Вечные охотники

01 сентября 1993 года, 00:00

Вечные охотники

Вы не поверите — ночной хохот гиены похож на смех мертвеца-зомби, восставшего из могилы. А сама она, припавшая на задние лапы, с массивной головой и горящими глазами — истинное исчадие ада! Я слышал этот крик совсем рядом, когда однажды в поисках ночных бабочек заблудился в густом лесу, совсем рядом с поселком Муйане, в провинции Нампула, что в Центральном Мозамбике, и близко видел эти сверкающие глаза. Казалось, я слышу ее запах, тяжелый, гнилостный... Она совсем не боялась человека, эта машина из мускулов и крепких костей, запрограммированная на уничтожение слабых и маломощных. И явно намеревалась напасть.

К счастью для меня, водитель нашего геологического «лендровера» зажег фары, и хохот мгновенно стих. Теперь зверь убегал, ломая ветви. Бежал и я, но в обратную сторону, туда, где светились окна ближайших домиков поселка.

С тех пор я очень уважительно отношусь к хищникам — от маленького муравьиного льва до льва настоящего — и преклоняюсь перед их охотничьими качествами и боевой подготовкой. В редакцию нередко приходят письма, где есть такие вопросы: подскажите, правильно ли я сделал, что убил крупную хищную птицу, которая пыталась схватить зайца и утащить его в свое гнездо? Или: нужно ли спасать мышонка, попавшего в лапы к сове? Поступки людей, выручающих из беды более слабых животных, конечно, можно понять. Но давайте не будем забывать, что совы и орлы — хищники, а те, кого они ловят,— их естественная добыча, их пища и действия их не что иное, как проявление природного инстинкта. Человеку, самому главному хищнику, несравнимо легче, чем тому же льву или хамелеону, ведь он может есть и растительную пищу. А те не могут. Так уж распорядилась мать-природа. И прокормиться хищнику куда труднее, чем животному-вегетарианцу. Пищу ему для себя необходимо добыть, жертву — выследить, используя какой-либо охотничий прием.

В львином прайде львицы — самые искусные охотницы. Но на таких крупных и сильных копытных, как буйволы, они нападают всей стаейВзаимоотношения «хищник — жертва» всегда были в центре внимания тех, кто никак не мог допустить безнаказанного, как ему казалось, уничтожения ягнят, телят, различной дичи и грызунов... Волк был главным вредителем на безбрежных просторах средней России, тигр — на Дальнем Востоке, росомаха и рысь «шалили» в Сибири, леопарды — в южных краях. И факта, что все они занимаются самым что ни на есть своим делом, никак не хотели признать. «То, что рядом с нами,— в лесах и полях, поедается так много молодняка, кажется жестоким только людям, ибо только люди имеют представление о жестокости,— пишет известный немецкий этолог, профессор Гамбургского университета Дирк Франк.— А о том, что, скажем, мамаши-гну рожают все в одно и то же время и производят на свет лишнее количество потомства, причем часто ослабленного, больного — этого люди никак не хотят понять». На поверку же выходит, что волк и тигр убивают куда более рачительно, чем браконьер в уссурийской тайге или богатый участник сафари в кенийской саванне.

Мне представляется куда более интересным и полезным не бесконечная «жвачка» на тему — «нужны ли хищники», а разговор о способах и особенностях охоты у тех или иных животных. Ведь многим из нас они известны лишь благодаря домашним кошкам, подкрадывающимся, невзирая на оживленное дорожное движение, к зазевавшейся птичке или караулящим часами мышку возле норки в подвале многоэтажного дома. Но в дикой природе все куда сложнее и интереснее... Давайте заглянем в «охотничью лабораторию» лишь некоторых животных.

Раньше ученые считали, что хамелеоны просто «выдувают» свой полый язык, как люди выдувают пальцы вывернутой перчатки. Но, как выяснилось, выстрел происходит благодаря действию двух групп мускулов. Одна скатывает язык в плотную гармошку, получается как бы сжатая пружина, надетая на стержень. Хамелеон видит жертву, открывает рот и выдвигает весь свой ловчий аппарат вперед. И тут срабатывает вторая группа мышц, язык распрямляется, словно освобожденная пружина, и... муха поймана, поскольку кончик языка животного не только липкий, но и действует еще и как присоска.

В трудной борьбе за выживание хищные млекопитающие используют различную тактику преследования добычи. Групповую охоту применяют животные, которые обладают способностью к совместным действиям. Волки, например, охотясь стаей, способны загнать очень сильное копытное, которое зарезать одному волку было бы не под силу. Эти звери часто в одиночку патрулируют километр за километром, пока не обнаружат будущую добычу. Первым кидается к жертве вожак, за ним, рассыпавшись веером, остальные. Считанные минуты — и все кончено.

Крупные хищники могут долго голодать, хотя это им, конечно, не по душе. Волк даже спустя десять дней после последней трапезы все еще, что называется, в форме.

А вот карликовая землеройка без корма уже через девять часов отбросит лапки. Самое мелкое млекопитающее нуждается в 203-процентном пополнении своего веса ежедневно. Это всего лишь 6 — 12 граммов насекомых! Удав же боа констриктор, проглотив свинью, может год вальяжно проваляться (или проползать) в укромном месте.

Змеи отыскивают своих жертв главным образом по температуре тела. Остальное — дело техникиСтроение головы и особенно челюстей у змеи таково, что она, сильно растягивая ротовой аппарат, может проглотить добычу более крупную в поперечнике, чем сама змея. Ротовая полость ее при этом превращается в пасть чудовищных размеров, выстланную мягкой, растягивающейся тканью рта и глотки. Загнутые назад зубы крепко держат добычу. А дыхание? Чтобы оно не прерывалось в момент заглатывания, гортанная трубка выходит за пределы нижней челюсти, и змея дышит на манер водолаза, который получает воздух по шлангу.

Другой способ охоты — удавливание, когда змея кольцом обвивает жертву и давит, пока не задушит. Удавы делают это с поразительной быстротой и очень четко контролируют свои действия.

В противоположность змеям большинство ящериц сохранило насекомоядный тип питания. Мелкую добычу ящерицы хватают и тут же глотают. А если попалось крупное насекомое? Тогда действует так называемое «инерционное глотание». Резко поворачивая голову, ящерица перебрасывает добычу с одной стороны челюстей на другую, и при этом жертва как бы сама «шагает» в пасть.

Вне воды крокодилы кажутся неповоротливыми и неуклюжими. Но это далеко не так. Короткие дистанции на суше они преодолевают с такой скоростью, что могут догнать бегущего человека. Когда крокодил подкрадывается к добыче в воде, его уплощенные челюсти даже не вызывают ряби на поверхности. Крупные рептилии могут совершенно незаметно подобраться к животному на берегу, наброситься на него и молниеносно утащить на глубину.

Большинство хищных птиц разыскивает жертву в полете. У них отлично развиты зрение и летные качества. Они удачно пользуются восходящими потоками воздуха, то поднимаясь в них, то планируя. Одни виды птиц кормятся практически любой пищей, другие, например, цапли, стали полностью рыбоядными. Более того, они пользуются хитроумными уловками для заманивания добычи. Африканская цапля (один из ее видов) стоит, например, на мелководье с раскрытыми, как ширма, крыльями, а рыбы, привлеченные тенью, заплывают буквально ей под нос.

Щука — классический пример хищника. Голова удлиненная, нижняя челюсть выдвинута вперед, зубы разной величины. Щука неподвижно стоит среди водной растительности и оттуда бросается на добычу. Захватывает ее с головы. Если удалось схватить поперек тела, то, подобно ящерице, щука двигает добычу головой в глотку. Известны случаи, когда щуки утаскивали под воду мышей, крыс, куликов, даже белок. Крупные рыбы становятся «утятницами», они также способны ловить больших рыб — в половину своей собственной длины. Но это вовсе не означает, что щука вредна. Напротив, она регулирует численность малоценной и сорной рыбы. Когда в водоемах нет щук, резко возрастает количество мелкого окунька, ерша.

Кошачьи в отличие от псовых сначала подкрадываются к жертве, а уж затем бросаются на нее. Охотятся они обычно в одиночку или парами. Исключение составляют, пожалуй, рысь (ее детеныши в первую зиму сопровождают мать) и львы, которые охотятся семейными группами — прайдами. Иногда три — четыре прайда объединяются и применяют сложную, согласованную тактику охоты. Обычно опытный лев приближается к стаду с наветренной стороны и вспугивает его. Животные шарахаются от мощного рыка и запаха хищника в противоположную сторону — прямо в лапы поджидающих их львиц-охотниц. (Возвращаясь к рыси, отметим, что ей нет равных среди кошек по зрению и чутью. Она видит мельчайшее движение жертвы на расстоянии сотен метров. Слышит мышку, неподвижно сидящую под слоем снега толщиной 40 сантиметров и на дистанции до трех метров!)

Убивает добычу чаще львица, но едят сначала самцы, затем самки и последними — детеныши. Львы редко убивают зря. Они добывают ровно столько мяса, чтобы хватило насытиться. Остатки трапезы достаются грифам, шакалам и гиенам. Тем самым, с которых мы и начали наш рассказ...

Н.Николаев

Рубрика: Пестрый мир
Просмотров: 8936