Тихие берега

01 августа 1983 года, 00:00

Тихие берега

Вызолотила осень деревья на Докшицких болотах. Кружатся, ложатся на мшистое покрывало листья, падают в едва заметный ручеек, что вытекает из булькающего под березой ключа. До самого Днепра добегает этот ручеек и несет ему в подарок золотые листья березы... Так начинается Березина. Постепенно ручеек раздвигает берега, ныряет сквозь озера и болота, петляет по лесам и лугам, принимает в свое русло небольшие речки, пробегает мимо сел и городов. Неблизкая дорога у Березины до Днепра — 613 километров, и 110 из них проходит по заповедному краю.

Березинский биосферный заповедник — эталон нетронутой природы северо-восточной Белоруссии. И естественно, что здесь, в этой природной лаборатории, работает немало ученых. Чтобы лучше узнать, как живет лес, создают «пробные площади». Это эталонные участки леса, в четверть гектара и более, где ведутся регулярные наблюдения. На одну из таких площадей мы отправились с ботаником Любовью Ставровской.

...Сосняк нехотя поднимался на пригорок. То тут, то там виднелись заросли рыжеватого папоротника, тронутые ночным заморозком. А потом пошли деревья с белыми цифрами на стволах. Это и была пробная площадь, где ботанику известны все цветы и ягодники, мхи и лишайники. Здесь же установлена аппаратура, она фиксирует температуру воздуха и почвы, определяет влажность воздуха, измеряет количество осадков.

Ставровская с линейкой в руках переходила от растения к растению, что-то измеряла, записывала, рассматривала в лупу. Потом собрала семена с одного растения, тщательно завернула их в бумагу и, повернувшись, сказала:
— Это пыльцеголовник красный, он из орхидных, сейчас очень редок и внесен в Красную книгу СССР. Ботаники ищут наиболее эффективные методы его охраны и размножения.

Мы должны знать, как его сеять, — объясняла Ставровская, — на подстилку леса или под нее, на какую глубину взрыхлять почву или этого не следует делать, в каких участках леса лучше приживется растение. А для того чтобы это можно было быстрее и точнее узнать, мы сеем семена в питомнике. Кстати, пыльцеголовник у нас уже растет.

— И удалось что-нибудь выяснить?
— Да. Мы предполагаем, что пыльцеголовник хорошо себя чувствует, когда по соседству растут определенные грибы.

Когда Ставровская все осмотрела, мы пошли дальше и вскоре уперлись в забор. «Это тоже пробная площадь, — заметила Люба. — Только сюда закрыт вход крупным животным. Сравнивая растения на этом участке и в открытом лесу, мы узнаем, какую роль они играют в питании зверей и как животные, в свою очередь, влияют на жизнь флоры».

Сосняк постепенно сменялся ельником. Становилось сумрачно, сыро, прохладно. В разрывах мокрой травы увидели когтистые следы медведя. Вскоре за густыми зарослями малинника встретили орнитолога заповедника Светлану Голованову. Она проводила учет птиц, выясняла, кто из пернатых еще не улетел в теплые края.

Светлана сказала:
— Жаль, что черные аисты улетели. Ну, посмотрим хотя бы гнездо этих редких птиц...

Мы обошли густой бурелом, перелезли через поваленное дерево, подошли к высокой ели. У самой макушки, на боковых ветвях, прилепилась груда сучьев — это и было гнездо черного аиста. И тут я услышал от Светланы много интересного об этой птице.

...Черные аисты в отличие от белых не признают соседства с человеком, строят свои гнезда в глухомани, в значительном отдалении даже от гнезда другой пары. Но болото должно быть близко... Птенцов бывает обычно три-четыре, они почти два месяца не покидают гнезда. Родители в это время целыми днями заняты охотой: несут малышам ящериц, змей, лягушек.

Всюду количество и область обитания черного аиста сокращаются, птица внесена в Красную книгу СССР.

— Мы разыскиваем в заповедной глуши их гнезда, — рассказывала Светлана, — наносим их на карту. И все время ведем наблюдения. Но лишний раз стараемся не появляться у гнездовий, чтоб не тревожить птиц... Не забываем мы и других пернатых — менее именитых, обычных жителей Березинского заповедника. Их также учитываем, кольцуем, отмечаем в летописи природы весенние прилеты и отлеты на зимовки, выявляем их гнездовые территории. Распределение птиц по типам леса — березняка, ельника, дубравам, соснякам — тоже интересная тема, и мы ею занимаемся.
— А сколько всего видов птиц обнаружили орнитологи на территории вашего заповедника?
— Более двухсот. Не очень давно обнаружили горихвостку-чернушку. До этого ее никто никогда здесь не встречал. Песня этой птички похожа на перекатывание мелких камешков и заканчивается звонким росчерком...
— А глухари есть в заповеднике? — спросил я Светлану. Спросил не случайно: сейчас судьба этих птиц тревожит орнитологов. Мало их осталось в европейских лесах. Существует много предположений, почему исчезают древнейшие птицы. Одни ученые связывают это с осушением болот, другие — с увеличением численности зверей и в первую очередь кабанов, сметающих на своем пути гнезда птиц; третьи — с загрязнением окружающей среды. Есть мнение, что глухарь — птица-индикатор, чутко реагирующая на содержание всевозможных лишних или чужих элементов в растениях, которые она употребляет в пищу.
— В заповеднике создан специальный питомник, — сказала Голованова. — Там занимаются разведением глухарей, отрабатывается методика их содержания в вольерах.

В Березинском заповеднике мне рассказали еще об одной птице-индикаторе — скопе. Малейшее наличие тяжелых металлов в рыбе — основной пище скопы, сказывается на потомстве птицы. Бывает, что она не несется, а если и откладывает яйца, то скорлупа их так тонка, что не выдерживает веса родителей. Скопа — редкая птица. Она тоже внесена в Красную книгу. В заповеднике гнезда свои строит недалеко от озер и в пойме Березины.

...Деревья сжали нашу дорогу, кажется, вот-вот сомкнутся их кроны, сойдутся стволы. Вдруг лес оборвался, и открылась поляна с кряжистыми дубами. Не один век стоят они здесь, в пойме Березины. Наверняка под некоторыми из них отдыхали зубры, жившие в этих местах еще в XVIII веке. В начале 70-х годов нашего века в Березинском заповеднике снова появились зубры, их переселили сюда люди.

Мы сели в лодку. Извилиста Березина. Мало где она выпрямляется, больше петляет, крутится, бегом бежит. Проплыли мимо стены березняка, бархатистых лип, одиноко стоящих по-над берегом дубов...

— Вот бобровая хатка, — показал на кучу бревнышек Михаил Александрович Лавов, сопровождавший нас научный сотрудник Березинского биосферного заповедника. И добавил: «Жилая. День для бобров — пора покоя, ночью они вылезают и до утра занимаются заготовкой корма, ремонтируют плотины, латают крыши хаток».

Михаил Александрович рассказал, что Березинский заповедник своим образованием обязан бобрам. Драгоценная шуба этих зверей чуть было не погубила их, из-за нее зверей беспощадно уничтожали. И в 20-х годах нашего века бобров почти нигде не осталось. Все сохранившиеся поселения можно было пересчитать по пальцам. В этих местах чудом уцелело два десятка семей. Вероятно, спасло зверей бездорожье, отдаленность, труднодоступность. Эти бобровые семьи были бесценной находкой. Кто знает, если бы их уничтожили, человечество могло бы потерять безвозвратно и европейского речного бобра.

С охраны этих семей в 1925 году и начал свою работу Березинский заповедник.

Сейчас бобры обычные жители на Березине, на реках ее бассейна, на озерах. Их несколько раз отлавливали для расселения в Сибири, на Дальнем Востоке. Теперь у нас в стране бобры обитают во многих районах.

Но наблюдения за бобрами не прекращаются. Их хатки и норы учтены, регулярно, проводится перепись животных, время от времени зверей отлавливают, чтобы сделать необходимые промеры, проверить их состояние, и после этого отпускают.

Пока мы плыли по реке, видели несколько бобровых хаток, у каждой на колышке был прикреплен номер.

...Тихо в пойме Березины. Шумит ветер, иногда пискнут в кустах синицы, а то стая болтливых дроздов устроит галдеж на рябине и с разговорами склюет все ягоды. Иногда пролетит журавлиный клин. Развернется у раскрашенного леса, еще раз пройдет над рекой и к ближнему болоту полетит, там и опустится. Отдохнут птицы до утра. А с рассветом на юг подадутся, а может, еще задержатся на Березине — значит, не скоро холода придут сюда.

Птицы чувствительны к погоде. Аисты, например, могут выбросить из гнезда птенцов. Значит, на будущий год возможна засуха. А с ней приходит бескормица для аистов...

Об этом мне как-то рассказывали в одной деревне на Березине. И тогда действительно — следующий год выдался на редкость сухим и жарким, мало уродилось ягод, почти не было лягушек, понизился уровень воды в колодцах, болота пересохли.

На болота ученые сейчас смотрят с большим интересом. Много еще загадок они таят. Березинский заповедник — единственное место в Центральной Европе, где сохранились обширные неосушенные болота. Для изучения их здесь создано два специальных стационара.

На Домжерицкий стационар взял меня с собой Михаил Васильевич Кудин — заместитель директора заповедника. По просторному озеру мы помчались к домику на понтонах, обошли его и ткнулись в берег.

Узенькая тропинка повела нас по смешанному лесу. Но вскоре тропинка оборвалась, а точнее, ее продолжили деревянные мостки, повисшие над болотом. Мы идем над покрывалом мха, мимо редких тонкоствольных невысоких деревьев.

— Этим деревцам за сотню лет перевалило, их соседи в лесу за это время вымахали в великанов. А здесь не поднимаются высоко деревья. Зато другие растения без болот не могут жить. Клюква, например,— сказал Михаил и показал на ярко-красную кочку. За ней виднелась еще, еще... Болото горело яркими огоньками.

Деревянный тротуар привел нас к настилу, около которого стояли метеорологические будки; в моховое покрывале нырнули длинные термометры.
— Что нас интересует на болотах? — переспросил Кудин и начал рассказывать: — Гидрологический и температурный режимы, торфообразование, интенсивность роста или деградации болота. Измеряем уровень грунтовых вод, толщину торфяных пластов, скорость разложения клетчатки. Проводим и экологические исследования, берем всевозможные анализы. Выявляем загрязнителей окружающей среды. Болота на них остро реагируют, ведь здесь чистые грунтовые воды и воздух.

Снова поскрипывали под ногами мостки. Я смотрел на громадное Домжерицкое болото. Оно дает жизнь многим ручьям, озерам, речкам. А сколько животных считают его своим домом! О растениях и говорить не приходится, не будет его — они исчезнут...

Лодка идет к дому. Солнце уже заглянуло в озеро. Постоят еще теплые, солнечные дни.

Березинский заповедник

И. Иванов | Фото И. Константинова

Рубрика: Без рубрики
Просмотров: 5211