Секреты стертых знаков

01 марта 1983 года, 00:00

Секреты стертых знаков

Конец столетнего спора

Есть во французской государственной коллекции маленький золотой статер III века до нашей эры. На лицевой стороне его — четкое изображение Александра Македонского, на оборотной — контур Афины Паллады и надпись «царь Аки». Уникальная эта монетка, найденная более ста лет назад на территории бывшей Колхиды, породила долгие споры между историками. Дело в том, что ни один из античных литературных и эпиграфических источников не упоминал имени царя Аки.

— Возможно, он был царем местных причерноморских племен? — предположили историки. — Но опять-таки чьим? Фракийским, сарматским, боспорским? — После долгих споров сошлись на боспорской версии и вроде бы примирились, если бы...

Жил в Грузии человек, для которого нумизматика была не просто хобби. Еще в начале этого века, когда Давиду Капанадзе было всего 12 лет, ему, гимназисту, подарили две старинные монеты. С них-то и началось это увлечение, перешедшее в профессию. Коллекционирование, изучение монет и всего, что с этим связано — история, экономика, палеография, мифология, геральдика, — стали отнимать все время и средства. В юности Капанадзе не смог получить никакого специального образования. Но его многогранные знания позволяли ему публиковать одну исследовательскую работу за другой.

В 1948 году случилось беспрецедентное: Давид Капанадзе, не имеющий даже диплома о высшем образовании, защитил диссертацию «О древнейших золотых монетах Грузии» и стал кандидатом исторических наук. А восемь лет спустя он защитил и докторскую. Затем профессор Капанадзе долгое время руководил отделом нумизматики Государственного музея Грузии.

...После второй мировой войны в руки Капанадзе попал еще один точно такой же статер, найденный также на территории Колхиды. Опытный нумизмат обратил внимание на это совпадение. И сразу задал себе несколько вопросов: «Почему обе монеты найдены в одном и том же месте? Почему древние колхидские монеты имеют сходство с уникальными статерами?»

Было много загадок и одна из них — почему в абхазском языке имеется столько слов с корнем «аки»? Абхазцы, например, до сих пор называют город Сухуми «Акуа». Может быть, это не от латинского «аква», как предполагали некоторые, а от местного «акуа», что значит «люди Аки»?

Но требовались доказательства, и Капанадзе стал их искать. Он тщательно изучил все местные старинные монеты, сопоставил последовательные изменения изображений на них и в конце концов сказал твердо: в истории Грузии был такой колхидский царь по имени Аки. И снова вокруг монет разгорелся спор. Но у Капанадзе были весомые доказательства, и он оказался прав.

Два Вахтанга

В центре Тбилиси на обрывистом берегу Куры стоит бронзовый всадник — памятник основателю столицы Грузии царю Вахтангу. Он правил в V веке и, как многие государи, чеканил монету со своим именем.

Но вот в руки нумизматов попала медная стертая сасанидская драхма VI века, вызвавшая сомнения в принадлежности ее царю Вахтангу. «Может быть, в то время существовал другой Вахтанг?» — предположили нумизматы. Некоторые грузинские историки считали, что искать неведомые лица неразумно. Это ведь как уравнение со... всеми неизвестными. Капанадзе решил помочь историкам.

Сначала все шло так, как предполагалось: на лицевой стороне драхмы Капанадзе разобрал монограмму из трех букв, входящих в имя Вахтанга. Тогда он начал исследовать оборотную сторону монеты и убедился, что к знаменитому Вахтангу она не имеет никакого отношения. Изображение жертвенника с пылающим огнем отличалось от царских монет. Иначе стояли стражи возле него, иное было у них оружие. Капанадзе нашел также некоторые детали, свидетельствовавшие, что монета могла быть отчеканена не в середине, а лишь в конце VI века, когда царя Вахтанга уже не было в живых...

Кто же этот другой? Возможно, вождь каких-либо повстанцев, осмелившийся чеканить монету со своим именем? Найденные впоследствии древние рукописи подтвердили это смелое предположение.

Все монеты до единой...

Есть у опытных нумизматов что-то вроде своей неписаной «таблицы Менделеева», где все монеты разложены по клеточкам эпох. Некоторые клеточки пустуют: эти монеты еще не найдены. Но опытный нумизмат почтой точно мог бы сказать, как должны выглядеть эти уникумы.

Такой «пустующей клеточкой» была у Капанадзе эпоха, когда в XIV веке орды среднеазиатского завоевателя Тимура потопили Грузию в крови. Денежных знаков, относящихся к этому периоду, почти не было, и нумизматы сомневались, чеканили ли вообще в Грузии в то время свои монеты. Капанадзе верил — чеканили! Он даже мог бы рассказать, как выглядели грузинские деньги в тот мрачный период. Поэтому, когда из случайного разговора Капанадзе узнал, что на окраине города Гори местные жители нашли кувшин с монетами, мелкими, как ноготок мизинца, он сразу понял, о чем идет речь, и стал собираться в дорогу.

— Ты так волнуешься, что на тебе лица нет, — сказала ему мать. — Этак ты все деньги отдашь за старые монеты. Давай я поеду...

Мать привезла 700 темных от времени кружочков.
— Там еще много осталось, — сказала она. — Но думаю, что тебе и этого достаточно.
— Что ты наделала, мама! — вскричал Капанадзе.— Нужны все монеты, все до единой!..

Десять раз он ездил в Гори, ходил по дворам, собирал и скупал разошедшуюся по рукам старинную мелочь. И благодаря этому своеобразному нумизматическому подвигу история не самого известного периода Грузии стала яснее, а Ленинградский Эрмитаж и Государственный музей Грузии получили уникальные коллекции редких монет XIV века — свыше пяти тысяч штук.

Царь и султан...

В 1965 году умер крупнейший советский нумизмат Евгений Пахомов. Свою уникальную коллекцию — около 50 тысяч монет, собранных за 70 лет,— он завещал Ленинградскому Эрмитажу, Московскому Историческому музею, музею истории Азербайджана и старейшему в Закавказье Государственному музею Грузии.

Среди этих монет оказалось несколько неизученных. Чутьем нумизмата Капанадзе выделил одну. На ее лицевой стороне он с трудом разобрал арабскую надпись: «Царь царей, меч Мессии Давид». На обороте — «Султан высочайший...» Дальше все было покрыто плотным слоем окисла.

Странная монета! Словно у нее два хозяина, да к тому же — разных вероисповеданий. Кто пошел на такую раздвоенность?

Пришлось нумизмату засесть за изучение исторических материалов. Он выяснил, что на рубеже XI и XII веков грузинский царь Давид, прозванный Строителем, смог наконец освободиться от назойливой опеки Византии и самостоятельно пойти на укрепление связей с соседними мусульманскими странами. Нашел Капанадзе и свидетельство современника — арабского путешественника аль-Фараки, утверждавшего, что Давид свободно изъяснялся по-арабски и чеканил свою монету.

Вроде бы все сходилось. Но ведь никто не видел монеты, отразившей политический поворот. Может быть, эта оказавшаяся в руках у Капанадзе — единственная?

Требовалось восстановить монету. Нумизмат не решился отдать единственный экземпляр в химическую лабораторию. Он воспользовался старым, весьма трудоемким, но надежным способом: заточил бамбуковые палочки и стал счищать ими окаменевшую окись. Час за часом, день за днем. Через месяц упорного труда он смог вслед за словами «Султан высочайший» разобрать слово «Барк». Сомнений не оставалось: на монете упоминалось имя султана Барки, жившего в одно время с Давидом Строителем. Предположение нумизмата подтвердилось.

В. Рыбин | Фото автора

Рубрика: Без рубрики
Просмотров: 7554