Малайские близнецы

01 марта 2002 года, 00:00

Всем известно, что реклама — двигатель торговли. Это не раз и не два было самым убедительным образом доказано на практике. Но не менее бесспорным является и другой непреложный закон жизни, гласящий, что конкуренция — это двигатель прогресса. Хотя здесь стоило бы оговориться — именно здоровая конкуренция, идущая так или иначе на благо человечества, а не вопреки ему, как это порой случается...
С тех пор как на свет появился первый в мире небоскреб, а случилось это в 1913 году в Америке, когда был возведен первенец небоскребостроения — 241-метровый, 60-этажный Вулворт Билдинг, стремление достичь все больших и больших высот остановить было уже невозможно. Согласно официальной статистике на сегодняшний день самым высоким сооружением в мире считается так называемый «Петронас Тауэр» (Petronas Towers) — две башни-близнецы, украшающие столицу Малайзии Куала-Лумпур.

История их появления пришлась на конец 80-х — начало 90-х годов прошлого века в тот момент, когда городские власти столицы, доведенные до отчаяния постоянным наличием огромных автомобильных пробок, скапливающихся у места проведения лошадиных бегов, организовываемых клубом Selangon Turf Club, вынудили его поменять свое месторасположение. И хотя факт согласия на этот шаг держателей клуба не оспаривался, заключительные конные состязания состоялись лишь в августе 1992 года, то есть за месяц до того, как было принято окончательное официальное решение о вступлении в силу проекта по строительству на этом месте громадного делового центра.

Предыстория же этого проекта была такова. Так как в самом центре крайне застроенного Куала-Лумпура в связи с переездом на другое место городского ипподрома высвобождалось довольно приличное пространство площадью 40 гектаров и стоимостью сотни миллионов ринггитов (малайзийских долларов), то вокруг него разгорелись нешуточные страсти.

Сначала здесь предполагалось разбить огромный парк, призванный стать своеобразными «легкими» города с более чем миллионным населением. Но когда в головах властей предержащих возникла идея о том, что гораздо целесообразнее сделать этот парк лишь относительно небольшой частью крупного коммерческого комплекса, общественность взбунтовалась. Правительство Малайзии и столичные власти были обвинены в отступлении от данного ими слова, в игнорировании интересов подавляющего большинства населения в угоду интересам воротил большого бизнеса. Непонятным было и то, как удастся избавиться от автомобильных заторов, если вместо небольшого в принципе ипподрома будет возведен громадный комплекс, рассчитанный на одновременное присутствие в нем многих тысяч людей.

Растущее день ото дня недовольство было погашено вполне рациональным объяснением, подкрепленным финансовыми расчетами: обустроить и содержать в надлежащем порядке парк столь огромной величины — удовольствие крайне дорогостоящее, а вот за счет тех доходов, которые принесет коммерческая деятельность Центра, сделать это будет гораздо проще, причем без всякого ущерба для городского бюджета. К тому же властями было обещано существенное расширение автомобильных магистралей вокруг предполагаемого Центра и даже возведение легкой транзитной железнодорожной линии к моменту окончания всех строительных работ. Все это как будто удовлетворило общественное мнение, и решение о постройке делового центра вкупе с парком было, наконец, принято.

Еще в процессе подготовки проекта в него активно включился местный магнат Т. Ананда Кришан. И хотя, видимо, в силу большой человеческой скромности Кришан всегда предпочитал не привлекать к своей особе излишнего внимания, возглавляемая им бизнес-империя под названием MIA Holdings была огромна. Он владел не только изрядной долей нефтегазовых разработок страны и экспортом этих природных богатств, ему принадлежали также крупнейшие телекоммуникационные системы и спутники. Участие в строительстве этого комплекса и последующие прибыли показались Кришану в высшей степени перспективными. Его рекламное агентство стало выпускать в большом количестве буклеты и плакаты, обещавшие куалалумпурцам не только офисные здания, но и новую мечеть, торговый центр и отели, и все это — в обрамлении парка, занимающего 20 гектар и снабженного детскими игровыми площадками и развлекательным комплексом для взрослых.

Практически одновременно с компанией MIA Holdings внести свою, и немалую, лепту в реализацию этого проекта решила крупнейшая национальная нефтяная малайзийская компания Petronas National Berhard, более известная как просто Petronas. Она вообще вознамерилась разместить в одном из зданий свою штаб-квартиру.

В итоге совместной договоренности вышеозначенных компаний в сентябре 1992 года был сформирован Kuala Lumpur City Centre Berhard. Акции этого предприятия разделились следующим образом: 49,5% были приобретены Petronas, 48% — MIA, остальные же 2,5% пришлись на долю других мелких акционеров.

Конкурс на лучший проект задуманного сооружения был организован с большим размахом и предусматривал привлечение претендентов, что называется, «по приглашению». В нем приняли участие 8 различных архитектурных фирм, обладающих международной репутацией высококвалифицированных и в высшей степени профессиональных компаний. Победила в конкурсе коннектикутская архитектурная мастерская Cesar Pelli & Associates, возглавляемая 50-летним архитектором Цезарем Пелли, создавшим к тому времени множество оригинальнейших зданий, разбросанных по всему миру.

Поначалу он предложил идею строительства двух 88-этажных стройных башен-близнецов, содержащих в плане 12-лучевую звезду как один из мотивов мусульманской архитектуры. Но довольно скоро Пелли решил все же остановиться на 8-конечной звезде, более распространенной и популярной в исламской символике.

В 1992-м окончательный проект был наконец утвержден и начались работы по изучению и проверке как поверхностного, так и, особенно тщательно, глубинного состава почв. Проделывались они на потрясающей воображение глубине — более 100 метров. Несколько месяцев спустя была произведена закладка фундамента. Выглядело это так: безостановочно, в течение двух с половиной дней, каждые 90 секунд с помощью специальных машин основание заливалось бетоном, его общий объем, пошедший на сооружение фундамента, составил 13 000 кубических метров.

В 1994 году, когда строительные работы шли уже полным ходом, правительство Малайзии совершенно неожиданно решило, что проектировочная высота башен, составлявшая 427 метров (что было на 16 метров ниже считавшегося на тот момент высочайшим в мире 443-метрового чикагского здания Sears Tower), непременно должна быть увеличена, чтобы побить американский рекорд. А это значило, что строительство должно было быть остановлено, а уже воплощающийся проект переделан, причем кардинально.

Самый, казалось бы, простой и очевидный способ решения этой тяжелейшей задачи — добавление лишних этажей — в данной ситуации был неприемлем, это было доказано элементарными математическими расчетами. А потому оставался только один путь — максимально «вытянуть» как сами башни, бывшие по первоначальному плану гораздо более плоскими, так и их шпили. Пелли с честью справился с этой задачей. Уже два года спустя после всех необходимых переделок в самих зданиях и возведения над каждым из них стальных куполов с высокими островерхими башнями высотой по 73,5 метра каждая, 15 апреля 1996 года, почти за два года до окончательного завершения строительства, «Петронас Тауэр» был признан высочайшим офисным зданием мира. Официальное открытие этого грандиозного сооружения состоялось 28 августа 1999 года.

Егор Земницкий

Рубрика: Досье
Ключевые слова: архитектура современная
Просмотров: 5096