Вечный зов

01 февраля 2002 года, 00:00

Мекка

Вряд ли молодой арабский путешественник, носивший имя
Абу Абдаллах Мухаммад ибн Абдаллах аль-Лавати ат Танджи ибн Баттута, отправляясь в 1325 году из родного дома совершить хадж в Мекку, мог предполагать, что имя его войдет в историю Востока, а сам он вернется домой спустя четверть века.

Биографические сведения о ранней молодости Ибн Баттуты довольно скудны, однако известно, что родился он в феврале 1304 года в марокканском городе Танжере и что его отец изучал право. Когда юноше исполнился 21 год, он, будучи правоверным мусульманином, решил во исполнение воли Аллаха поклониться святыням исламского мира. Отправившись в путь в полном одиночестве, он вскоре с караваном паломников добрался до небольшого алжирского города Биджая, где внезапная болезнь едва не лишила его возможности продолжить путешествие. Но несмотря на все уговоры своих спутников, он все-таки решил двигаться вперед к желанной цели. Через некоторое время Ибн Баттута достиг Константины.

Там местный правитель, случайно заметивший молодого паломника, измученного дорогой и изрядно пообносившегося, милостиво подарил ему деньги и новую шерстяную одежду, чтобы тот смог продолжить свой нелегкий путь. Достигнув Туниса, он остановился в медресе, здесь он проводил время в беседе с мудрецами. Два месяца спустя Баттута вновь присоединился к паломникам, которые выбрали его судьей (кади). По пути в Египет в небольшом городе Триполи Баттута женился на дочери ученого паломника из Феса. По прошествии года он наконец достиг Александрии, которую впоследствии вспоминал как один из пяти могущественнейших городов. Там ему довелось полюбоваться на одно из семи чудес света — Фаросский маяк. Уже в то время он был значительно поврежден землетрясением 1323 года, а вскоре от него и вовсе остались одни руины. Из Александрии Батутта отправился в Каир.

Столица Египта встретила странника празднично — султан аль Назир Мухаммад отмечал свое счастливое выздоровление. А сам город буквально ошеломил Баттуту великолепной архитектурой, базарной толчеей и необыкновенной многолюдностью. Но самое большое впечатление на него произвел здешний маристан (больница), являвшийся наглядным проявлением милосердия и благотворительности. А помощь беднякам у мусульман всегда считалась одним из пяти столпов ислама. Изучив город, Ибн Баттута и его спутники спустя месяц двинулись дальше по течению Нила.

После трехнедельного путешествия он встретил провидца, возвестившего паломнику, что Мекки он достигнет только после того, как попадет в Сирию, другие же пути для него закрыты. Молодой человек, поначалу не обративший на предзнаменование никакого внимания, вскоре вынужден был повернуть назад. Причиной тому послужило начавшееся восстание бедуинских племен. Возвратившись в Каир, пилигримы на этот раз решили идти через Дамаск, а оттуда с караваном, раз в год уходящим из сирийской столицы, пользуясь покровительством мамелюков, добраться до Мекки.

По дороге в Сирию паломники получили возможность посетить и те святые места, которые находились в Хевроне: могилы почитаемых мусульманами патриархов Авраама, Исаака и Иакова, место упокоения правнучки Мухаммада Фатимы. Побывали они также в Иерусалиме и Вифлееме. Дойдя наконец до Дамаска, Баттута провел там несколько недель, успев не только побеседовать со многими учеными мужами, но и вновь жениться, а заодно узнать о рождении сына от первой жены. Затем он двинулся в путь и через 2 месяца благополучно достиг Медины, где совершил поклонение могиле пророка Мухаммада. И вот наконец его мечта сбылась — он, облаченный в белоснежный ихрам, осенью 1326-го вступил на священную землю Мекки. Там он семь раз обошел священный Кааба и поцеловал Черный камень, посетил гробницу с отпечатками ступней Авраама и исполнил все остальные необходимые благочестивые ритуалы. После этого паломник получил титул хаджи.

По всей вероятности, тяжелейшее полуторагодовое путешествие не отбило у Ибн Баттуты желания продолжить странствия, а потому спустя три недели он покинул Мекку и отправился во владения монгольской династии Хулагуидов, дабы увидеть мусульманские святыни Месопотамии.

В Эн-Наджафе он посетил священный для мусульманшиитов мавзолей имама Али, построенный по приказу халифа Гарун-аль-Рашида еще в VIII веке. Али был не только четвертым халифом, но также племянником и зятем Мухаммада. Оставив позади больше сотни километров, Баттута добрался до Багдада, бывшей столицы мусульманской империи Аббасидов. Почти за 100 лет до появления здесь Ибн Баттуты цветущие земли Персии едва ли не дотла были выжжены ордами Чингисхана, Багдад значительно разрушен и школы лежали в руинах, лишь одна из них, выстроенная в 124-м, была открыта. Однако в городе Баттуту ожидал вполне радушный прием — один из спутников пригласил его в чудом уцелевшие городские бани — хамам. Марокканец был восхищен их роскошью и чистотой. Там же, в Багдаде, ему выпала счастливая возможность присоединиться к каравану ильхана Абу Саида, направлявшегося в свою летнею резиденцию. Абу Саид, который был всего годом моложе Баттуты, произвел на него неизгладимое впечатление, так как был не только красивым человеком, но и весьма мудрым правителем.

Сопровождая хана, Баттута посетил Тебриз (на территории современного Азербайджана). В те времена Тебриз был богатым торговым городом, через который пролегал Великий шелковый путь, являвшийся одним из главных мест скопления множества купцов из Армении, Китая и Италии. Вернувшись в Багдад, Баттута присоединился к каравану паломников, идущих в Мекку, и уже во второй раз посетил священный город. На сей раз ему пришлось задержаться в нем на целый год — причиной тому явилась тяжелая болезнь, ставшая серьезным препятствием в его дальнейших передвижениях. Едва оправившись от недуга, неутомимый странник, обратившись к помощи Аллаха, вновь решил отправиться в незнакомые исламские земли. В 1328 году началось его двухлетнее путешествие в Восточную Африку, причем теперь уже морским путем.

Из города Джидда, находящегося на побережье Красного моря, он пустился в плавание, таившее в себе множество опасностей из-за большого количества коралловых рифов и скал. Воистину, жизнь путешественников того времени находилась в руках Аллаха, и он им помогал...
Ибн Баттута посетил многие прибрежные города. В Таизе, йеменском городе, расположенном недалеко от побережья, местный султан подарил ему лошадь. Вскоре он добрался до Адена и, покинув Йемен, продолжил путь вдоль восточного побережья Африки и наконец добрался до Зайлы — портового города эфиопского царства, бывшего христианским. Зловоние, наполнявшее город из-за огромного количества пойманной рыбы, а также крови зарезанных верблюдов, внушило путешественнику такое отвращение, что он даже не захотел сойти на берег, чтобы взглянуть на этот город. После дальнейшего двухнедельного плавания он прибыл в Могадишо — богатейший порт Африканского побережья. Во время своих странствий Баттута не только общался с единоверцами, живущими обособленными общинами, но и с интересом наблюдал жизнь коренного африканского населения.

Город Килва восхитил его своей роскошью: местные правители, полностью контролирующие торговлю зимбабвийским золотом, могли позволить себе вкушать пищу на китайском фарфоре, носить шелковые одежды и, о чудо, даже иметь во дворце водопровод. Из Килвы он, опять же морем, отправился в Южную Аравию. А прибыв туда, понял, что его неудержимо влечет в Мекку — святой город, положивший когда-то начало его многолетним и многотрудным странствиям. Здесь он в благочестивых размышлениях провел еще один год своей жизни. Но ни молитвы, ни книги не помогли ему утолить неуемную жажду новых впечатлений. И Баттуту, сполна познавшего прелесть ветра странствий, вновь потянуло в дорогу. К тому же он слышал, что мусульманские правители Индии щедро платят за хорошую работу, и надеялся на то, что эта сказочная страна станет тем местом, где он наконец обретет покой и начнет вести оседлую, размеренную жизнь. Но при этом Баттута, видимо, не считал, что делать это нужно как можно скорее, ведь и в жизни паломника есть немало приятных моментов, и прежде всего уважение и материальная поддержка единоверцев. А потому он отправляется в очередное странствие и добирается до Малой Азии.

В Анатолии (современная Турция) его ожидали самые приятные впечатления: ему очень понравились местные женщины, его восхитила мудрость суфиев, его радовала щедрость правителей. И все же Баттута оставил и эту прекрасную страну, решив отправиться на север. Там, на холодных степных просторах, лежало государство хана Узбека, правителя Золотой Орды, принявшего ислам.

Осенью 1331 года, простившись с гостеприимной Анатолией и совершив плавание по Черному морю из Синопа в генуэзскую колонию Каффа, бесстрашный путешественник, присоединившись к каравану могущественного повелителя Орды, попадает в Хаджи-Тархан (нынешняя Астрахань). Пробыв там совсем недолго, он примкнул к свите жены Узбек-хана, направлявшейся в Константинополь. Третья жена хана, ожидавшая рождения ребенка, была дочерью византийского императора, а потому муж позволил ей повидать родных и остаться в столице империи до разрешения от бремени. Для Баттуты же это явилось прекрасной возможностью посетить совершенно новую страну, будучи к тому же под самой надежной защитой. Трехмесячное путешествие, начавшееся в июле 1332-го, закончилось не только разнообразием новых впечатлений, но и встречей с самим императором Византии Андроником III Палеологом.

Возвращение в северный край стало для теплолюбивого уроженца юга еще одним испытанием. От пронизывающего осеннего холода многочисленная теплая одежда его не спасала, и он не единожды мысленно прощался с жизнью, скорбя о том, что еще раз увидеть родной Танжер он уже не сможет.

Едва живой, по льду замерзшей Волги он все-таки добрался со спутниками из города Сарай Берке до Булгара. Покинув вскоре земли Золотой Орды, Баттута попал во владения хана Чагатая — потомка великого Чингисхана. И в этих землях, недавно принявших ислам, Баттута провел несколько зимних месяцев 1333 года. Там он получил в подарок 700 динаров, пару верблюдов и роскошное соболье одеяло. Весной он снова тронулся в путь, оставив позади знаменитые города Средней Азии, и, пройдя горными дорогами Афганистана, в 1334 году наконец добрался до Индии, страны его мечты, мысль о которой поддерживала странника в самые трудные минуты.

И надо сказать, Индия его не разочаровала. С первых же дней своего пребывания на ее земле Баттута почувствовал со стороны правителей явный интерес к своей персоне. Похоже, что Судьба решила подарить ему достойное вознаграждение за многие годы странствий и лишений. Дело в том, что в те времена мусульманские правители Индии очень нуждались в преданных образованных людях, каковым как раз и являлся Ибн Баттута. Так что не удивительно, что вскоре он стал одним из приближенных султана Мухаммада Туглака, получил по владение несколько деревень и должность судьи.

Жизнь вечного странника, ложившегося порой спать совершенно голодным, подложив под голову лишь холодный камень, переменилась, словно по волшебству. Он, наконец, обрел надежную пристань, получил ежегодное жалованье в 5 000 динаров, выстроил собственный дом, а вскоре женился, и у него родилась дочь.Его советы, его мнение далеко не безразличны великому правителю. О чем еще можно было мечтать? День шел за днем, неделя за неделей, вот уже позади 9 лет благополучной жизни. Даже тяга к странствиям как будто забыта, и ничто уже не зовет в дорогу. Он пребывает в надежде, что, возможно, здесь он и найдет свой последний приют, окруженный любящим семейством.

Но, как оказалось, эта полоса везения была лишь временной передышкой, показав, насколько хрупко и непрочно мирское благополучие. Баттута совершенно неожиданно для себя оказался во власти событий, поставивших под угрозу не только все его имущество, но и саму жизнь. Дело в том, что мусульманским правителям Индии в те времена приходилось довольно часто подавлять выступления местного населения и разоблачать различные заговоры. Так случилось и на этот раз, более того, пока султан усмирял восстание, вспыхнувшее на юге, еще одна волна недовольства поднялась непосредственно в Дели.

В этот заговор был вовлечен тесть Баттуты, который вскоре после разоблачения был арестован и казнен. Но гораздо большую опасность для путешественника представляла его дружба с почтенным суфием, который, устранившись от всех мирских проблем, просто не считал нужным повиноваться воле султана. Тогда непокорного старца призвали ко двору и там буквально по волоску выщипали всю его бороду. Степень его унижения не знала предела, а потому второй раз идти во дворец по вызову оттуда он категорически отказался. Его приволокли силой и после жесточайших пыток отрубили голову. А вскоре гнев султана пал и на Баттуту — сначала он лишился своей должности, а затем и вовсе был арестован. Но несколько поостыв, правитель одумался и в память о прежних заслугах освободил своего судью из-под ареста. И все же пережитые потрясения не прошли для оскорбленного до глубины души Баттуты бесследно. Он принял решение раздать все нажитое им имущество беднякам и, видимо, желая очиститься от мирской суеты, удалился от двора и прожил в отшельничестве несколько месяцев.

После того как события, связанные с восстаниями и заговорами, приняли более спокойный поворот, султан вновь вспомнил о своем преданном и верном слуге и, желая загладить свалившиеся на него неприятности, предложил Баттуте возглавить дипломатическое посольство, которое он был намерен отправить к монгольскому двору в Китае.

Продолжение следует

Елена Александрова

Рубрика: Архив
Просмотров: 8265