«Серые волки»

01 августа 1983 года, 00:00

 «Серые волки»

Часто в прессе попадаются сообщения о преступлениях террористов в Европе. Кто эти люди, какие силы стоят за ними?
Илья Кечин, студент. Москва

— Внимание! Внимание! — проговорил в микрофон представитель организационного комитета, оборвав череду песен и музыкальных номеров, транслировавшихся с открытой эстрады по всему парку в районе Нойкёльн. Здесь 15 июля 1979 года завершался двухдневный праздник газеты западноберлинских коммунистов «Ди вархайт», на который собрались десятки тысяч горожан. Многие из них — с семьями, с детьми.

— Внимание! Внимание! — повторил мужской голос. — Только что мы получили предупреждение: на территории парка заложена бомба. Об этом сообщили по телефону в полицейский участок Нойкёльна анонимные лица. Они назвали себя боевиками из нелегальной турецкой организации «серые волки».

Перекрывая возмущенные возгласы собравшихся, сотрудник редакции «Ди вархайт» поднял над головой руку:
— Это явная провокация, товарищи! Но неофашистам не удастся омрачить нашу встречу. После обследования территории мы снова соберемся здесь.

В толпе замелькали зеленые мундиры западноберлинских полицейских. За оградой выли сирены полицейских автобусов, патрульных машин. Начальство нарочито возбужденно отдавало приказы подчиненным и явно выжидательно, с заметным нетерпением поглядывало на участников праздника коммунистической газеты, покидавших парк.

— Кое-кому, видимо, очень хотелось бы, чтобы мы досрочно свернули наш праздник, который проходит с таким успехом, — заметил главный редактор «Ди вархайт» Ганс Мале, вместе с которым мы направлялись к выходу. — Ясно, что мы не могли не вызвать недовольства определенных господ из реакционных кругов, враждебных делу и идеалам, за которые борется газета.

Однако правые экстремисты просчитались. Десятки тысяч западноберлинских трудящихся, участников праздника, покинули территорию лишь на несколько часов, пока полиция вела поиск «заложенной взрывчатки». Все это время на прилегающих улицах стихийно проходили антифашистские митинги. Молодежь распевала рабочие песни. Тысячи уст скандировали: «Неонацисты — вон из Западного Берлина!», «Да здравствует международная пролетарская солидарность!»

Наконец полиция сняла оцепление и отменила тревогу. Поступило официальное сообщение, что бомбы, найденные в парке, оказались бутафорскими...

Кто же такие «серые волки» и почему турецкая неонацистская организация столь нагло и безнаказанно действует в Западном Берлине? Здесь надо во многом разобраться.

«Серые волки» — «Бозкюртлар» — зародились как молодежная организация (точнее — как отряд штурмовиков) турецкой Партии националистического движения (ПНД) в середине 60-х годов, приняв имя животного, весьма почитаемого в стране. Ее символом стал волк, воющий на скале. Тогда же были созданы и лагеря для «серых волков».

Направленность организации определилась сразу — последовали нападения на представителей левых сил. Насилие постепенно нарастало, и к тому моменту, как военные установили контроль над страной в сентябре 1980 года, «серые волки» убивали по 20—30 человек в день.

Турецкому народу пришлось заплатить тяжелую цену за разгул терроризма в стране, вдохновителями которого — при всем контрасте и пестроте политического спектра замешанных в нем групп «боевиков», организаций и партий — были крайне правые силы.

Жертвами террористов в основном были представители демократических организаций — таких, как Рабочая партия Турции, Социалистическая рабочая партия, Конфедерация революционных рабочих профсоюзов. «Боевики» избрали мишенью прогрессивную интеллигенцию и студенчество. От рук убийц пали писатели У. Кафтанджиоглу и Д. Тютенгиль, главный редактор газеты «Миллиет» А. Ипекчи. И роль авангарда в террористической деятельности взяли на себя «коммандос» и «серые волки» — молодчики из специально подготовленных военизированных отрядов неофашистского толка. Летом 1980 года ультраправые силы имели под ружьем не менее двухсот тысяч человек.

За несколько месяцев до военного переворота орган Рабочей партии Турции еженедельник «Юрююш» писал, что цель террора предельно ясна: подорвать национально-демократическое движение и открыть путь к власти тем реакционным силам, которые потопили бы в крови чаяния турецкого народа в его борьбе за свободу и мир, против участия страны в НАТО и авантюрах международного империализма.

Своими кровавыми деяниями ультра преследовали и вполне определенные внешнеполитические цели: они стремились осложнить отношения добрососедства и делового сотрудничества Турции с социалистическими странами.
И вот 12 сентября 1980 года генералитет вооруженных сил страны совершил военный переворот.

Однако и после переворота террористические акты еще долго продолжались. Совершались налеты на прогрессивные организации и отделения профсоюзов. Обстреливались полицейские участки. Происходили диверсии на предприятиях, в учреждениях. За всеми этими злодеяниями четко просматривался почерк неофашистской Партии националистического движения, ее штурмовиков — «серых волков», фюрера турецких «коричневых» — А. Тюркеша.

Наконец, 587 членов ультраправой ПНД во главе с А. Тюркешем предстали в Анкаре перед военным трибуналом. Следствие установило, что ПНД и лично Тюркеш несут главную ответственность за разгул терроризма в Турции. Их обвинили в убийстве пятисот девяноста четырех человек, в том числе видного профсоюзного деятеля Турции, члена Всемирного Совета Мира К. Тюрклера, начальника службы безопасности провинции Адана Дж. Юрдакула, многих других общественных и политических деятелей.

Военный прокурор потребовал приговорить А. Тюркеша и двести девятнадцать его сообщников к высшей мере наказания — смертной казни.

Казалось бы, справедливость восторжествовала. Но... В западной прессе уже тогда высказывались серьезные сомнения в реальности этого приговора. Корреспонденты сообщали из Анкары о «чувствах симпатии к Тюркешу ввиду его преклонного возраста и слабого здоровья», о нежелании правящего военного режима «превратить Тюркеша в мученика» — в случае, если он «окажется единственным из казненных политических лидеров». Процесс по делу ПНД грозил затянуться надолго. Уже сама по себе судебная волокита выводила Тюркеша из-под угрозы поплатиться жизнью за совершенные им преступления: по действующему турецкому закону лицо, достигшее возраста 65 лет, не может быть приговорено к смертной казни.

Конечно, не будем строить иллюзий, будто, нанося удар по неофашистской ПНД, военные власти помышляли об укреплении демократических начал в общественной жизни Турции.

Лозунг «борьбы с терроризмом», как показали многочисленные судебные процессы, послужил поводом анкарскому режиму обрушить массовые репрессии на организации рабочего класса, прогрессивные силы и сторонников движения за мир.

В конце марта 1982 года военные власти выдали ордера на арест сорока четырех видных прогрессивных деятелей страны — руководителей и активистов Общества сторонников мира Турции. Среди них — известные юристы, журналисты, ученые, депутаты турецкого парламента от распущенной народно-республиканской партии, инженеры, писатели, художник, бывший посол. Всем им предъявили стандартное обвинение в «ведении коммунистической пропаганды и попытке подорвать существующий государственный строй».

Это была самая крупная репрессивная акция против турецкой интеллигенции, проведенная в стране с сентября 1980 года.

Оценивая эти события, прежде всего следует отметить, что главная сторона, заинтересованная в развитии нынешних политических тенденций в Турции, — это Соединенные Штаты. Ведь на территории Турции США имеют шестьдесят одну военную базу, многочисленные центры радиоперехвата и шпионажа. Поддерживая военный режим, Соединенные Штаты удвоили финансовую помощь турецкой армии.

Кого же набирает турецкий «фюрер» Тюркеш в свои банды? Среди «серых волков» есть немало деклассированных элементов из разных кругов общества: представители мелкой буржуазии, люмпен-пролетарии, уголовники, студенты-недоучки, опустившиеся на дно жизни личности и выплеснутая на поверхность вихрями кризиса «элита сточных канав» — авантюристы, искатели легкой наживы. Наконец, попавшиеся на удочку социальной демагогии политически отсталые рабочие, крестьяне, мелкие чиновники. В омут «коричневых погромщиков» затянуто немало молодежи, отчаявшейся вырваться из беспросветной нужды: ведь ежегодно армию безработных в Турции пополняют четыреста тысяч человек, значительная часть которых — выпускники средних школ.

Поставляют рекрутов в банды «серых волков» и «геджеконду» — трущобы, раскинувшиеся на окраинах почти всех турецких городов. «Геджеконду» означает «построенные ночью». В Турции есть закон, запрещающий разрушать любое жилище, имеющее крышу. Вот почему по ночам крестьяне, пришедшие в город в поисках работы, спешно строят свои лачуги из любых бросовых материалов. Более половины из 1 700 000 жителей столицы живут в таких конурах. В Тызлукаире, районе трущоб на окраине Анкары, где обитают пятьдесят тысяч человек, на протяжении многих лет происходили кровопролитные столкновения между соперничающими вооруженными бандами...

Деятельность Партии националистического движения не ограничивается только Турцией. ПНД действует во многих общинах турецких иммигрантов в Западной Европе, прежде всего в ФРГ. Европейская штаб-квартира ее расположена в западногерманском городе Хейльбронне. Эмиссары Тюркеша руководят отсюда — копируя мафию — экспортными компаниями, торговлей оружием и наркотиками, игорными домами и контрабандой.

Отсюда, с территории Федеративной Республики Германии, фашистская партия Тюркеша разбрасывает свою сеть, создавая группы в Нидерландах, Бельгии, Швейцарии, Франции, — сто двадцать девять филиалов организации «серые волки» действовали в Западной Европе в 1981 году.

Возьмем в качестве примера Нидерланды. Здесь проживает около 140 тысяч турецких граждан, прибывших в Голландию в качестве иностранных рабочих. Турецкие организации сосредоточены на востоке и западе страны и в основном числятся как спортивные, общественные, культурные и религиозные ассоциации. Именно они — если не все, то многие из них — служат прикрытием для политической пропаганды «серых волков». Агенты ПНД организуют для турок просмотры кинофильмов и культурные мероприятия, разжигают националистические чувства и распространяют экстремистские идеи. Главный объект воздействия — это турки, которые совершенно растерялись в чужой стране, оторвавшись от турецкой культуры и не найдя места в голландской.

— Не все правые — «серые волки», — рассказывал эксперт правительства Нидерландов по турецким делам Рунис Пеннинкс. — Чтобы группа заслужила название «серые волки», она должна быть национальной, иерархической и действовать по приказам из Турции. Большинство турок, конечно, пытаются держаться в стороне от экстремистов. Они опасаются друг друга и стараются придерживаться центра. Но левые организации обычно бывают раздробленными, расколотыми по идеологическим линиям, в то время как правые хорошо организованы и ссорятся только из-за практических вопросов...

На северо-востоке Франции — в Эльзасе — «серые волки» чувствуют себя не столь раскованно: они встречают активный отпор от эльзасских и турецких левых сил. Например, демонстрация, организованная «серыми волками» 3 мая 1980 года в Страсбурге, окончилась полным провалом. В июне 1982 года в Меце (департамент Мозель) произошли столкновения между экстремистами ПНД и прогрессивно настроенными рабочими.

Обходя стороной Страсбург, где турецкие левые силы занимают прочные позиции, «серые волки» предпочитают обосновываться в маленьких городах. Там легче основать мусульманские культурные ассоциации, развернуть работу в мечетях, где верующие должны делать еженедельные взносы в казну «серых волков», в кафе и спортклубах. В Фежерсеме, например, один «серый волк» контролирует прием на работу турок на все предприятия, и владельцы обращаются только к нему. Конечно, механизм такого принудительного «посредничества» срабатывает далеко не всегда. Когда один турецкий рабочий решил организовать на заводе компании «Шнейдер» в Бишвиллере профсоюз, входящий во Всеобщую конфедерацию труда (ВКТ), «серый волк» пригрозил ему смертью. Но рабочий не испугался, и сегодня большинство из 200 турецких трудящихся завода «Шнейдер» — члены ВКТ.

Наконец, нельзя не сказать о «клубах» и так называемых «исламских центрах», созданных фашистской партией Тюркеша как в самой Турции, так и за пределами страны. В этих «центрах» опытные специалисты обучают будущих убийц — «профессиональных» террористов организации «серых волков». И одним из выпускников таких «школ смерти» был Мехмед Али Агджа...

Выстрелы на ватиканской площади Св. Петра прогремели днем 13 мая 1981 года в присутствии многих тысяч людей.

Глава римско-католической церкви в открытом белом автомобиле проезжал по площади перед началом своей проповеди, с которой он обращается к верующим по средам.

Папа Иоанн Павел II, улыбаясь, стоял в машине. И вдруг черноволосый парень невысокого роста выхватил пистолет и почти в упор произвел четыре выстрела в папу римского.

В панике и сумятице, возникшей на площади сразу после выстрелов, люди не сразу заметили в толпе еще двух жертв покушения. Одна из пуль, пронзив тело папы, тяжело ранила в грудь американскую туристку Анну Хоудр шестидесяти лет из Буффало; последняя пуля задела молодую американку Розу Холл.

Террорист, стрелявший в Иоанна Павла II, бросился бежать, но через несколько шагов был схвачен папской охраной. Арестованного доставили в полицейский участок и обыскали. Документов при нем не обнаружилось. На первом же допросе покушавшийся заявил, что зовут его Мехмед Али Агджа, ему 23 года и он «родом из Турции»...

В ходе проведенного в Италии следствия по делу Агджи стала очевидной его связь с крайне правыми международными террористическими организациями. «Мы полагаем, можно документально доказать, что Мехмед Али Агджа действовал не один», — заявил заместитель государственного прокурора Италии Л. Инфилизи. Вскоре сообщник террориста был арестован в Генуе. Им оказался некто Мехмед Сеннер. Установлено, что он вступил в контакт с итальянскими неофашистами и достал для Агджи пистолет, из которого тот и стрелял в Иоанна Павла II.

Представитель министерства внутренних дел Италии информировал прессу, что террорист Агджа в течение шести месяцев числился в списках особо опасных преступников, разыскиваемых Интерполом. Объявления с его приметами были вывешены буквально на всех пограничных пунктах. И тем не менее преступник свободно разъезжал по Западной Европе, располагая «безупречными документами» — поддельными паспортами на имя Фарука Осгуна Али Хуссейна и Али Муссейна.

Агджа родился в небольшом городе Хекимхан в вилайете Малатья. Место это было известно как очаг непрекращающихся стычек и религиозных конфликтов между проживающими здесь курдами и турками. Лондонская газета «Обсервер» писала, что «Агджа, достигнув совершеннолетия, стал так же привычно носить при себе оружие, как англичанин — зонт». Рано лишившись отца, крестьянина отнюдь не большого достатка, Агджа воспитывался в местной школе, потом поступил в учебное заведение, готовившее учителей. «В 1970 году,— свидетельствует «Обсервер»,— подобные учебные центры были очагами националистического фанатизма, и Агджа был вымуштрован в духе крайне правых доктрин». В 1978 году Мехмед Али, подобно тысячам других молодых людей из отсталых вилайетов, направился в Стамбул. Здесь он поступил на экономический факультет Стамбульского университета, но вскоре был отчислен.

Свой «послужной список» террористических актов боевик «серых волков» открыл вечером 1 февраля 1979 года.

...Абди Ипекчи — главный редактор либерально-буржуазной газеты «Миллиет» — возвращался на машине домой. В нескольких сотнях метров от дома машина Ипекчи попала в уличный затор. И в этот момент стоявший на краю тротуара молодой человек прошил очередью из автомата боковое стекло автомобиля, мгновенно убив главного редактора.

После покушения террорист удалился пешком на соседнюю улицу, где сел в поджидавшую его машину. Автомобиль сразу же тронулся с места и скрылся. «Это было в высшей степени профессионально осуществленное покушение», — писала западная пресса.

Лишь почти пять месяцев спустя — 25 июня 1979 года — полиции удалось арестовать Агджу в Стамбуле, предъявив обвинение в убийстве Ипекчи. На допросах террориста лично присутствовал министр внутренних дел Хасан Фехми Гюн. По словам английской газеты, у министра сложилось впечатление об Агдже как о «хладнокровном убийце, чья театральная попытка разыграть из себя параноика была всего лишь позой».

Суд приговорил террориста к высшей мере. Однако... за несколько дней до казни Агджа бежал из стамбульской тюрьмы при загадочных обстоятельствах. Некоторый свет на эту темную историю пролил в мае 1981 года арест одного из чинов полиции, чья подпись стояла на подложном документе Мехмеда Али Агджи, и еще двух лиц, причастных к побегу.

Как утверждает газета «Обсервер», бежать из сильно охраняемой стамбульской тюрьмы Мальтепе помогли Агдже пять солдат из персонала стражи, которые снабдили приговоренного военной формой.

Совершив побег, Агджа отправился в родные места, где установил контакт с лицами из ПНД, контролировавшими все его действия. Вскоре он достал фальшивый паспорт и выехал в Иран: в царившей там обстановке хаоса и социально-политических потрясений было проще скрыться. После краткого пребывания в Иране Агджа вернулся в Турцию, где его разыскивали как «крайне опасного преступника», и в середине 1980 года направился в Западную Европу.

По мере раскрытия обстоятельств покушения на папу римского многие органы итальянской печати в своих комментариях приходили к единодушному выводу: выстрелы на площади Св. Петра — результат широкого международного заговора неофашистов, правоэкстремистская провокация. «Не вызывает сомнений тот факт, — писала газета «Паэзесера», — что турецкий неофашист Мехмед Али Агджа не фанатик-одиночка, а исполнитель чьей-то воли». В течение полутора лет после побега из стамбульской тюрьмы этот террорист беспрепятственно пересекал границы Западной Европы, тратил крупные суммы денег. Его следы обнаружены в Испании, ФРГ, Франции, Великобритании, Дании, Бельгии, Греции.

«Такую свободу передвижения, — отмечала итальянская газета «Мессаджеро», — можно было получить лишь благодаря покровительству и денежной поддержке со стороны неофашистских организаций этих стран. В результате с помощью своих «всесильных друзей» одному из наиболее опасных террористов подпольной организации «серые волки» удавалось постоянно ускользать из рук Интерпола, который разыскивал его по всей Западной Европе».

Еще один комментарий — римской газеты «Репубблика»: «Кто-то платил М. Али Агдже. Ряд фактов подтверждает, что у фашиста были сообщники. Во-первых, об этом говорит наличие у него денег. Агджа в своих поездках по странам Европы тратил не менее ста тысяч лир в день».

«Тыл» особой надежности, судя по маршруту передвижений террориста после побега из стамбульской тюрьмы, был обеспечен М. Али Агдже на территории Федеративной Республики Германии. «Турецкая разведывательная служба, — писала лондонская газета «Обсервер» в мае 1981 года, — располагает сведениями, что Агджа большую часть 1980 года провел в Западной Германии, а ее агенты утверждают, что он был замечен в Ульме и Западном Берлине».

Анкара неоднократно обращалась к властям ФРГ с требованием выдать бежавшего преступника. Однако эта просьба турецких властей так и осталась без ответа. И наконец, прозвучали выстрелы на площади Св. Петра в Ватикане...
...Я снова вспоминаю день 15 июля 1979 года, когда «серые волки» осуществили провокационную вылазку в западноберлинском районе Нойкёльн. На следующее утро я зашел в редакцию «Ди вархайт». В международном отделе мне сразу же стали рассказывать о подрывных действиях ультраправых националистов и «серых волков» в местной турецкой общине.

— Агентура фюрера ПНД Тюркеша орудует и в Западном Берлине, и в Федеративной Республике Германии. Они запугивают своих соотечественников-«гастарбайтеров», прибегают к «силовому террору», пуская в ход ножи, взрывчатку, огнестрельное оружие, кастеты, цепи, и ведут пропаганду с помощью подобных публикаций. — Западноберлинские журналисты-коммунисты показали несколько брошюр, переправленных в страны Западной Европы нелегальными курьерами Тюркеша. — Если кратко охарактеризовать содержание этой «литературы» ПНД, то оно сводится к антикоммунистической, антисоветской пропаганде, густо замешенной на расизме и разнузданном шовинизме. «Серые волки» беззастенчиво спекулируют на переживаемых Турцией экономических потрясениях, вызванных жестоким кризисом, «обыгрывают» социальные катаклизмы в этой стране, апеллируют к патриотическим чувствам турок. В их сети чаще всего попадают люди малограмотные, невежественные, головы которых затуманены предрассудками. Вооруженный террор сочетается с «психологическим». «Серым волкам» на руку материальная нужда и беспомощность соотечественников, оказавшихся по приезде в Европу как бы между «двух берегов» в мире, где иностранному рабочему-иммигранту, лишенному каких бы то ни было прав и социальной защиты, каждый день угрожает перспектива пойти на дно...

— История «серых волков» уходит ко временам фашистской Германии, — говорил главный редактор газеты западноберлинских коммунистов Ганс Мале. — Их нынешний лидер А. Тюркеш еще в 1944 году возглавил движение за создание «великой национал-социалистской Турции» по образу и подобию «великогерманского рейха». И неудивительно, что именно он стал доверенным лицом гестапо в Турции. Прошли годы, время смело с лица Европы коричневую паутину фашизма, но и поныне фанатичные ученики Тюркеша продолжают петь дифирамбы Гитлеру. В 1978 году, во время одного истерического выступления перед «серыми волками», их фюрер во всеуслышание провозгласил цели организации: «Борьба против евреев, империалистов, капиталистов, а прежде всего против коммунистов и левых!» За словами последовали кровавые действия: тысячи террористических актов. Слепое повиновение внутри организации «серых волков» доведено до фанатизма: «Правильно не то, что подсказывают логика, разум, а то, что приказывает руководитель!» И раздаются выстрелы и взрывы, гибнут сотни «красных» и «левых», звучат оголтелые призывы «покончить с прогнившей демократией»...

И еще один, заключительный штрих к характеристике «школ» ПНД в Турции. Многие студенческие общежития попали здесь под контроль штурмовиков и превратились в подобия казарм — с дежурными, рапортами, полувоенной дисциплиной, со складами холодного и огнестрельного оружия.

Вот из таких-то «очагов» ПНД и выпускает «серых волков» на проведение жестоких террористических акций...

Виталий Меньшиков, корр. «Правды» — специально для «Вокруг света»

Просмотров: 16271