Персидские мотивы

01 января 1992 года, 00:00

Персидские мотивы

«Нис е Дихан» называют Исфахан поэты и путешественники, это означает «вторая половина мира». Исфахан — это синее небо с кружевом куполов и минаретов, зелень садов, золото восточного базара...

«Мы арабы, мы персы: в наше государство входило 28 народов, и оно простиралось до границ с Индией и Россией», — так написано в школьных учебниках. Иранцы гордятся своей историей. «То, что сохранилось от далекого и недавнего прошлого, — говорят они, — свидетельствует о культуре, не имеющей себе равных на всем Среднем Востоке». Невозможно не согласиться с этим, глядя на дворец «с 40 колоннами» (40 означает просто «много», вспомните для сравнения сказку об Али-бабе и сорока разбойниках), на самом деле — двадцать стройных колонн любуются своим отражением в воде.

Чехед Сотун — так называется здание, в котором сохранилось бесценное сокровище: фрески, изображающие эпизоды войн. Однако часть фресок закрыта деревянным панно, здесь нарисованы сцены, непристойные с точки зрения исламской морали: пиры, женщины в легкомысленных одеяниях, разносящие вино, восхваление плотских радостей. И все же их не замазали масляной краской, не сбили штукатурку, не взорвали в гневе все сооружение, а лишь целомудренно прикрыли — мол, нам это не подходит. Иран отказывается от части своего прошлого, но не уничтожает все подряд...

На бывшей площади Мейдани-шаха, а ныне Площади имама — целых четыре шедевра гражданской и религиозной архитектуры: шахская мечеть, дворец Али-Капу, мечеть Лофтоллы и базар. Шахская мечеть с куполом на высоте 52 метров и парой минаретов почти той же высоты была построена всего за 18 лет — с 1611 по 1629 год. Дворец Аль-Капу славится музыкальным залом с потолком из пористого алебастра, подобным драгоценной вышивке. Но главное в этом потолке — специальные приспособления для того, чтобы музыка была слышна во множестве комнат и комнаток, где на мягких коврах сидели гости.

Как много надо посмотреть в Исфахане — 33 арки переброшенных через реку мостов, тысячелетнюю Пятничную мечеть с монгольскими мотивами, мавзолеи, храм огнепоклонников зороастризма.

Но впереди еще одна приманка для путешественников — Шираз, связанный с именами поэтов Саади и Хафиза. Это тот самый Восток, который так мечтал увидеть Есенин, воспевший в «Персидских мотивах» как раз эту томность и прелесть, «синие цветы Тегерана», «ароматы, что хмельны, как брага»...

Всего в пятидесяти километрах к северу от Шираза — Персеполь, священный город, основанный 518 г.до н.э. Дарием I, одна из столиц Ахеменидов, разрушенная два века спустя Александром Македонским. Построенный на искусственной террасе, город оживал только по случаю больших политических и религиозных событий.

Барельефы, колонны, капители — 135 тысяч метров частично восстановленной раскопками территории. Здесь был гарем Дария, державшего в нем 365 женщин и бросавшего на ночь избраннице золотой мячик. Здесь и могилы великих правителей. И все это среди пустыни под небом с лиловыми облаками.

По материалам журнала «Атланте» подготовила Е.Лившиц

Просмотров: 6965