Кралицкие истоки

01 июля 1980 года, 00:00

Кралицкие истоки

Название южноморавской деревни Кралице в чешских хрониках появляется в XI веке, когда первый чешский король Вратислав разместил там гарнизон. Деревня числилась собственностью короля — «краля» по-чешски. Отсюда и название Кралице — «королевская». Впоследствии должность начальника гарнизона стала наследственной, с титулом «рыцарь Кралицкий».

В XV веке, в годы гусистских войн, дворяне Кралицкие стали приверженцами гуситов и построили замок — защиту от врагов. За двести лет существования крепость достраивали и укрепляли. Значительно расширил крепость в середине XVI века последний кралицкий рыцарь — Индржих. Он пристроил к готическому замку три крыла и приказал вырыть посреди двора колодец. Узнав, что вторая супруга ему неверна, огорченный муж приказал замуровать ее в стену замка, а соблазнителя четвертовать. Но, хотя порок был наказан, рыцарю Индржиху стало как-то тоскливо в замке, и он продал его своему племяннику Яну Старшему из Жеротина, убежденному протестанту, который передал замок в пользование общине «Чешских братьев».

В 1526 году чешский престол заняла австрийская династия Габсбургов, строго католическая и к вольнодумству нетерпимая. Борьба против иностранного владычества приняла в Чехии, как это бывало повсюду в те времена, религиозную окраску. Быть протестантом значило находиться в оппозиции к Габсбургам.

С 1578 года начинается та страница в долгой истории Кралиц, которая составила славу этой деревни. В это время община переводит сюда тайную типографию, основанную в 1562 году Яном Благославом. Первоначально типография находилась в деревне Иванчице, но там местные власти что-то заподозрили и начали следствие. В Кралицкий замок доставили металлический шрифт, инициалы, деревянные клише, печатный станок и другое оборудование типографии. Но официально была открыта переплетная мастерская, а при ней большая библиотека, которой — уже неофициально — пользовались переводчики Библии на чешский язык — ведь само это дело могло стоить жизни: Ватикан запретил мирянам читать Библию. И протестанты считали, что они вырывают «слово божье из рук слуг диаволовых».

Община открыла в замке школу для детей крепостных — смелый и необычный шаг для средневековья. Здесь они учились ткачеству, переплетному делу и печатному мастерству. Наиболее способные ученики переходили работать в типографию. Но для этого нужно было доказать, что отобранный человек душой и телом предан чешскому и протестантскому делу. Ведь один неосторожный шаг — власти проведали бы о подпольной типографии, — и конец всему. Но за все время среди обширного круга работников, распространителей, переводчиков не нашлось ни одного предателя.

За сорок два года своего существования кралицкие печатники выпустили семьдесят шесть книг, в том числе и знаменитую Кралицкую библию.

После поражения чехов на Белой горе начались жестокие репрессии против «Чешских братьев». Школа была закрыта. В 1620 году власти прознали про типографию, и ворвавшиеся солдаты разгромили ее. Был снесен с лица земли центр чешского вольнодумства — Кралицкий замок. Однако остатки печатни удалось спасти. Их перевезли в польский город Лешно, и до самого 1656 года «Чешские братья» продолжали печатать книги. Потом пожар уничтожил и типографию в Лешно, и ее продукцию.

Во всех учебниках сказано, что начала литературного чешского языка кроются именно здесь — в переводе Библии, сделанной в Кралице. Но типография, где, скрываясь от властей, средневековые «подпольщики» вычеканивали и оттачивали родной язык, считалась безвозвратно потерянной.

28 сентября 1969 года по соседству с местом, где когда-то стоял замок, был открыт музей-памятник Кралицкой библии. Инициатором стали крестьяне-кооператоры — потомки тех крепостных, детей которых учили в Чешскобратской школе на печатников.

Хранительница музея, пани Прохазкова, живет здесь же, в деревне. Какой-то мальчишка сбегал за ней, и через десять минут она пришла — прямо с огорода, пожилая женщина, в рабочей одежде. Тут же достала из фартука ключ, открыла дверь и повела нас по музею.

Нижние залы двухэтажного дома посвящены великому чешскому педагогу и просветителю Яну Амосу Коменскому. Ведь Коменский родился неподалеку, в Нивнице, в протестантской семье. Когда в 1627 году ему пришлось покинуть родину, он переехал в Лешно. И в то же время туда тайно перевезли кралицкую типографию. В Лешно Коменский закончил свою «Дидактику» и перевел ее на латинский язык, подготовил учебники для детей: «Открытая дверь языкам», «Астрономия», «Физика» и написал первое в истории руководство для семейного воспитания — «Материнская школа». Труды Коменского печатались как раз на том станке, который был вывезен из Кралиц.

— Смотрите, — говорит Прохазкова, — на этом. Точнее говоря, на таком же. Его реконструировали, этот деревянный станок. Здесь же и все оборудование типографии.

Прохазкова берет сверстанную полосу Кралицкой библии, набранную в тайной типографии, набивает краску, зажимает набор на станке и с усилием поворачивает рукоятку. Лист Кралицкой библии отпечатан. Остается его подсушить. Качество печати, пожалуй, не уступает оттискам, полученным с современных печатных машин.

В 1956 году археологи обнаружили на месте старых сельскохозяйственных построек остатки фундамента и стен замка, его пристроек, детали аркад и балюстрады, каменные косяки дверей и окон, два клада средневековых серебряных талеров. Самое же ценное найдено было чуть позже — остатки тайной типографии: 4 тысячи литер, пробельный материал и клише. Находка такого количества полиграфических материалов XVI века, да к тому же в отличной сохранности, — явление уникальное. Все это теперь стало экспонатами Кралицкого музея. Удалось установить даже некоторые имена печатников. Так, некий Захариаш Солин изготовил превосходную сигнатуру Кралицкой библии.

По всей Чехии и Моравии собирали в музей кралицкие инкунабулы: несколько библий, увидевших свет в типографии, книги второй половины XVI века в кожаных переплетах с медными застежками — все это изготовлялось здесь же, в мастерской. Тексты украшены буквицами, сигнатурами, миниатюрами, расписанными золотом, киноварью, охрой. Древний «Иванческий песенник» 1564 года снабжен крюковыми нотными знаками, ждущими еще полной расшифровки.

А перед зданием музея возвышается гранитный памятник: надгробье над книгой. Единственный, наверное, в своем роде памятник Кралицкой библии, с которой начинался чешский литературный язык...

Ю. Бём

Рубрика: Без рубрики
Просмотров: 5079