Лечебница для хёйлеров

01 июля 1980 года, 00:00

У меня сердце разрывалось, когда я слышал, как жалобно плачут на прибрежных отмелях детеныши тюленей. Их называют хёйлерами — плаксами из-за того, что их крики похожи на рыдания ребенка. Но малыши плакали не потому, что потеряли мать или были голодны. Они умирали. И убивали их мы, люди, отравившие воды Северного моря нефтью и промышленными отходами.

Я не знал, как помочь беспомощным перед неожиданно обрушившейся на них ядовитой бедой хёйлерам. Но и видеть их страдания тоже не мог. Поэтому я вообще перестал ходить на берег моря.

Однако прошло какое-то время, и я почувствовал, что больше не в состоянии сидеть дома сложа руки, когда рядом гибнут сотни тюленей. Особенно поразила меня одна цифра, которую я встретил в журнале: за последние десять лет численность тюленьего стада в прибрежных районах Северного моря сократилась с 1950 до 791 животного. Причина — катастрофический рост загрязненности воды и истощение рыбных запасов из-за хищнического лова. «Если не принять срочных мер для спасения тюленей, скоро их вообще не останется у нашего побережья», — с горечью думал я.

Но что я мог сделать? Очистить море мне было не под силу. Единственное, что оставалось, попытаться спасти хоть какую-то часть тюленят. Ведь на малышах особенно пагубно сказываются неблагоприятные изменения среды обитания, и они первыми расплачиваются за наше варварское отношение к природе...

Так рассказывает западногерманский каменщик Эрвин Маннинга о том, как возникла у него идея создать лечебницу — питомник для тюленьих детенышей. Своим замыслом Маннинга поделился с другим энтузиастом охраны животных, Винхольдом Шуманом. Они обратились к властям, и после долгих хлопот им выделили крошечный островок в Восточно-Фризском архипелаге. С помощью местных жителей Маннинга и Шуман выстроили там небольшой домик и бассейн для будущих пациентов.

И они не заставили себя ждать. Однако первая же партия выловленных рыбаками тюленят показала, что усилий одних энтузиастов-любителей недостаточно: почти у всех детенышей были обнаружены серьезные заболевания — в частности, инфекционное воспаление глаз, грозившее полной потерей зрения. К счастью, на обращение Маннинги сразу же откликнулась опытный врач-ветеринар, взявшаяся безвозмездно лечить маленьких пациентов.

Необычная лечебница заработала. С помощью добровольных помощников, которые вместе с Маннингой и Шуманом проводят на острове все свое свободное время, привезенных хёйлеров прежде всего дочиста отмывают. Дело это, надо сказать, нелегкое: часто тело тюленят, словно панцирем, бывает покрыто коркой из отвердевшего мазута и смол. Применять же химические моющие средства нельзя, чтобы не отравить животных, которые и так уже стали жертвами химии. Затем малышам начинают давать лекарства и усиленное питание, ибо многие из них крайне истощены. Поскольку рыбу детеныши есть еще не умеют, а кормилиц в лечебнице нет, врач составляет для хёйлеров специальную высококалорийную смесь — ведь в тюленьем молоке содержится около 50 процентов жира.

Когда тюленята немного окрепнут, их постепенно переводят на рыбный рацион. А учитывая, что в будущем пропитание им придется добывать самим, при кормежке в бассейн выпускают и живую морскую рыбу, которую привозят в лечебницу рыбаки. Тут приходит на помощь врожденный инстинкт: хотя взрослых тюленей в питомнике нет, через неделю-другую малыши прекрасно справляются с ловлей рыбы.

Наконец приходит день, когда подросших тюленят вывозят в открытое море и выпускают на волю. Конечно, возможности лечебницы-питомника, созданного Маннингой и Шуманом, ограничены. Однако их начинание нашло отклик: энтузиасты охраны животного мира открыли на побережье Северного моря еще пять таких же приютов для маленьких тюленят.

Просмотров: 4259