Под парусом надежды. Часть I

01 января 1992 года, 00:00

Под парусом надежды

Еще несколько лет назад в возможность такого путешествия трудно было поверить...
В 1990 году со стапелей судостроительной верфи Петрозаводска сошли три деревянных судна парусно-весельного типа — их построили по чертежам, созданным по рисункам средневековых лодий. Эти лодьи (старинное написание слова «ладья») — «Вера», «Надежда» и «Любовь» — прибыли на остров Кижи, где были освящены одним из священников Олонецкой епархии. Около 60 молодых паломников, «вкораблившись» в лодьи, пустились в долгое плавание, конечной целью которого было посещение святого града Иерусалима и других христианских святынь Востока.

Организатор паломничества — петрозаводский клуб путешественников «Полярный Одиссей»; плавание осуществлялось в рамках миссии «Золотой век». Миссия эта тоже родилась в клубе «Полярный Одиссей», члены которого задумали возродить «золотой век» нашей цивилизации — время, когда мир, флот, торговля объединяли народы. Идею «Золотого века» и, в частности, акции «Паломничество», поддержали Фонд народной дипломатии, Русская Православная Церковь, Министерство иностранных дел, Министерство культуры, Азовское морское пароходство и многие другие организации. Отправляясь в далекое плавание, молодые христиане получили благословение Его Святейшества Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II.

На борту «Надежды» плыл и архимандрит Августин (в миру Дмитрий Никитин), доцент Ленинградской духовной академии (ЛДА). Двадцать с лишним лет назад он окончил физический факультет Ленинградского университета и вскоре поступил учиться в ЛДА; здесь защитил кандидатскую работу на тему «Православное учение о примирении между Богом и человеком». Преподавал в ЛДА сравнительное богословие, историю Древних Восточных (Дохалкидонских) Церквей, церковную археологию... Ныне заведует в ЛДА кафедрой Общей церковной истории. Архимандрит Августин участвовал в работе ряда межхристианских и миротворческих конференций.

По окончании паломничества отец Августин принес в редакцию «Вокруг света» свои записки. Из уст знающего человека мы услышали рассказы о Святой Земле, о местах, которые, к сожалению, долгое время были скрыты от нас за семью печатями.
Надеемся, что записки одного из первых современных русских паломников будут небезынтересны и многим читателям.

Хайфа. За кормой остались долгие мили перехода. Наконец-то «Надежда» взяла курс на Хайфу — крупный израильский порт на севере страны. Мы шли морским путем, по которому к Святой Земле устремлялись десятки и сотни наших предшественников: «извлекши же железо (якорь. — Авт.) от воды, пустихомся оттуда помощию Божиею в Палестину».

Погода была неустойчивой, и начальник вахты вполне мог бы сделать в судовом журнале следующую запись: «явися маломощный ветр, и пловохом, якоже можахом, после же пред вечером даде нам Бог ветр благ, и шествовахом даже до утра добре». Так писал наш соотечественник «пешеходец» XVIII века Василий Барский.
Ранним сентябрьским утром «Надежда» встала на рейде Хайфы, и члены экипажа впервые ступили на Святую Землю. Цель трудного путешествия была достигнута.

... История Хайфы похожа на историю других приморских городов Палестины. Подобно остальной части Палестины, Хайфа была захвачена арабами-мусульманами в 636 году. Христианский период в истории города возобновился в XI веке с вторжением крестоносцев в Палестину и освобождением Гроба Господня от сарацинов. Но в 1265 году город захватили мамелюки. Он заглох и был в запустении более пяти столетий. Возрождение Хайфы произошло только с окончанием первой мировой войны, после которой Палестина была передана в подмандатное управление Англии. Англичане превратили Хайфу в первоклассный порт, каким он и остался с объявлением независимости Израиля.

С вершины горы Кармил открывается картина большого города, с гаванью, заполненной кораблями, и с видом на город Акко на другой стороне залива. Две тысячи лет назад на причалы Акко высаживался с корабля апостол Павел. Это событие так описывается в «Деяниях Апостольских»: «Мы же, совершивши плавание, прибыли из Тира в Птолемаиду (Акко), где, приветствовавши братьев, пробыли у них один день».

Гора Кармил — одно из тех мест Святой Земли, о которых упоминается на страницах Библии. Сейчас гора застроена отелями и резиденциями, а в давние времена ее вершина пышно зеленела даже в засушливые месяцы, когда все вокруг засыхало и желтело. Каждые утро густая роса покрывала склоны... Красоту горы Кармил воспевали еще в библейские времена; здесь проповедовал пророк Илия.
Мы побывали в пещере пророка Илии и посетили расположенный неподалеку монастырь кармелиток. (Кармелиты — нищенствующий католический монашеский орден; основан в 1155 году в Палестине при горе Кармил. — Здесь и далее примечание автора.)
 
«Ниже же пещеры святого Илии обретается монастырь невелик, но лепотен, идеже церковь естественна есть, пещеры и келий лепо устроены, и тут иноки римского закона обитают, именуемые кармелиты, от Кармила горы», — писал Василий Барский об этом достопамятном месте. Но сегодня здесь уже нет той обители, а стоит новое здание кармелитского монастыря; оно было построено на средства французского короля Карла X. Для Франции это место особенно памятно: Наполеон Бонапарт, безуспешно пытавшийся в 1799 году взять город Акко, присылал сюда своих раненых, и в саду монастыря сохраняется памятник над общей могилой скончавшихся на Кармиле французских солдат.

Есть на Кармиле и русские владения. С 1908 года Русская Духовная Миссия имеет здесь большой участок, приобретенный для обслуживания паломников. Храм во имя св.пророка Илии и несколько зданий расположены в саду, обнесенном оградой из дикого камня. Сейчас этот участок находится в ведении Московской Патриархии.

Галилея. Из Хайфы паломники с «Надежды» совершили поездку по древней Галилее, где две тысячи лет назад проходила земная жизнь Спасителя. Мы побывали в Назарете; этот город полон святых мест. Видели колодезь Девы Марии. Неподалеку от него — Греческая православная церковь Благовещения Пресвятой Богородицы. А рядом — огромная новая католическая базилика Благовещения, принадлежащая ордену францисканцев. Церкви сооружены над древним гротом, в котором, по преданию, жили Иосиф и Мария с Богомладенцем. Церковь св.Иосифа тут же вблизи, построенная над плотничьей мастерской и домом Иосифа. «Пошли мы в монастырь, сооруженный царицей Еленой. В нем построена церковь на том самом месте, где прежде находился дом, в котором имела пребывание Пресвятая Дева Богородица, — писал русский паломник Кир Бронников, посетивший это место в 1820 году. — Оный монастырь по пленении (мусульманами. — Авт.) той земли был разорен; но ныне католиками обновлен; и в их владении находится церковь пространна и весьма красива, и мне таковой церкви нигде в Палестине видеть не случалось».

Сегодня вместо этой «пространной» церкви высится громадный двухэтажный храм из бетона, с огромным куполом, взметнувшимся над городом. Во дворе храма, на окружающей его стене, помещены несколько десятков майоликовых досок с молитвой к Божьей Матери. Они выполнены на разных языках, в том числе на русском и украинском.

Несмотря на краткое время, отведенное паломникам на пребывание в Галилее, мы побывали и на Фаворской горе — месте Преображения Господа. Именно на этой горе три ученика Иисуса Христа увидели, что от Него исходит свет, как от Солнца. По сторонам Его явились, тоже в лучах света, пророки Моисей и Илия, а из облаков послышался голос Самого Бога Отца...

Священная река Иордан

Русский паломник XII века игумен Даниил в «Книге хожений» сообщал о посещении Фавора: «Выше всех окрестных гор Фаворская гора, уединена от других гор и стоит посреди равнины очень красиво, как умело сделанный стог, круглый и очень высокий, великий окружностью. Высота горы выше, чем человек может с нее четырежды пустить стрелу, а если вверх стрелять, то и за восемь раз не дострелишь до ее верха. Гора вся каменная, всходить на нее по камням трудно и опасно, приходится руками на нее лезть, путь очень тяжек. Едва мы на нее влезли, с третьего по девятый час добирались до самого верха, хотя шли быстро...

На самом верху горы, к северо-востоку, есть место высокое, как горка каменная, небольшая, островерхая. На этом месте произошло Преображение Христа. Здесь создана церковь во имя Преображения, а другая церковь — во имя святых пророков Моисея и Ильи — создана подальше, на север от Преображения. Место Преображения прочно ограждено каменной стеной с железными воротами. Вначале здесь находилась епископия, ныне же католический монастырь».
Но в конце того же XII века все христианские сооружения на Фаворе подверглись разрушению «от сарацин» и долгое время лежали в развалинах.

В середине XIX века на Фаворской горе поселился архимандрит Иринарх, ученик знаменитого старца Паисия Величковского. Вход в свое жилище он на ночь заваливал камнем, питался орехами и злаками, которые произрастали на горе, а также подаянием редких паломников.  Иерусалимский патриарх Кирилл II решил помочь подвижнику в его трудах по восстановлению православной обители, но средств явно не хватало. И тогда начальник Русской Духовной Миссии в Иерусалиме епископ Кирилл обратился к председателю Палестинского Комитета в  России: «Храмоздатель просит теперь 1500 рублей серебром, чтобы довершить начатое здание. Впоследствии потребуется, может быть, еще такая же сумма для снабжения церкви — иконостасом, который приятно было бы иметь из России, и утварью».

Россия помогла: постройка и внутреннее убранство храма были закончены в 1862 году. Старец Иринарх не дожил до завершения работ, окончание своего дела он завещал верному ученику — иеродиакону Нестору и его помощнику о.Илариону. Торжественное освящение храма было совершено патриархом Кириллом 6 августа 1862 года.

Сегодня среди обширного двора стоит простой храм, у входа справа гробница старца Иринарха. Храм — трехпрестольный, в правом приделе видны в абсиде алтаря потемневшие от времени камни, оставшиеся от древнего храма св.царицы Елены. На левом пилястре образ Преображения — дар великого князя Сергея Александровича. Монастырская колокольня возвышается над воротами ограды: она воздвигнута на пожертвования русской благодетельницы. Двор и прилегающие к нему ограждения засажены кипарисами, смоковницами, маслинами. Греческий монастырь давал прибежище сотням русских паломников, для чего позади храма были построены сводчатые залы.

Тогда же, в середине прошлого века, и францисканцы начали восстанавливать исторически принадлежащие им места на Фаворе. Были обнаружены грандиозные остатки средневековых и более ранних сооружений, и на них первоначально возвели небольшую базилику, которая с течением времени приобрела величественный вид.

Направляем свой путь к северной оконечности Тивериадского озера (Галилейского моря). Шоссе бежит по гористой местности, и вдруг внизу открывается большое водное пространство. Священное Галилейское море, дорогое для каждого христианина... Здесь две тысячи лет назад жил, ходил вокруг озера, проповедовал и совершал чудеса Иисус Христос.

Начинаем спуск к евангельскому городу Капернауму. Промелькнула на обочине дороги надпись, указывающая, что мы проехали место, лежащее на уровне океана. Галилейское море теперь хорошо видно. Оно располагается на двести метров ниже уровня океана.

Когда-то здесь пролегал путь игумена Даниила. В его время — начало XII века — в Палестине владычествовали крестоносцы, и все же передвижение по Иерусалимскому королевству представляло большую опасность. «Город Тивериада удален от Иерусалима на четыре дня пешего хода, путь от него страшен и очень тяжел, — писал игумен Даниил. — И судил мне Бог так пройти этим путем. Пошел иерусалимский князь Балдуин I со своими крестоносцами на войну к Дамаску; путь их шел к Дамаску мимо Тивериадского озера. Я узнал, что князь поклонился и сказал: «И я хотел бы пойти с тобою к Тивериадскому озеру, чтобы там походить по всем святым местам /около Тивериадского озера. Ради Бога, возьми меня, князь». Тогда князь с радостью великой повелел мне пойти с собой и нарядил меня к своей личной охране. Тогда я с радостью великой нанял коней для себя и прошел без страха и потерь с царскими воинами все страшные места. Без войска этот путь никто не может пройти, только императрица Елена ходила этим путем».

Гора Фавор - место преображения Христа.

Наш паломнический автобус приближается к Тивериаде и Капернауму — городам, расположенным на берегу Тивериадского озера. Господь Иисус Христос часто бывал в Капернауме. Здесь Он исцелил человека, одержимого злым духом, человека расслабленного, тещу апостола Петра и слугу римского сотника. В Капернауме Он открыл своим ученикам тайну о Евхаристии...

Идем пешком в Капернаум. Древнего города, в котором жил Христос и его ученики, теперь не существует. Многолетние раскопки дали возможность частично восстановить место, где находился храм, в котором проповедовал Христос. Недалеко обнаружен фундамент дома, в котором жил апостол Петр. Среди развалин Капернаума можно видеть большое квадратное здание, камни которого тщательно обтесаны и выделяются большим размером. Это остатки церкви, построенной святой царицей Еленой на месте, где был дом апостола Петра.

Что касается Тивериады, то в Библии о ней упоминается лишь в Евангелии от Иоанна: «После сего пошел Иисус на ту сторону моря Галилейского, в окрестности Тивериады» и «пришли из Тивериады другие лодки». Из кратких строк явствует, что этот город, стоявший на берегу Галилейского озера, был портом. Раскопки, проведенные здесь русскими археологами в начале XX века, смогли дополнить краткое евангельское сообщение о Тивериаде.

Палестиновед М.Ростовцев, посетивший Тивериаду в начале 1900-х годов, тщательно проанализировал результаты раскопок. Здесь, на русском участке, при расширении купленного для устройства подворья дома, что стоял на самом берегу озера, недалеко от южной окраины города, у самой стены, были сделаны интересные находки, никем до тех пор не отмеченные и не описанные. М.Ростовцев с помощью отца Ивана, заведовавшего русским подворьем в Тивериаде, составил мнение о характере найденных древних руин: «Свет на цель и назначение открытых стен и пяти продолговатых крытых полуцилиндрическим сводом помещений, которые встроены о.Иваном в свою постройку, проливают найденные здесь в массе архитектурные части сооружения. При работах на озере и около озера о.Иван нашел сотни кусков стволов колонн из местного камня и целый ряд капителей разных размеров и разных типов. Большинство колонн он встроил в свои стены; капители, по его словам, все сохранил», — писал ученый в своей работе о русской археологии в Палестине.

Имея в своем распоряжении столь скудные данные, М.Ростовцев смог, однако, сделать глубокие научные выводы: «Уже беглый осмотр делает более чем вероятным, что найденные остатки принадлежат к набережной города, Это подтверждается тем, что в связи с нашими остатками стоят довольно значительные остатки мола, которыми пользуется и теперь наше подворье, как пристанью для лодок. Набережная эта была, очевидно, украшена портиками, может быть, в два этажа по всему ее протяжению. За этими портиками шли однородные помещения, 5 из которых, как сказано, найдены были почти целыми, вероятно, лавки и склады, на что указывают и найденные мельницы. (Найден целый ряд частью полностью сохранившихся зерновых мельниц, приводившихся в движение людьми или животными.)».

М.Ростовцев не ограничился в своих рассуждениях теми фактами, которыми располагал и на основании которых построил гипотезу. Для обоснования своего предположения он обратился к древним письменным свидетельствам и прежде всего отметил их чрезвычайную скудость: «Хотя нам о городе Тивериаде известно довольно много, главным образом из автобиографии Иосифа Флавия, и вообще благодаря интересу этого писателя к нашему городу, который сыграл в его жизни немалую роль, хотя нам известно кое-что и об топографии и об его истории, тем не менее прямого указания на существование в этом городе порта, гавани и набережной я в известных мне источниках не встречал...

И тем не менее существование порта в городе, основанном Иродом Агриппой, мне представляется почти несомненным. К этому ведет, во-первых, указание Иосифа Флавия на то, что значительная часть «черни» города составляли матросы... и его же частое упоминание озера как пути, по которому легко и удобно было проникнуть почти в самый центр города.

Обращу внимание еще и на то, — рассуждает далее ученый, — что население Тивериады было по преимуществу торговым, причем вело торговлю не только внутреннюю, но, очевидно, отправляло продукты Галилеи и за море, специально в Рим, где у тивериадцев была своя большая торговая контора... Такое центральное значение Тивериады в Палестине, приравнивавшее ее к таким городам, как Тир, Таре и др., почти немыслимо, если не предположить существования в этом городе хорошо защищенной гавани: Генисаретское (Тивериадское. — Авт.) озеро может быть очень и очень злым».

Более трудным для русского палестиноведа был вопрос о том, возникли ли гавань и порт с молом сразу же после основания города, то есть выстроены ли они Иродом или позже. Ответ на это должно было дать более подробное изучение найденных в Тивериаде руин. Но в этом случае, несмотря на смелость своих предположений, ученый проявил благоразумную осторожность и датировать эти руины не решился.

Усталые, прибыли мы на берег Иордана и с благоговением омыли свои стопы в водах священной реки. Сейчас у ее истока из Генисаретского озера оборудовано специальное место для массового погружения верующих в иорданские воды.

Раньше русские паломники старались посещать Иордан зимой, в Крещенский сочельник. Они добирались до реки на верблюдах, большим караваном. После водосвятного молебна, под пение «Во Иордане крещающуся Тебе, Господи...», все паломники окунались в священные воды Иордана. Так как течение здесь быстрое и легко может снести даже умеющего плавать, то вдоль берега обычно протягивался канат. Издавна у русских паломников укоренился обычай погружаться в Иордан в чистых сорочках. Эта рубаха потом бережно хранилась паломником на смертный час, когда он надевал ее вместе с крестом из Иерусалима, освященным на Гробе Господнем.

Но у современных паломников время спрессовано до предела... Мы должны были возвращаться в Хайфу, чтобы продолжить плавание. Вечером, снявшись с якоря, «Надежда» пошла вдоль берега на юг, взяв курс на Яффу.

Яффа. Библия, в которой не раз упоминается Яффа, — один из основных источников информации о существовании в давние времена этого порта. Из Ветхого завета мы узнаем, что Яффа была перевалочной пристанью для Иерусалима во времена царя Соломона. Сюда отправлял царь Тира Хирам ливанские кедры для постройки храма, возводившегося Соломоном в Иерусалиме. В древности Яффа (греческое название — Иоппия) была ознаменована чудесным событием: здесь апостол Петр воскресил благосердую Тавифу...

С особым чувством всматривались мы в очертания города, появившегося в утренней дымке. Ведь именно здесь когда-то многие русские богомольцы впервые ступали на Святую Землю: отсюда начинается кратчайший путь до Иерусалима.

А.Недумов, один из русских паломников, так описывал высадку богомольцев с корабля на берег, которую ему довелось наблюдать в Яффе в конце прошлого века:
«Мы остановились на рейде в 2-х верстах от пристани г. Яффы. — Через несколько минут нас со всех сторон окружили лодочники, которые со страшным гамом с двух сторон взбирались на пароход. Все мы были предупреждены о проделках арабов в подобных обстоятельствах и усугубили свою бдительность: паломницы сидели на своих мешках, а паломники крепко держали в руках свои вещи. Как хищные звери, арабы рыскали по палубе, разыскивая пассажиров. Вдруг одна из паломниц закричала: «Ай, батюшки, голубчики, помогите...» — и, заливаясь горькими слезами, бросилась за черномазым, но араб уже успел сбросить ее мешок в баркас. Такие и подобные крики поминутно раздавались то в одной, то в другой части палубы... На какой баркас попали вещи, многие совсем не знали. Паломников арабы бросали на баркасы как вещи, паломницы летали иногда чуть не вверх ногами, некоторым пассажирам при этом пришлось испытать боками прочность лодочных бортов. Желание как можно больше забрать на баркас пассажиров объясняется крайней их бедностью, вообще же они довольно честны, и вы можете быть уверены, что вещи ваши не пропадут, хотя бы они попали и на другой баркас».

К счастью, все это осталось в прошлом, и экипажу «Надежды» не грозила участь наших предшественников. Лодья благополучно вошла в гавань, проскочив опасные рифы. Правда, тотчас сойти на берег нам не пришлось: местные власти просили перейти в более удобную гавань Тель-Авива, неподалеку от Яффы, и в полдень «Надежда» заняла место на стоянке для яхт перед высотной гостиницей.

Тель-Авив совсем еще молодой город, детище нового израильского государства. Все в нем новое — дома, магазины, конторы, улицы. Основан он был в 1909 году, когда на песчаных дюнах, на месте теперешнего большого города, поселилось 60 еврейских семейств. Тель-Авив очень быстро растет, пригороды подошли вплотную к Яффе. С 1950 года оба города стал возглавлять один мэр. Объединенный город теперь носит название Тель-Авив — Яффа.

Иерусалим.Иерусалим. В прошлом путь от Яффы до Иерусалима занимал не один день. Но в 1880-е годы на русские средства был проложен прямой путь к Святому Граду. «Из Яффы в Иерусалим русским правительством недавно устроена удобная шоссейная дорога, дающая возможность в карете проехать из Яффы в Иерусалим за 12 часов», — писал протоиерей А.Ковальницкий, прибывший сюда в 1884 году из Одесской губернии. XX век еще больше сократил расстояния, и мы добрались до Иерусалима за два часа на скоростном двухэтажном автобусе. При подъезде к городу путников встречает недавно заложенный на горных уступах сад, и надписи на нескольких языках, в том числе и на русском, гласят: «Сад имени А.Д.Сахарова».

Русский храм и здание Миссии находятся в двух шагах от старого города. Здесь нас встретил начальник Русской миссии архимандрит Никита (Латушко), который устроил прием в честь гостей. На приеме присутствовали также советские кинематографисты, снимавшие документальный фильм «Святая Земля». А в ночь с 12 на 13 сентября в Русскую миссию прибыла московская журналистка из газеты «Рабочая трибуна». «Паломница Наталья» пешком прошла путь от Москвы до Одессы, затем на грузовых судах добралась до Кипра, а оттуда самолетом прибыла в аэропорт Лод, где ее встретили члены миссии. 13 сентября в сопровождении насельницы Горненской русской обители монахини Натальи мы побывали в старой части Иерусалима и поклонились Гробу Господню. Это была первая встреча со святыней храма Воскресения Христова, но, конечно, не последняя...

Иерихон. На следующий день мы отправились в поездку по Иудее и перво-наперво побывали на развалинах древнего Иерихона. «Самый древний город в мире» — сообщает надпись при въезде в Иерихон. Здесь со второй половины прошлого века имелся русский участок со странноприимным домом. Караваны русских богомольцев, следовавших из Иерусалима на Иордан, пользовались радушным гостеприимством. «В Иерихоне встречают русских поклонников огромные самовары, которые кипят на дворе чуть ли не всю ночь, так что всякий может заварить себе чаю», — сообщалось в «Путеводителе по Святой Земле», изданном в Одессе в 1886 году. Но русское присутствие в Иерихоне отмечено, однако, не только чаепитием, но и исследованиями в области библейской археологии.

Библия повествует о том, как войско израильского вождя Иисуса Навина осадило Иерихон, жители которого укрылись за стенами города. «Тогда сказал Господь Иисусу: вот, Я предаю в руки твои Иерихон и царя его, и находящихся в нем людей сильных... Обойдите вокруг города семь раз, и священники пусть трубят трубами; когда затрубит юбилейный рог, когда услышите звук трубы, тогда весь народ пусть воскликнет громким голосом, и стена города обрушится до своего основания, и весь народ пойдет в город, устремившись каждый со своей стороны». Божий наказ был исполнен, «и обрушилась вся стена города до своего основания, и весь народ пошел в город каждый с своей стороны и взяли город».

Крещение Иисуса Христа. Рисунок Гюстава Доре.Руины древнего города издавна привлекали исследователей, правда, раскопки, произведенные в Иерихоне, в основном были организованы иностранными археологическими Обществами. Но картина будет неполной, если не упомянуть и о трудах Православного Палестинского Общества. Начало раскопкам на русском участке положил в 1875 году начальник Русской Духовной Миссии архимандрит Антонин (Капустин). В 1886 году Палестинское Общество ассигновало на раскопки 1500 рублей, и к делу приступил Д.Д.Смышляев.

В саду, расположенном на русском участке в Иерихоне, издавна замечали остатки мозаичных полов. Археолог Я.И.Смирнов исследовал их в 1891 году и установил, что они являются остатками частного дома. «На значительном пространстве обнаруживаются следы разрушенных домов: на пустырях видны небольшие холмики, образовавшиеся от развалившихся зданий, на одном из них лежит база колонны; в садах при работах находят стены, иногда сложенные из больших, хорошо отесанных камней», — писал об этих раскопках церковный искусствовед Н.П.Кондаков.

Раскопки в Иерихоне продолжались, и каждый день приносил русским исследователям радость открытий, «...постоянно открываются новые предметы вследствие расчистки почвы... — сообщалось в журнале «Известия Русского археологического института в Константинополе», — очень интересны во многих отношениях пещеры, находящиеся в близости монастыря Иоанна Хозевита. Но проникнуть в них не оказалось возможным, так как доступ к пещерам соединен с невероятными затруднениями». Однако не все результаты раскопок были доступны для дальнейших исследований. В Палестине в те годы для археологов не было никаких гарантий со стороны турецких властей, и неудивительным кажется сообщение, сделанное в тех же «Известиях...» вскоре после завершения раскопок: «Часть мозаик, открытых архимандритом Антонином, была им сфотографирована, часть камней с надписями приобретена им, другая часть хранится в благонадежном месте. Но есть мозаики и надписи, которые снова зарыты и место нахождения которых знает только драгоман Русской Духовной Миссии, при посредстве которого и сфотографированы Институтом несколько мозаик и надписей».

Продолжение раскопок было в дальнейшем затруднено и тем, что началось возведение зданий русского подворья и храма. Однако при закладке фундаментов было сделано очередное важное открытие: найдено мозаичное надгробие основателя древнего храма — из текста надписи, обнаруженной на надгробии, следовало, что игумен Кириак умер 11 декабря 566 года. Стало ясно, что русское подворье и храм основаны на месте монастыря и церкви VI века.

М.Ростовцев, уже упоминавшийся мною, сообщал и некоторые другие подробности о раскопках, проведенных вблизи остатков древнего храма в Иерихоне: «К сооружениям монастырским и церковным, может быть, принадлежало и любопытнейшее сооружение, находящееся недалеко от Церкви. Я имею в виду куски большого гранитного (синайский гранит) цилиндрического камня, покрытого снаружи орнаментом в виде сетки или медового сота и встроенного в мурованный цилиндр, сооруженный над колодцем или ямой, в которую сбоку ведет лестница. Вверху посредине в мурованном цилиндре сделано отверстие, ведущее в упомянутое углубление или колодезь».

Русские археологи осознавали ту большую важность, которую представляли раскопки в Иерихоне. Были планы исследовать русский участок" более подробно. Но, к сожалению, целый ряд обстоятельств и, прежде всего, первая мировая война не дали возможности продолжить так успешно начатое дело.

...К востоку от Иерихона лежит Мертвое море, оно неизменно вызывало интерес у русских паломников — и мы не были исключением. «Мыхомся все в море Мертвом, хотяще искусити и увидети естество и силу воды оной, идеже много познахом чудеса: яко вода крепко слана (солона. — Авт.) есть и горька, яко вода потопитися или нырнуть или погрузитися человека не допущает», — писал Василий Барский, удивленный необычными свойствами морской воды, напоминающей рассол. Желая получить эффектные фотокадры, некоторые из наших паломников ложились в воду на спину, клали ногу на ногу, а в руках держали отечественную газету, просматривая новости трехмесячной давности.

На обратном пути в Иерусалим мы посетили монастырь преп. Герасима, знаменитого подвижника, скончавшегося в 475 году в обители, основанной им близ Иордана. Монастырь восстал ныне из развалин благодаря усердию греческих паломников. Здесь нам показали пещеру, в которой укрывались и отдыхали Богородица с Младенцем Иисусом и Иосиф Обручник на пути в Египет...

Дальше наш путь лежал по глубокому и дикому ущелью — к обители св.Георгия Хозевита, прилепившейся к отвесной скале. Этот монастырь был основан в VI веке на том месте, где, по преданию, постился бездетный Иоаким, вознося молитвы, и где ветхозаветный праведник получил от ангела благую весть о последующем рождении от него Богоотроковицы Марии.

В V веке на этом месте поселился искавший молитвенного уединения преп. Иоанн, египтянин, прозванный Хозевитом. При нем и в последующие века здесь процветала Лавра; в ней прославился преп. Георгий Хозевит, гробница которого уцелела до наших дней. Его именем и назван этот монастырь. Основатель обители — св. Иоанн Хозевит, впоследствии стал епископом Кесарии Палестинской, но перед смертью снова удалился в свою уединенную монашескую келью, где и скончался. Один из паломников, современник русского игумена Даниила, в начале XII века посетил этот монастырь и сообщил о том, что «мы нашли в этой обители многих мужей, замечательных святостью их жизни».

Претерпев все испытания, выпавшие на долю других палестинских обителей, монастырь долгое время пребывал в запустении. В XVI веке в нем снова начала было теплиться жизнь: здесь поселились два отшельника, пытавшихся восстановить древнюю лавру. Но их усилия были недостаточны, и обитель вскоре снова опустела. «Любопытны развалины ее, с хорошо сохранившимися фресками и надписями, в усыпальнице, по своей недоступной местности, редко бывают посещаемы путешественниками», — сообщалось в русской печати 1870-х годов. Но сегодня этот монастырь, как и обитель св. Герасима, вернулся к жизни. Здесь подвизаются несколько греческих монахов, которые радушно приняли нас, предложив по чашечке крепкого кофе. Стоя на ветхом балкончике, мы смотрели с головокружительной высоты вниз, на зелень кипарисов, растущих около почти пересохшего русла ручья.

В монастыре преп. Хозевита усопших хоронят, как и везде в восточных монастырях, без гроба, неглубоко в земле или под полом; потом через определенный срок вынимают кости и черепа и складывают их в особой усыпальнице. Такую усыпальницу можно видеть и здесь.

Вернувшись в Иерусалим, мы поднялись на Елеонскую гору — святую для христиан всего мира, а также присутствовали за божественной литургией у Гроба Господня. Это было главной целью нашего паломничества, и об этом — мой дальнейший рассказ.

Продолжение следует

Архимандрит Августин (Никитин) | Фото Юрия Масляева

Рубрика: Via est vita
Просмотров: 7881