Средневековый биатлон

01 июля 1980 года, 00:00

Если бы не камеры и бинокли в руках у зрителей, вполне можно было бы представить, что мы перенеслись в средневековье. Травянистый луг у замка Чилем в графстве Кент превратился в рыцарское ристалище. Поперек поляны воздвигнут деревянный барьер. Два всадника-рыцаря в полной экипировке устремились вдоль него друг к другу со скоростью 30 миль в час. Кони храпят, развеваются султаны из перьев, копья в три с половиной метра длиной устремлены в грудь противника.

Нужно задеть щит, но не поранить лошадь или всадника. Однако, когда живые массы сталкиваются на большой скорости, требуется немалое искусство от всадника, даже чтобы удержаться в седле. Один из рыцарей повержен на землю, двое пеших помогают ему подняться. Зрители аплодируют победителю и — не меньше того — побежденному, когда он вновь взгромождается на лошадь. Турнир продолжается.

Рыцарские турниры вошли в моду в Британии в XII веке — надо же было как-то поддерживать бойцовскую форму в промежутках между настоящими битвами! Сначала побоища шли без всяких правил: стенка на стенку — между двумя отрядами рыцарей. Но так много погибало в этих «тренировках», что неизбежно зародился тогда «спортивный кодекс». Для начала двух конных рыцарей разделили специальным крепким забором, потом рыцаря и лошадь одели в доспехи.

Кстати, найти храбрую и послушную лошадь и тогда и теперь — дело непростое. Долгие недели проходят, прежде чем лошадь привыкнет, не пугаясь, нестись во весь опор вдоль барьера, освоит конные доспехи, позволит тяжеленному рыцарю загружаться в полном облачении в седло. Тренерам приходится заранее заботиться и о том, чтобы груженная металлом живая махина не понесла при звуках барабанов, музыки и аплодисментов.

Ассоциация, ведающая Чилемскими турнирами, избрала для своих тренировок испанскую породу лошадей. И в последние 10 лет благодаря соблюдению правил серьезных ранений лошади не получали, чего нельзя сказать о рыцарях: «Скорая помощь» обязательно дежурит возле ристалища во время турниров.

Ну а кто же современные рыцари? Как и всякий другой спорт, этот «средневековый биатлон» собирает в свои ряды любителей самых разных специальностей. Рыцарь Танет в мирной жизни водолаз, Майкл Мидлсэкс между турнирами дает консультации по уходу за волосами, в доспехах рыцаря Лоренса Саутуотера прячется художник, а храбрый Уильям из Уорика — детский врач.

Они-то и представляют зрителям весьма рискованные сцены, вроде Скачки Квентика. Чучело рыцаря в самых что ни на есть настоящих доспехах, со щитом в одной и с ядром на цепи в другой вытянутой руке установлено крепко-накрепко на поворотном круге. Всадник несется к «болвану» на полной скорости и старается задеть щит копьем. Едва он дотронулся до щита, как чучело поворачивается на стержне, и ядро настигает спину всадника — если он, конечно, недостаточно проворен.

В другом туре рыцари соревнуются в ловкости, стараясь нанизать на копье как можно больше колечек, рассыпанных по лужайке. Рыцарская команда может представить и «Надевание на копья голов сарацинов» — эдакое воспоминание о крестовых походах; конечно, головы теперь из поролона.

Тот, кто хочет приобщиться к рыцарству, для начала должен запастись полусотней фунтов, справкой, что ему не меньше 14 и не более 50 лет, и приготовиться дважды в неделю в течение месяца неоднократно падать с лошади, сажать себе и получать от других синяки и шишки. А уж тренер позаботится, чтобы учебная потасовка не переросла в настоящую схватку, — дело-то все же рыцарское.

Во многовековом кодексе наметились некоторые новинки: есть мысль вовлечь в рыцарство... дам. А почему нет — неужели за 600 лет они ничуть не расширили своих прав?
Просмотров: 6103