбинат Скандинавии. Он стал и первым объектом советско-финляндского экономического сотрудничества.

...Хельге Хаависто — горный советник, то есть высококвалифицированный специалист, занимающий солидное положение в табели о рангах финской горнорудной промышленности. Он же президент фирмы «Раутаруукки», которой принадлежит завод в Раахе. Наконец, он же сопредседатель финляндско-советской рабочей группы по торговле машинами и оборудованием. Хаависто — коренастый седой человек с жилистыми руками молотобойца. Говорит негромко, весомо, стараясь четко донести мысль до собеседника.

— Внешняя торговля Финляндии с Советским Союзом достигла таких масштабов и продолжает столь бурно развиваться, что появление. новых форм наших взаимоотношений, на мой взгляд, продиктовано самим временем,— начал свой рассказ Хельге Хаависто, когда я пришел к нему в правление фирмы «Раутаруукки».— Комбинат в Раахе выпускает свыше половины стали, чугуна и около двух третей проката, производимых в Финляндии. Советский Союз поставил нам отличное металлургическое оборудование. Например, машины непрерывного литья заготовок я считаю лучшими в мире. Многие годы они работают высокопроизводительно и надежно. Недавно получили из СССР рабочие чертежи технологического оборудования, предназначенного для модернизации всего комбината. Договорились, что начнем сотрудничать и в расширении сырьевой базы для комбината в Раахе. Ваши специалисты подготовили проект карты признаков железных руд в Финляндии...

Ни для одного города Суоми сотрудничество с СССР не имеет столь важного значения, как для Раахе. Ежедневно сюда приходят железнодорожные составы с нашими коксом, рудой, ферросплавами. Инженеры и техники комбината прошли практику в Советском Союзе: доменщики — на «Запорожстали», сталевары — в Липецке и Кривом Роге. Ведь раньше в Финляндии металлургии практически не было. А теперь комбинат производит сталь четырехсот марок. Даже череповецкие тополя пришлись по душе финнам — озеленители Раахе закупили большую партию саженцев.

Ежегодно миллиард кубических метров природного газа поступает в Финляндию из СССР по совместно построенному газопроводу. Финны называют его аортой национальной индустрии. На этом газе работает тепловая электростанция в городе Пори. Советские специалисты спроектировали, поставили и смонтировали основные энергетические агрегаты мощностью 200 тысяч киловатт.

Ловиса... Еще недавно название этого небольшого города, расположенного неподалеку от Хельсинки, мало кому что говорило за пределами ляни Усима. А ныне Ловиса — это две первые в стране атомные электростанции общей мощностью 880 тысяч киловатт. И это один из важнейших и самых крупных объектов советско-финляндского экономического сотрудничества. В нем обрел яркое воплощение призыв Советского государства к правительствам и народам: «Энергия атома — только для мирных целей».

...Серое море до горизонта, зеленые кроны сосен, огромные темные валуны. И компактная красно-коричневая атомная электростанция «Ловиса» на фоне голубого неба. Такой необычный пейзаж открывается на острове Хестхольмен, в ста с лишним километрах от Хельсинки. Лишь войдя внутрь сооружения, начинаешь ощущать его масштабы, удивляться работе проектировщиков и дизайнеров. Здесь две атомные станции объединены одним общим машинным залом.

Финляндия не богата ископаемым топливом. Здесь нет собственных месторождений нефти или газа. Поэтому атомные электростанции для этой страны завтра могут стать основным источником энергии. Подсчитано, что один миллион киловатт установленной мощности АЭС позволяет сэкономить примерно два миллиона тонн жидкого топлива в год.

Себестоимость электроэнергии на большинстве атомных станций — а их в мире свыше 250 и планируется ввести еще 300 — уже сейчас заметно ниже, чем на тепловых той же мощности. ТЭС ежегодно выбрасывают в атмосферу 200—250 миллионов тонн золы, около 60 миллионов тонн сернистого ангидрида. К 2000 году эти цифры могут возрасти в 6—7 раз. АЭС не нуждаются в кислороде, не засоряют атмосферу золой, окислами серы, азота и другими продуктами сгорания. Это самые «чистые» станции.

Но таковы экологические, самые общие доводы в пользу АЭС. Есть и другие соображения. Критерии надежности. Прочие... К кому именно, к какому государству обратиться данной конкретной стране за помощью при создании своих первых атомных станций?

В 80 государствах, не располагающих ядерным оружием, работают около восьми сотен атомных установок. Плюс СССР, США, Великобритания, Франция... Выбор у финнов был немалый. Как всегда, они тщательно изучили материалы, взвесили все «за» и «против». И остановились на советском предложении.

— В чем причина этого? — спрашиваю я Калвелли Нумминена, директора фирмы «Иматран Войма», которая участвовала в строительстве «Ловисы», а ныне ее эксплуатирует.
— Нам нравится подход Советского Союза к развитию атомной энергетики, — ответил директор. — Тщательные научные исследования, обязательная многократная проверка полученных данных. А колоссальный опыт? Вы же первыми в мире построили АЭС. И за 30 без малого лет — ни одной аварии. Высокие технические и эксплуатационные характеристики оборудования, прекрасная квалификация персонала. Наконец, доброжелательность, откровенность. Нам показали лучшие атомные станции СССР. Без колебаний наши специалисты единогласно решили, что пусть есть проекты и подешевле, зато будем спать спокойно, будем уверены, что первый «блин» не выйдет комом. Ну а две другие АЭС для сравнения поручили строить Швеции.
— В Хельсинки мне доводилось слышать, как «Ловису» называли интернациональной стройкой, чуть ли не всемирной кооперацией. Так ли это? — обратился я к Унто Каутоваара и Ингмару Карлингу, техническим руководителям АЭС на острове Хестхольмен.
— Если произвести формальный арифметический подсчет, то получится, что нашу первую станцию создавали 150 финских, советских, американских и западногерманских фирм, — ответил У. Каутоваара. — Но СССР был, конечно, вне конкуренции. Вы вместе с нами разработали проект и поставили самое главное — ядерные паропроизводительные установки с реакторами, оборудование реакторного зала, турбины, генераторы. Общий вес агрегатов — сорок тысяч тонн. Советские специалисты провели все наладочные работы, физический и энергетический пуск обеих АЭС. А то, что отдельные аппараты поступали из разных стран, лишь добавляло вашим людям трудностей при стыковке сложнейших узлов. Но они отлично справились с этим. Оборудование изготовлено и смонтировано на высшем уровне. Десятки специалистов фирмы обучались и прошли практику в СССР...

Я уже знал о трудностях, которые пришлось преодолеть на первом этапе строительства.
— Слышал, что вы вынули около миллиона кубометров земли, — начал я,— а ведь это объем всех зданий города Ловиса. Впрочем, подобные задачи чисто технического свойства решаются достаточно просто. Гораздо сложнее объединить многотысячный коллектив специалистов из разных стран, пробиться не только через языковые, но и через психологические барьеры...
— Зато наша фирма, — перебил Ингмар Карлинг, — приобрела бесценный опыт освоения столь важного, не побоюсь сказать, грандиозного для Финляндии технического проекта. И опыт кооперации со многими организациями, прежде всего — советскими.
— Наши «Ловисы» входят в пятерку лучших атомных электростанций мира, — подключился к разговору вошедший в кабинет Андрее Палмгрен, управляющий обеими АЭС. — Реактор работает хорошо, вибрации турбины низкие. И никаких намеков на утечку. А между прочим, в Пенсильвании — помните? — была серьезная авария ядерного реактора. Произошла утечка радиоактивных веществ. Другое дело — атомная станция «Козлодуй», которую вы построили в Болгарии. Она выдержала восьмибалльное землетрясение.

У нас в стране учрежден приз, носящий название «Хорошее хозяйство». Он вручается промышленным предприятиям, которые ревностно заботятся о чистоте окружающей среды. Так вот, «Ловисы» в числе лауреатов этого приза...

Две первые АЭС заняли прочное место в финской энергетике. А Советский Союз и Финляндия уже договорились о совместном строительстве новой АЭС. Ее мощность будет превышать суммарную мощность «Ловисы-1» и «Ловисы-2» — миллион киловатт.

В Финляндии часто вспоминают слова Урхо Кекконена о том, что «в этом мире финны должны быть строителями». Это дело им по душе, они строят добротно и споро — у себя дома и у нас, на совместных стройках. Ведь сотрудничество — улица с двусторонним движением.

При участии финских фирм расширялся и реконструировался Норильский горно-обогатительный комбинат, строились Пяозерский леспромхоз, Светлогорский целлюлозно-бумажный комбинат, гостиницы в Выборге, Ленинграде, Таллине. Финны поставили нам жилые поселки для строителей экспортного газопровода Уренгой — Ужгород.

Каких-нибудь пять лет назад ничто не нарушало покой озера Контокки в Карелии. Куда ни кинешь взгляд — всюду зеленое безмолвие: хвойные непроходимые леса да болота. Напрасно было искать на картах название «Костомукша»: это крохотный поселок, который обходили вниманием солидные атласы. До ближайшей железнодорожной станции Юшкозеро на шустром «газике» одиннадцать часов езды. А сейчас на косогоре возвышаются пяти-, десяти- и пятнадцатиэтажные дома, неподалеку натруженно урчат мощные БелАЗы, отвозящие в отвалы горы вскрышной породы, монтируются рудодробильные агрегаты, изготовленные на «Уралмаше». Повсюду русская и финская речь. Здесь развернулась самая крупная совместная стройка на территории СССР: возводится гигантский горно-обогатительный комбинат. Растет и город Костомукша. В конце 1982 года вошла в строй — на полтора года раньше срока — первая очередь Костомукшского ГОКа. Ее мощность около трех миллионов тонн железорудных окатышей. К 1985 году комбинат заработает в полную силу.

Технологическое проектирование стройки, изготовление и монтаж промышленного оборудования ведет советская сторона. Финские фирмы возводят производственные корпуса и город.

Стоимость проекта — несколько миллиардов финских марок. Но расплачиваться Советский Союз будет не деньгами, а частью продукции комбината, которая предназначена для металлургического завода в Раахе — другого детища экономического сотрудничества двух стран. Возникает символичный образ: горняк — Костомукша протягивает крепкую рабочую руку металлургу — Раахе.

Соглашение о совместном строительстве Костомукши имеет огромное значение для Финляндии. И не только экономическое. Примерно на одной широте с горно-обогатительным комбинатом в стране Суоми расположен район Кайануу. Около 60 процентов финнов, занятых ныне на строительстве в Костомукше, оттуда. Стройка позволила на треть сократить в Кайануу число безработных. Впрочем, от осуществления этого проекта выиграла вся Финляндия. Подсчитано, что каждый финский рабочий в Костомукше обеспечивает работой двух человек на своей родине: производство и поставка материалов для строительства обусловили изрядный рост занятости.

Газета «Кансан уутисет» писала: «Костомукша — это хлеб для многих финских строителей». И тут же приведены слова каменщика Арно Неволайнена:
— Снова помощь рабочим пришла из страны социализма.

Раахе — Ловиса — Хельсинки — Москва

Ю. А. Черняховский

Рубрика: Без рубрики
Просмотров: 5504