Ветер на побегушках

01 июля 1980 года, 00:00

Человек перестал ждать милостей от природы, очевидно, с того момента, когда стал человеком и этим выделил себя из животного мира. Он усилил свои руки топором и молотком, защитил тело от холода шкурами и стал укрываться от непогоды в хижине. Человек научился выращивать злаки и приучил животных. Он стал использовать силу воды, жар солнца и скорость ветра.

Ветер гнал корабли, крутил крылья мельницы, но направление свое избирал сам, и с его крутым норовом приходилось считаться. Если воду можно направлять, провести даже в дом и накапливать, то ветер — есть, когда он есть, и его нет — когда нет.

В жарких странах ничто не может умерить зной так, как свежий ветер. Но как загнать его в жилище, чтобы он создавал там равномерную приятную прохладу?

Мы не знаем, кто первый ухитрился одомашнить ветер, так же как не узнаем, кто приручил первую собаку и изобрел колесо. Но самые разные приспособления для ловли ветра обнаружены в древнеиндийском городе Мохенджо-Даро — рубеж третьего и второго тысячелетий до нашей эры. Сами дома с сооружениями для отлова ветра, конечно, не сохранились, но многочисленные изображения их на глиняных печатях вызывали недоумения у археологов. Даже открыватель Мохенджо-Дарс доктор Баннерджи — сам индиец — не смог сразу разобраться: что это за высокие дома без окон, с какими-то шкафами на плоских крышах?

Доктор Баннерджи был родом из совсем другого района, зато подсобных рабочих, набранных в окрестных деревнях, странные сооружения не удивили ни в малой степени.

— Это для ветра, — объяснили они. — Чтобы в доме было прохладно.

И, видя недоумение доктора, десятник Агзам Хан повез его в ближайший городок Тхатту. На его окраинах доктор Баннерджи увидел точно такие же дома, что и на мохенджодарских изображениях: высокие, без окон — как элеваторы, с какими-то этажерками на плоских крышах. В каждой «этажерке» чернело отверстие, обращенное в сторону моря.

— Мангх, — объяснил Агзам Хан. — Ветер ловит.

Отверстие могло быть открыто или закрыто — в зависимости от направления ветра. Если ветер чересчур сильный, заслонка задвинута наполовину. Воздух поступает внутрь, в низкую чердачную каморку, где стоят глиняные плоские чаны с водой, и, когда сухой горячий ветер попадает туда, вода начинает испаряться. Температура в каморке заметно понижается, и, поскольку холодный воздух тяжелее теплого, по сложной системе отверстий, просверленных в толстых стенах, он опускается в жилые помещения.

На улице было градусов сорок, а в этих домах царила приятная прохлада. Это относилось, впрочем, только к глинобитным старым домам без окон, ради которых и приехал в Тхатту доктор Баннерджи.

У богатых местных жителей дома традиционного типа популярностью не пользовались и престижными не считались. Но продукты, которые портились в мощных холодильниках, прекрасно сохранялись под плоскими крышами окраины.

Нашли немолодого мужчину, который не один десяток лет строил мангхи в Тхатте и окрестностях, убедили его съездить на раскопки Мохенджо-Даро. Мастер смог объяснить археологам массу тонкостей в особенностях вентиляции древнейшего из городов Земли так, словно строил его если не он, то по крайней мере его отец или дед.

А может быть, так и было? Может быть, пра-пра-пра... ...предок мастера точно так же, как он, резал из глины кирпичи, долбил проходы для воздуха, определял направление ветра в Мохенджо-Даро?

Только сейчас начинают проявляться связи обитателей Мохенджо-Даро с древним Двуречьем, со Средиземноморьем. На восточном побережье Африки сохранились кое-где в старинных кварталах глиняные дома с вентиляцией, напоминающей индостанскую. Есть нечто подобное по техническому решению и в Индокитае.

Принесли это с собой древние мореплаватели и купцы из Мохенджо-Даро? Или же одна и та же мысль родилась у разных народов, живущих в сходных климатических условиях? Ответить на это так же непросто, как узнать, кто первым изобрел колесо...

Л. Ольгин

Рубрика: Без рубрики
Просмотров: 4450