...От рабочих и дайхан

01 апреля 1983 года, 01:00

...От рабочих и дайханКак-то мне довелось быть в Ашхабаде. Долго бродил по широким жарким улицам и, устав, решил отдохнуть в густом сквере возле прохладных фонтанов. Сквер этот был разбит в самом центре города. Над зелеными кронами деревьев возвышалась бронзовая фигура Владимира Ильича Ленина.

Я присел на скамейку, так, чтобы хорошо видеть памятник: он показался мне необычным. Пожалуй, это был даже не памятник, а настоящий мемориал.

Он представлял собой здание кубической формы (внутри размещался музей В. И. Ленина). Из помещения музея, наверх, к трибунам, к подножию памятника вела лестница. Пьедестал памятника был сложен из пяти параллелепипедов и украшен майоликовыми плитками необычайно сочной красочной палитры. Майоликовой плиткой, словно коврами, были покрыты и стены здания, а двери обрамлены как бы ковровыми занавесями...

Рядом со мной на скамейке сидел пожилой туркмен. Заметив, как я внимательно разглядываю памятник, сказал:
— Ему уже больше полвека. Я состарился, а над ним время не властно... Даже когда весь город порушило землетрясением, его не тронуло. А как создавали его, знаете?

И старик рассказал о событиях давних лет, событиях своей молодости. Его рассказ дополнили мне потом работники музея В. И. Ленина.

...На другой день после кончины Владимира Ильича Ленина на траурном митинге ашхабадцы решили увековечить память вождя. В день похорон, 27 января 1924 года, состоялась закладка памятника. Комиссию по его сооружению возглавил председатель ЦИК республики Недирбай Айтаков. Люди добровольно отдавали часть своей заработной платы на сооружение памятника, многие работы выполняли на коммунистических субботниках и воскресниках.

В то время в Ашхабаде жил академик А. А. Карелин, большой знаток искусства и культуры туркменского народа. Он предложил украсить пьедестал ковровыми майоликовыми полотнищами. Но секрет изготовления цветной глазурованной плитки, украшавшей знаменитые минареты и мавзолеи Средней Азии, был утерян четыре века назад. Чтобы возродить производство цветной майолики, в помощь Карелину из Ленинграда был приглашен известный специалист по керамике химик-мозаист Н. И. Назаров. О его работе в 1929 году газета «Туркменская искра» писала: «...Много бессонных ночей пришлось провести Назарову у своих печей, в которых обжигалась майолика. Трудность увеличивалась невозможностью должным образом оборудовать производство — средств было недостаточно. И вот на задворках стеклянного завода были построены сначала три, потом еще две печурки, в которых и производился обжиг. Обработка сырья производилась частью во дворе, частью в одной комнате... которая носила громкое название «мозаичной мастерской»... Несмотря на вышеописанные обстоятельства, наша скромная керамико-мозаичная мастерская, руководимая Назаровым, не только разрешила задачу возрождения древнего искусства... но и упростила технику... производства, применив это частично при облицовке памятника».

Пока химики и художники овладевали древним искусством, скульптор Е. Р. Трипольская работала над фигурой вождя. (Ашхабадский памятник — это видоизмененная в деталях статуя, созданная в 1924 году ленинградским скульптором В. В. Козловым.) Когда была закончена глиняная модель, возник вопрос: где же отлить бронзовую статую? Специалистов не было. В дореволюционном Туркменистане имелось лишь два предприятия с числом рабочих не более ста. Остальные — мелкие кустарные и полукустарные пищевые заводики, небольшие паровые мельницы, соляные, рыбные и нефтяные промыслы на Каспии. Поэтому и отлить бронзовый памятник было по тем временам задачей почти невыполнимой. И тем не менее выход нашли: помог старый рабочий завода «Красный металлист» А. В. Двойников, который в былые времена работал в литейном производстве на железной дороге. Все пришлось делать вручную. Для отлива статуи требовалось около ста пудов бронзы. Ее тоже недоставало. Тогда в дело пошли бронзовые пушки, хранившиеся в бывшем царском имении Байрам-Али.

А тем временем на стекольном заводе уже вынимали из печи первые образцы цветной майолики...

7 ноября 1927 года состоялось торжественное открытие монумента. Под солнечными лучами ярко вспыхнули начертанные на ковровом постаменте слова: «Вождю от рабочих и дайхан Туркменистана».

Но лишь через некоторое время была закончена художественная отделка памятника, и 1 мая 1929 года он был окончательно открыт для всеобщего обозрения.

В. Антонов | Фото автора

Рубрика: Без рубрики
Просмотров: 6926