Дело о тайне Кара-Обы

01 апреля 1983 года, 01:00

Дело о тайне Кара-Обы. Вход в погребальную камеру Царского кургана.Все последующее вряд ли можно назвать рассказом. Скорее это конспект того «следственного дела», которое я вел, знакомясь с историей раскопок одного из крупнейших курганов нашего Причерноморья. Сюда легли и собственные впечатления, и выписки из документов более чем столетней давности, переписка и разговоры с археологами — все, что так или иначе могло пролить свет на загадку, и поныне остающуюся таковой. История эта интересна. Вот почему я снова раскрываю старую папку и на первой странице читаю рапорт от 1859 года, 12 мая, председателю Императорской археологической комиссии графу Сергею Григорьевичу Строганову от директора Керченского музея древностей А. Е. Люценко:

«Владелец хутора, находящегося в пяти верстах от Керчи, керченский житель Абазали, предлагает мне раскопать один огромный курган, лежащий на его земле и известный под названием Кара-Оба, — за умеренное вознаграждение от казны в случае открытия в нем нетронутой гробницы. Осмотрев этот величественный курган, я нашел его заслуживающим в высшей степени расследования. Он находится на скалистом кряже, во второй цепи холмов, замыкающих Керченское градоначальство с западной стороны, и имеет в окружности от 80 до 100 сажен при отвесной высоте, простирающейся до 6 сажен. Утверждают, что большая партия греков раскапывала его в течение трех лет посредством колодца сверху; причем, издержав значительные деньги, не могла достигнуть середины его, заваленной огромными камнями, которыми он оказался выложенным вокруг...»

...Автобус остановился у поворота шоссе.
— Вон на Кара-Обе копают что-то, — показала кондукторша. — Видите, камни там белеют?

Приезжая в Ленинград, в Институт археологии, я часто слышал это название — Кара-Оба. Одни ученые восхищались, предвкушая грядущие открытия. Другие сомневались, что под этой грудой земли и камней могло скрываться что-то удивительное.

И вот я стою возле кургана — перед одной из самых больших (в прямом и переносном смысле) загадок современной археологии.

Кара-Оба — это внушительных размеров земляная насыпь. Чтобы она не оползла, ее подпирает и сдерживает каменное кольцо — крепида. Внутри кольца виден ход...

Очень непрост оказался этот курган. Насыпь скрывала под собой... известняковый утес высотой почти десять метров. И эта деталь сразу же породила множество самых разнообразных вопросов, среди которых один — самый важный: что скрывало в себе гигантское сооружение древности?

Я увидел Кара-Обу уже без курганной насыпи. Ее успели полностью снять, и теперь кругом, словно гигантские крепостные стены, возвышались крепиды — две стены, сложенные из огромных неотесанных глыб известняка; в некоторых местах те поднимались до четырех метров в высоту. Почему же они такие огромные? Что по этому поводу думали первооткрыватели? Обратимся к дневнику А. Е. Люценко.

1859 год, 9 октября: «...Открыли целую гряду скал с глубокими впадинами, заваленными крупными... камнями и наносною землею. Впрочем, по очистке сих впадин от насыпи, не оказалось в них никаких следов гробничной постройки».

Так, значит, в прошлом веке искали гробницу!
Люценко немало изучал древности Керченского полуострова. Он прославился раскопками многих интересных курганов, открыл редчайшие произведения древнего искусства, фрески, украшения... Кара-Обу он раскапывал три года — с 1859-го по 1861-й. Через 103 года работу возобновил один из крупнейших исследователей древнего Боспорского царства В. Ф. Гайдукевич. Он снял большую часть земляной насыпи, еще оставшейся после работ Люценко, обнажил в некоторых местах крепиды, и убедился, что не было видно никаких признаков хода вглубь и никто из древних грабителей не смог проникнуть внутрь скалы. Однако довести раскопки до конца Гайдукевич не смог: осенью 1966 года он скончался. Продолжали работу археологи П. Н. Шульц и А. Н. Мелентьев. Ему предстояло расчистить скалу и исследовать «полы» кургана — насыпь с внешней стороны крепид.

А. Н. Мелентьев: «Передо мной стояло три вопроса... Как возводились крепиды — одновременно или порознь? Что воздвигли сначала — крепиды или насыпь или же работы велись параллельно? Были ли крепиды в древности закрыты насыпью или их «фасад» был открыт зрителям».

И, само собой, в ходе раскопок надо было попытаться найти возможный ход в погребальную камеру, коль она существовала.

Геолог Л. В. Фирсов заведующий лабораторией геохронологии Сибирского отделения Академии наук, приезжавший для консультации на Кара-Обу, подсчитал объем камней, из которых сложены эти крепиды: около 200 кубометров. Вес — 2600 тонн! Внушительное сооружение! Неужели его «спрятали»?

Мелентьеву скоро стало ясно, что строительство кургана было, так сказать, одновременным «актом». Строились крепиды, и насыпалась в пространство внутри их земля. Затем землей засыпали и крепиды, образовав огромную полусферу. Доказательства? Слои насыпи и прослойки земли между камнями крепид совпадают...

Но во имя чего возводилось это гигантское сооружение? Мнения ученых разделились. Некоторые полагали, что Кара-Оба кенотаф — фиктивная могила властителя, убитого где-то в походе. Другие утверждали — это курган с царской гробницей. Было и третье мнение: Кара-Оба трофей — мемориальное сооружение, воздвигнутое в честь какой-то победы во II веке до нашей эры...
И тем не менее...

1861 год, 20 октября. Из дневника А. Е. Люценко: «Расследование кургана Кара-Оба минными галереями привело к открытию под насыпью его, на скалистой поверхности холма, в шести саженях от центра, земляной гробницы. Прислоненная к обрыву скалы, гробница эта была окружена стенкой из неправильных камней дикарной породы и наполнена человеческими костями, как бы изрубленными на части. Кости были смешаны с плотным черноземом, щебнем и черепками от простых глиняных амфор. Поверх лежал скелет без головы, с руками и ногами, протянутый к западу. Между костями найдено: несколько черепов в разбросанных кусках, три обломка от челюстей с уцелевшими зубами, один проржавленный кусок от железного ножа или меча и один медный наконечник стрелы. Гробница казалась не разоренною, ибо слои лежащей над ней насыпи были не тронуты».

Второе, женское погребение нашел в кургане в сезон 1968 года начальник археологической экспедиции П. Н. Шульц. В головах у женщины стоял грубый лепной горшок, скифский. И — ничего больше. Даже ограды не было...

До Люценко Кара-Обу копали греки. До греков еще кто-то... Мелентьев нашел упиравшиеся в скалу ходы значительно более древние, чем «мины» прошлого века. Издавна курган будил воображение и вселял надежды. До раскопок это был самый огромный из всех известных курганов юга — 30— 35 метров высоты!

Затратить столько труда, возвести такую громаду только для того, чтобы не в центре, а сбоку похоронить два скелета и кучу изрубленных костей, безо всяких вещей, без приношений? Невероятно!

...Попробуем же рассуждать логично. В центре кургана — скала. Ее окружает двойное кольцо крепид. Никаких следов входа сверху в скалу нет. Твердость породы такова, что отскакивает двухпудовый лом, которым пытались бить скалу археологи. Но не пустую же скалу окружают эти стены? Для чего тогда весь курган? Где здравый смысл?

А может быть, именно «здравый смысл» здесь и помеха? Может быть, именно на «здравый смысл» потенциальных грабителей и был рассчитан весь замысел постройки?

А. Н. Мелентьев: «Уже в начале работ мне стало ясно, что нет смысла искать вход внутри крепид — там скала. Люценко применял и метод широких раскопок, и радиальные траншеи, и подземные галереи — «мины», но входа не нашел. Нам оставалось только идти с внешней стороны крепид широкой кольцевой траншеей, чтобы исследовать насыпь и материк вокруг этих каменных стен. Будь под скалой вход в погребальную камеру, мы сразу бы на него наткнулись. Увы, такого входа нет! Больше того, нет следов выработки. А ведь камень из склепа и хода к нему куда-то надо было сваливать. По отвалам мы обычно и находим вход...»

П. Н. Шульц: «Самый серьезный аргумент в пользу того, что Кара-Оба — погребальное сооружение, был нами получен в 1969 году. В юго-восточной части насыпи мы нашли в скале арку около двух метров высотой. От нее идет ход к центру кургана. К сожалению, пройдя вглубь пять с половиной метров, древние строители наткнулись на очень крепкий известняк, и работы были оставлены. Ход остался незаконченным. Но это не значит, что его не устроили в другом месте!..»

1861 год. 17—23 июля. Из дневника А. Е. Люценко: «Приступили... к проложению второй «мины» в скальном основании кургана Кара-Оба, направив ее к центру холма... К сожалению, «мина» эта, пройдя не более двух сажен, встретила чрезвычайно крепкую скалу, которую невозможно было пробить, почему она и оставлена. Затем обратились снова к разработке в скале первой «мины», проложенной на три сажени в направлении к центру холма, которую рабочим удалось продолбить еще на две сажени...»

Так что же найдено в 1969 году? Неудавшийся древним строителям ход или одна из «мин» Люценко? Насыпь, в которой тот пробивал ход к скале, уже снесена, восстановить картину трудно. Следующим летом еще в одном месте, казалось, был найден вход. Он вел под крепиду, и, радуясь открытию, археологи в этом месте ее разобрали. Напрасно! Черная полоса земли, по которой искали ход, оборвалась в тот день, когда хотели торжествовать победу. И все-таки...

А. Н. Мелентьев: «С северной стороны кургана мы взрезали траншеей огромное скопление желтой глины. Первое впечатление: вот земля, выброшенная из хода при строительстве погребальной камеры!

Однако выброшенная земля, как правило, должна лежать на древней почве. И, естественно, ее закрывает насыпь. Здесь же эта глина оказывается частью насыпи и нигде не соприкасается с погребенной древней почвой! Правда, возможно допустить, что камера сооружалась не до возведения земляной насыпи, а одновременно с ней. Но тогда логичнее было бы равномерно распределять вынутый грунт по всей насыпи, а не оставлять эту кучу, которая способна только указывать вход. Поэтому тогда я не стал продолжать здесь раскопок. Но не поручусь категорически, что мои рассуждения были правильны».

Одна гипотеза уничтожается другой. Предположения следуют за предположениями. Теперь уже все согласны: почти невероятно, чтобы вход в погребальную камеру Кара-Обы был внутри кольца крепид. Может быть, есть какая-то узкая шахта, идущая наклонно или почти вертикально вниз? Под скалой, через которую не смогли пробиться ни археологи, ни древние грабители, лежат слои более мягких пород: рухляки, пески, глины. Что, если строители подошли под скалу снизу? Вход — со стороны, может быть, даже издалека, а склеп — под скалой?

Древние строители и грабители располагали лишь киркой, лопатой и смекалкой. У археологов, кроме бульдозеров и лопат, есть в запасе еще и другое.

1968 год, 14 сентября. «Настоящий акт составлен в том, что за период 8—11 сентября 1968 года старшим инженером управления геофизических работ Министерства геологии СССР тов. Баженовым А. С. был поставлен эксперимент по опробованию биофизического метода на кургане Кара-Оба с целью поиска там возможного древнего захоронения... По мнению тов. Баженова А. С., полученная аномальная область должна быть вызвана наличием на глубине (предполагаемая минимальная глубина от верхней поверхности кургана пять-семь метров) большой подземной полости типа пещеры...» А склеп под скалой, если он есть, — это та же пещера.

На плане — вытянутый овал длиной около двадцати, шириной около одиннадцати метров. Ну и что? Что дальше делать с этой фигурой? Входа-то под скалу все равно нет!

...Не скрою, встречи с геофизиком Константином Константиновичем Шиликом я ждал с большим интересом. Знаком с ним я был давно и хорошо знал его работы. В этой новой области, где электронная техника вторгалась в археологию, Шилику удалось сделать много интересных открытий. При раскопках загородной греческой виллы на Тарханкуте он сумел при помощи электроразведки составить детальный план дома, полностью подтвердившийся во время раскопок. Точность оказалась феноменальной: погрешности не превышали десяти-пятнадцати сантиметров. Столь же успешно, при помощи магнитометра, он находил под землей древние обжигательные печи и определял их конструкцию с поверхности.
Здесь все получилось иначе.

К. К. Шилик: «Мне показалось, что на Кара-Обе могут быть эффектными три метода: сейсморазведка, гравиразведка и магнитный метод. Электроразведку применить здесь нельзя. В известняке множество трещин, мелких пустот, так что даже не заземлишь электроды. Выяснилось, что и сейсморазведка малоперспективна. Ударная волна будет дробиться в трещинах, отражаться от стен крепид, и, кроме того, мы не знаем формы нижней поверхности скалы, от которой тоже получится хаос отражения. Итак, будут одни помехи.

С обычным магнитометром тут делать нечего: у него слишком мала чувствительность. Поэтому пришлось на Кара-Обе заняться самым обыкновенным бурением...»

Осматривая остатки кургана, я видел скважины. Бурили по центральной оси «аномалии Баженова». В акте была указана глубина — пять-семь метров. Бурили до одиннадцати. Скала не кончалась.

К. К. Шилик: «Когда я был на Кара-Обе, приехал еще один геофизик из Киева, Г. Ф. Загний. У него был немецкий магнитометр, так называемые «весы Фанзелау». С этим прибором мы прошли через центр «аномалии Баженова» и в одном месте тоже обнаружили аномалию. Но это явно была не пустота. Судя по всему, где-то недалеко от поверхности лежал небольшой металлический предмет. Это могла быть лопата, топор, снаряд, мина... Проверять не стали — опасно. Можно было наткнуться на мину или неразорвавшийся снаряд. В войну на Кара-Обе находился немецкий наблюдательный пункт, здесь уже встречались и мины, и снаряды.

Итак, полная неудача? Где же истина, к которой пытаются пробиться ученые?

Грандиозность и необычность Кара-Обы мешают понять, что это сооружение собой представляет.

Какими должны быть курганы, знают все археологи. А Кара-Оба непохож на классические курганы. Беспримерно мощны крепиды. И пропорции необычны. Как правило, диаметр кургана раз в десять больше, чем высота. У Кара-Обы только втрое (девяносто метров против тридцати — тридцати пяти).

Так выходит по расчетам А. Н. Мелентьева, считающего, что Кара-Оба имела форму полусферы. П. Н. Шульц полагал, что сооружение было уступчатым. Диаметр останется почти прежним, а высота вырастает.

Так что же тогда представляет собой Кара-Оба? Надгробный курган? Или же кенотаф?..

А при чем тогда гробница с перемешанными костями, которую более ста лет назад нашел А. Е. Люценко? Тоже загадка, еще больше усложняющая тайну Кара-Обы! Люценко писал, что «слои лежащей над нею (гробницей.— Авт.) насыпи были не тронуты». Значит, гробницу соорудили во время возведения кургана. Что же это? Тайная могила рабочих, которые выбивали ход к возможной погребальной камере? Или сюда бросили тела провинившихся строителей, не сумевших рассчитать твердость скалы?

Вопрос перед исследователями ставит и женское погребение. Откуда здесь женщина? Может быть, жертва?

И даже относительно того, как вести исследования дальше, нет единодушия. А. Н. Мелентьев, археолог, считает, что нужны широкие геофизические исследования. В первую очередь — сейсморазведка. К. К. Шилик, геофизик, полагает, что никакой нужды в его науке нет. Вопрос, мол, разрешат... хороший бульдозерист и опытный археолог.

Баженов советует бурить до тридцати метров. П. Н. Шульц, последний по счету начальник археологической экспедиции, исследовавшей Кара-Обу, считает, что надо сделать все: поставить буровые работы, привлечь геофизику, расчистить скопление глины и обязательно вызвать геологов, чтобы они ответили на вопросы — могут ли быть под скалой Кара-Обы, древним морским рифом, какие-либо естественные пещеры? Ведь строители могли их использовать, чтобы спрятать среди них ход к погребальной камере...

Кто здесь прав? При многих расхождениях все исследователи единодушны в одном: дело тем или иным путем надо бы довести до конца. Только тогда Кара-Оба, уже столько лет дразнящая человеческое воображение, будет разгадана и объяснена.
Так станет ли Кара-Оба «открытием века»?

Андрей Никитин | Фото автора

Исследовать, не разрушая...

Увлекательный очерк Андрея Никитина настраивает на дальнейший научный поиск, дает массу сведений по истории вопроса изучения интереснейшего памятника Европы.

Но мне как археологу, в течение двадцати пяти лет исследовавшему античные памятники Керченского полуострова, хотелось бы вновь остановиться на истории раскопок этого памятника и высказать свое отношение к дальнейшему их продолжению.

Председатель Императорской археологической комиссии граф Сергей Строганов в отчете действий этой комиссии за 1859 год писал: «...необходимо добавить, что во многих курганах, значительно уже разрытых, гробниц еще открыто не было. В числе этих курганов находится Кара-Оба, составляющая громадной величины каменистую насыпь, значительная часть которой снята, но открытий пока никаких не сделано.

Подробности разысканий сохранились в отчетливом (так написано в оригинале.— Примеч. ред.) журнале директора Керченского музея древностей Люценко, под ведением которого производились все раскопки, журнал дополняют планы и рисунки».

В отчете за 1860 год граф С. Строганов пишет: «В числе начатых работ остается еще не окончательно раскопанным громаднейший курган Кара-Оба, к расследованию приступили в 1859 году; хотя вся верхняя часть его уже расчищена, но ни гробницы, ни даже следов ее до сих пор еще не обнаружено».

А в отчете за 1861 год он сообщает: «На земле керченского жителя Абазали, к западу от города, расследован почти окончательно громадный курган Кара-Оба, в котором близ центра оказалась земляная гробница, наполненная человеческими костями, между ними найдено множество черепков от обыкновенных амфор, медный наконечник от стрелы и короткий обломок от железного меча, покрытый ржавчиной. Других гробниц внутри этого кургана не оказалось. Впрочем, подошва его не могла быть исследована на всем протяжении, по чрезвычайной ее обширности».

Дальнейшие перипетии исследования курганной насыпи Кара-Обы изложены в очерке А. Никитина. В настоящее время курганная насыпь снята до скалы, вскрыты две стены крепиды, сложенные из огромных рваных глыб известняка высотой до четырех метров.

По существующей в нашей археологии методике курган для полного научного изучения должен быть раскопан до основания. Конечно, Кара-Обу можно исследовать далее, разобрав его крепиду. Но, как указывалось выше, земляная гробница в кургане была открыта и исследована еще в XIX веке. А если, разобрав крепиду, мы ничего не обнаружим и в то же время навсегда уничтожим уникальный в Европе памятник?

Известно, что большинство раскопок, начатых в XIX веке, ставили основной своей целью добычу прекрасных произведений искусства из курганов любой ценой. Часто это были малонаучные исследования, попросту уничтожавшие уникальные сооружения. Правда, нам известны факты, когда в это же время были выделены средства и проведена реставрация насыпей и сооружений Царского кургана в Керчи и других.

Тысячи невидимых нитей связывают русскую культуру, а следовательно и нас, с прошлым. Курган Кара-Оба величественный архитектурно-строительный, исторический, культурный и археологический памятник, который прожил тысячелетия, и, надо надеяться, переживет и нас. Его следует сохранить, как сохраняем мы бережно и любовно на керченской земле древние валы, городища, Золотой и Царский курганы... А исследование, конечно же, следует продолжить, когда появятся новые методы археологического поиска, не разрушающие подобные памятники.

Б. Петерс, старший научный сотрудник Института археологии АН СССР, кандидат исторических наук

Рубрика: Без рубрики
Просмотров: 6058