Ожидание пророка

01 марта 2002 года, 00:00

Джераш

Двадцать пятый по счету майский день 1946 года стал днем появления на карте мира нового государства. И хотя его независимость являлась чисто формальной, именно эта дата стала для жителей Иордании первой вехой на пути к независимости фактической, хоть и потребовалось на это еще более 10 лет.

Если вести отсчет от официального момента образования Иордании, то получится, что она существует немногим более 50 лет, в то время как древнейшие территории, расположенные вдоль реки Иордан, были заселены тысячи и тысячи лет тому назад. За столь долгое время и с этой землей, и с людьми, ее обживавшими, произошло невообразимое количество событий. Самые ранние упоминания о существовавших там еще в древнейшие времена поселениях относятся к VIII тысячелетию до н.э.
 
Одно из них, оставшееся в истории под названием Байда и расположенное на восточном берегу реки Иордан, вполне можно считать прообразом первых городов, появившихся на нашей планете. И хотя этот период развития Земли относится к бронзовому веку, достоверно известно, что в III тысячелетии до н.э. поселение Байда, отличавшееся даже по современным меркам достаточно высоким уровнем развития цивилизации, вело оживленную торговлю с Египтом, который в те времена имел неоспоримое и весьма значительное влияние на всю Иорданскую долину. Спустя еще тысячу лет, по предположениям исследователей, на эти земли переселились племена аморитов, а тот район, в котором они жили, получил название Ханаан. Последующие пять веков происходил процесс постепенного перемешивания аморитов с местным населением, а к середине II тысячелетия до н.э. в долине Иордана широкое распространение получили языки семитской группы, и приблизительно в тот же период туда вместе со своим родом пришел Авраам, известный арабам под именем Ибрагим. В середине XV—XIII веков до н.э. на территории современной Иордании существовали небольшие и известные последующим поколениям из Ветхого завета королевства, такие как Эдом, Моав, Гилеад (современный иорданский город Джераш) и Аммон, столицей последнего был город Рабат Аммон (нынешняя столица государства — Амман). Практически все города Иорданской долины были широко задействованы в международной и весьма прибыльной торговле, которую как Египет, так и другие средиземноморские страны вели со странами Аравийского полуострова и Персидского залива.

Несколькими веками позже, а точнее, в середине XIII века до н.э., согласно ветхозаветному преданию, именно через эти земли прошел Моисей, ведущий еврейский народ через пустыню, и с вершины горы Небо увидевший Землю обетованную. Далее, между 1220 и 1190 годами до н.э. произошло завоевание Ханаана евреями и практически тогда же здесь утвердились филистимляне. Кстати, по мнению многих ученых, название Палестина ведет свое происхождение именно от наименования этого народа (в современном арабском языке оно сохранилось как «falastin»). В конце XI века до н.э. филистимляне были оттеснены евреями на восточный берег реки Иордан, последующие же два столетия, после распада Иудейского царства на два — Иудею и Израиль, бесконечные военные конфликты происходили между ними и государствами восточного берега.

Неизвестно, сколько бы продолжалась эта междоусобная война, не завоюй Ассирия измотанное постоянными конфликтами Израильское царство. Район, примыкающий к восточному берегу реки Иордан, был разделен ассирийцами на провинции. Но и могущественному по тем временам Ассирийскому государству, впрочем, так же, как и Вавилонскому, спустя некоторое время суждено было пасть, уступив место не менее могучей империи Ахеменидов. Ее власть над долиной Иордана просуществовала чуть более двух веков, до тех пор, пока непобедимая армия Александра Македонского не нанесла ей сокрушительный удар.

С III по I век до н.э. судьба Иорданской долины вершилась тремя народами — евреями, греками и набатейцами. Евреи, вернувшиеся из вавилонского плена еще в конце VI века до н.э., осели в основном на земле Гилеад (Джераш), греческое население составляли солдаты, оставшиеся здесь после смерти Александра Великого. Что же касается набатейцев, то эта этническая разновидность арабов, чьим языком был арамейский (из языков семитской группы), по некоторым предположениям, пришла в иорданские земли из пустыни приблизительно в VII веке до н.э. Им довольно быстро удалось монополизировать торговлю пряностями, ведущуюся между Аравийским полуостровом и Средиземноморьем, и тем самым не только накопить немалые богатства, но и укрепить свои позиции среди других представителей населения. 301 год до н.э. стал для иорданских земель годом очередного завоевания — они отошли под контроль Птолемеев — царской династии, основанной одним из полководцев Александра Македонского — Птолемеем I. Вновь прибывшие в долину Иордана греческие поселенцы стали возрождать старые города, основанные еще при Александре, и строить новые. В этот период Амман был переименован в Филадельфию, призванную увековечить имя египетского фараона Птолемея II Филадельфа. Но Птолемей I был далеко не единственным военачальником великого Александра, которому его всемирная слава не давала покоя — еще один полководец македонского царя, Селевк, также пожелал царствовать и, объявив себя Селевком I, основал династию. Селевкиды не преминули заявить Птолемеям о своих захватнических притязаниях на долину Иордана, в результате чего военные конфликты между двумя этими династиями приобрели характер постоянных. И тут, воспользовавшись подходящей ситуацией, Набатейское царство, и без того весьма влиятельное, «расправило плечи», еще более укрепилось и начало планомерно расширять свои границы к западу от столицы — Петры, все более и более наживаясь на караванной торговле с Сирией и Аравией. В 198 году до н.э. Селевкидам удалось, наконец, вытеснить Птолемеев из Палестины и укрепиться там более чем на столетие.

В I веке до н.э. римский полководец Гней Помпей, именовавшийся Великим, вынудил Селевкидов убраться из долины Иордана, при этом бывший тогда на престоле царь Арет III заплатил римлянам очень приличный выкуп за сохранение собственной жизни.

Римское владычество над этими многострадальными землями началось с того, что где-то около 64 года до н.э. Помпеем был основан так называемый декаполис — иначе говоря, Лига, состоящая из 10 самоуправляющихся городов, расположенных на территории современной Иордании и Сирии. В числе прочих городов в декаполис входили Амман, Гадара и Джераш.

С 37 по 34 год до н.э. этими территориями правил римский вассал Ирод Великий, бывший, кстати, сыном набатейки и эдомита (от Эдома, по-гречески Идумея). В 106 году уже нашей эры при императоре Траяне Набатейское царство окончательно перешло к Риму, и даже было переименовано в Arabian Petrea. Хотя это обстоятельство отнюдь не помешало ему всячески процветать, будучи под римским владычеством в течение как минимум трех веков.

В 395 году настала эпоха торжества Византийской империи. На территории Иордана государственной религией было провозглашено христианство, всячески насаждаемое сверху, возведено огромное количество христианских церквей, но местное население, вопреки всем принимаемым мерам, продолжало хранить верность своей традиционной религии — язычеству. В VI веке контроль над Иорданской долиной перешел к Хассанидам — арабам-христианам, остававшимся приверженцами Византийской империи. Тысячи вооруженных всадников день и ночь несли патрульную службу на границах с сопредельными территориями — на востоке со стороны Иранской империи Сассанидов, на юге — с арабскими племенами.

В 633-м, год спустя после смерти пророка Мухаммеда, арабские племена вторглись с Аравийского полуострова в долину Иордана, а 3 года спустя в кровопролитной битве на реке Ярмук (на современной границе Сирии и Иордании) византийские войска были разбиты. Большая часть населения восточного берега Иордана была обращена в ислам, хотя отдельные общины иудеев, христиан (греков и арабов) — сохранились. Греческий язык, имевший при византийском правлении статус государственного, арабы-завоеватели заменили на арамейский, который вскоре стал общеупотребимым как в городах, так и в сельских районах.

На смену Омейядам в 750 году пришли Аббасиды, при которых столица арабской империи была перемещена в Багдад. Территории Иордана оказались настолько далеки от центра власти, что многие города стали постепенно приходить в упадок, а их население росло только за счет бедуинских племен. Единственное, что держало Иорданскую долину «на плаву», — это приносившие хоть какой-то доход караваны паломников, направлявшихся через территорию Палестины в Мекку.

Очередное изменение в судьбе иорданских земель произошло в X веке, когда они отошли к халифам Египта — Фатимидам. В 1071-м их сменили турки-сельджуки, захватившие Багдад.

Далее последовала буквально калейдоскопическая череда то торжествующих, то низвергавшихся новыми силами захватчиков. После Первого крестового похода, организованного христианами в борьбе за торжество слова Христова, и захвата Иерусалима в 1099 году вновь созданное Иерусалимское королевство пыталось установить контроль над землями восточного берега Иордана.
 
После произошедшей в 1187 году победы основателя династии Айюбидов Саладина над крестоносцами и его смерти, последовавшей в 1193-м, власть над этими территориями осталась в руках Айюбидов. Но в 1260-м они были свергнуты мамелюками. Мамелюки «продержались» довольно долго — только в 1517 году войска Оттоманского султана Селима I присоединили Иордан к своей империи. В этот период земли восточного берега реки были частью провинции Дамаск и Бейрут, затем их разделили на 4 самоуправляющихся района, напрямую подчиненных султану.

Следующие три столетия стали для многострадальной долины Иордана годами почти полного забвения, и интерес к ним был возобновлен только в середине XIX века стараниями европейских путешественников.

В 1916 году арабский мир решил, наконец, освободиться от многовекового господства Оттоманской Турции. Король арабов Хуссейн бин Али, он же эмир города Мекки — главного исламского духовного центра, принял на себя руководство восстанием, заручившись для этого поддержкой французского и британского правительств. Объединенное войско возглавили сыновья эмира Абдалла и Фейсал. Спустя два года Фейсалу удалось свергнуть турецкое владычество в Дамаске, в результате чего арабы взяли в свои руки контроль над южной частью Сирии, долиной Иордана и практически всем Аравийским полуостровом. Арабам впору было торжествовать, но решение, вынесенное международной Парижской мирной конференцией 1919—1920 годов, не признавшей арабского правления, не дало им такой возможности. В итоге созданная год спустя Лига Наций выдала Великобритании мандат на управление Трансиорданией, Палестиной и Ираком. Однако негодование арабского мира было столь сильно, что во избежание международного конфликта в апреле 1921 года те три района, которые именовались Трансиорданией, были переданы под управление эмира, а впоследствии короля Иордании Абдаллы. А спустя два года Британия вынуждена была формально признать существование эмирата Трансиордания. Но, несмотря на это, действие мандата, выданного Британии, продолжалось. По истечении срока его действия, а точнее, 25 мая 1946 года, опять же только формально, было объявлено, что с этого момента страна, впредь именуемая Иорданией, становится независимым государством, хотя британское военное присутствие на ее землях осталось неизменным. И лишь в 1956-м в результате парламентских выборов и победы на них национального фронта было сформировано национальное правительство Иордании.

Хотя для этой древнейшей страны, буквально выстрадавшей собственную независимость, покоя и процветания, во всяком случае, в обозримом будущем не предвидится.

Джераш

Один из древнейших иорданских городов — Джераш, ранее носивший название Гераса, дожил до наших дней благодаря селевому потоку, сошедшему с близлежащих гор. Этот крупнейший на земле Иордана город, оказавшийся погребенным на множество столетий, именуют еще «Помпеями Востока». С одной стороны, сходство со знаменитым трагически погибшим римским городом несомненно, а с другой — неизменно удивляет то, что в Джераше, в отличие от Помпей, на момент трагедии не осталось ни одного человека. Фатальный удар был нанесен городу огромной силы землетрясением, случившимся в 749 году.
 
Гераса упоминалась в различных письменных источниках задолго до включения его Помпеем в декаполис, созданный им для обеспечения защиты южных границ Римской империи от многочисленных кочевников. Название этого города впервые появилось в «Иудейских древностях» Иосифа Флавия. Там он был описан как один из важнейших городов Лиги Десяти, и являл собой великолепное поселение, спланированное по всем канонам градостроения и архитектуры Римской империи. В нем было множество грандиозных построек, столь любимых привыкшими к роскоши и красоте римлянами. Классическим образцом типично римской архитектуры является Триумфальная арка, построенная к приезду в город в 129 году императора Адриана.

В начале III века другой император — Каракалла наградил Джераш почетным титулом «Colonia Aurelia Antoniniana». В IV и V веках, в период Византийского правления, город стал важным центром христианства. Причем некоторые из его 15 христианских церквей были переделаны из уже существовавших на тот момент зданий.

Амман

Нынешняя столица Иорданского Хашимитского Королевства — Амман, один из самых древних городов, расположившийся на восточной территории, прилегающей к реке Иордан, не всегда носила такое название. В доисторические времена этот город был известен как Раббат Аммон, а много позже фараон Птолемей II окрестил его Филадельфией. Центром этого города неизменно считался Акрополь, он же Крепостная гора, он же Цитадель, он же Джебель Аль-Каляа — в разные времена, при разных завоевателях этот холм назывался по-разному. Город же постепенно рос и все более и более захватывал близлежащие горы. В античные времена холмов, на которых он возвышался, было 7, сегодня их — 15. Небольшие белоснежные дома, «облепившие» эти холмы со всех сторон, сегодня с трудом могут дать представление о том, что когда-то Амман был грандиозным и очень красивым городом, впитавшим в себя все лучшее, что досталось ему в наследство сначала от греков, потом — от римлян.

...А тем временем жизнь не стояла на месте — как им и положено, шли века, одни завоеватели сменяли других, и в конце концов Амман начал постепенно все больше и больше приходить в упадок. И, вероятно, так бы продолжалось и дальше, если бы в 1921 году прибывший из Иерусалима эмир Абдалла не сделал Амман своей резиденцией и как следствие столицей эмирата Трансиордания.

Петра

Предания о затерянном среди скал и песков древнем городе будоражили европейцев не одно столетие. А недоступность его еще больше подогревала воображение. Но все его поиски были тщетными. Отдаляясь во времени, Петра все больше и больше обретала призрачные черты, пока в августе 1812 года не была, наконец, обнаружена швейцарским исследователем Иоганном Людвигом Буркхардтом, который в надежде отыскать потерянный город отправился вместе с одним из караванов из Дамаска в Каир.

...Горы, к основанию которых по просьбе ученого привел его один из бедуинов, казались издали совершенно непреодолимыми. Внезапно перед путниками открылся узкий проход в глубокое ущелье, называемое Сик. На дне этого обширного извилистого каньона оказались грандиозные развалины мертвого города — столицы набатеев Петры. Буркхардт был первым европейцем за последние 600 лет, которому посчастливилось увидеть великолепие этого чуда света.

Согласно легенде в одной из скал окрестностей Петры Моисей высек воду, дабы напоить своих соотечественников, бежавших из египетского плена. С именем этого библейского пророка в долине Иордана связано множество легенд, а потому совсем не удивительно, что небольшое поселение близ Петры называется Долиной Моисея. Название это впервые появилось в Хрониках крестоносцев, которые в конце XI века построили здесь крепость.

Самым удивительным и знаменитым местом Петры является Хазнат-эль-Фарун, который иначе называют «Сокровищницей фараона». Опять же, согласно преданию, фараон, во главе своего войска преследовавший евреев, ведомых Моисеем, двигался крайне медленно, так как вез с собой несметные сокровища. Горя неудержимым желанием догнать беглецов и расправиться с ними, фараон решил спрятать свои богатства именно в Петре, в верхней части прекрасного здания, якобы созданного почти мгновенно с помощью магии. Сокровища он спрятал вполне надежно, но вот настичь Моисея с соплеменниками ему было не суждено.

Как выяснилось впоследствии, Петру зря рассматривали как потерянный город, он никуда не терялся, да и вряд ли у его жителей были основания прятаться от мира таким странным образом. Дело в том, что случайно, а может, и намеренно, но мусульманские географы не совсем точно нанесли его местонахождение на карту. Еще в XVIII веке, когда готовилось к выпуску в свет лондонское издание трудов Иосифа Флавия, расположение Петры было указано в нем абсолютно точно. Но позднейшие расхождения и погрешности в различных описаниях и картах привели к тому, что истинное место нахождения Петры не было достоянием гласности, а потому открытие Буркхардта практически сразу же привлекло к себе самое пристальное внимание.

Каср Харана

Бурная и крайне неспокойная жизнь Иорданской долины, бесспорно, предопределила стремление ее жителей постоянно заботиться о достойной защите в случае необходимых оборонительных действий, тем более что многочисленные нападения на здешние города были делом едва ли не обыденным. Именно поэтому на территории Иордании находится множество укрепленных пунктов, крепостей или замков. От некоторых из них остались лишь руины, другие же почти целиком дожили до наших дней.

Так, например, Каср Харана, расположенный в 16 км от Аммана, — классический образец арабского путевого дворца или, вернее, караван-сарая — своеобразного постоялого двора, сооруженного для защиты караванов от нападений разбойников. Дата его постройки точно не известна, но одна из многочисленных надписей на его стенах относится к 710 году, то есть ко времени правления династии Омейядов.

Скорее всего, Каср Харана был сооружен на месте более раннего греческого, римского или византийского укрепленного пункта. Построенный в форме правильного квадрата, он был идеальным местом для ночлега путников. Двухэтажное здание вмещало в себя до 400 человек, во внутренний двор загонялись верблюды и другие животные, на ночь крепкая дверь наглухо закрывалась, а пустыня вокруг прекрасно просматривалась через окна-бойницы. Каср Харана не был единственным подобным укреплением в этих местах. Предполагается, что по пути следования караванов через пустыню подобные замки находились через каждые 50—60 километров.

Каср Амра

Если Каср Харана играл чисто оборонительную роль, то другой шедевр исламского искусства, расположенный в 40 км от Аммана, Каср Амра был предназначен совершенно для других целей. Он был построен в пустыне халифом Валидом I в самом начале VIII века исключительно для развлечений и увеселений. По большому счету, это даже и не дворец, а скорее великолепная баня. Парная наравне с главным залом аудиенций и двумя боковыми комнатами составляла весь небольшой комплекс. Уникальность Каср Амры заключается в том, что ее стены и потолок расписаны изображениями зверей, мужчин и обнаженных женщин, что для исламской культуры в принципе исключено. Но, видимо, Каср Амра и был призван доказывать, что из любого правила существуют исключения. Тем более что мусульмане следующих поколений (а с момента постройки замка прошло почти 12 веков) не тронули это удивительное сооружение. Кстати, существует одна легенда, согласно которой банщицами в этом заведении служили захваченные в плен жены и дочери смертельных врагов или соседних правителей.

Дмитрий Воздвиженский | Фото автора

Ключевые слова: страны Юго-Западной Азии
Просмотров: 8042