Джек Лондон. Бюро убийств. Часть II

01 октября 1994 года, 00:00

Бюро убийств

Продолжение. Начало в № 10/1992

Глава IV

— Значит, это вы Иван Драгомилов? — Винтер Холл на миг остановился, с любопытством окинув взглядом ряды книг по стенам, и снова посмотрел на бесцветного блондина в черной профессорской шапочке, даже не вставшего, чтобы поздороваться.
— Должен сказать, добраться до вас довольно трудно.
Это внушает уверенность, что... э... ваше Бюро работает столь же осторожно, как и умело.
Драгомилов весело улыбнулся.
— Садитесь, — сказал он, указывая на стул напротив, стоявший так, что посетитель оказывался лицом к свету.
— Я удивлен, — заметил Холл.
— Полагаю, вы ожидали увидеть узколобых головорезов и обстановку мрачной мелодрамы? — любезно спросил Драгомилов.
— Нет, не это. Я знал, слишком тонкий ум нужен для руководства операциями вашего... э... учреждения.
— Они неизменно проходили успешно.
— И давно вы занимаетесь этим делом, позвольте спросить?
— Активно — одиннадцать лет, правда, этому предшествовала подготовка и разработка плана.
— Вы не возражаете, что я завел такой разговор? — был следующий вопрос Холла.
— Конечно, нет, — последовал ответ. — Как клиент, вы со мной в одной лодке. Интересы у нас общие. Поскольку мы никогда не шантажируем наших клиентов, то и после совершения сделки нет оснований для расхождений. Кое-какие сведения не могут причинить вреда, и я не прочь похвастать, что в некотором роде горжусь этой организацией. Она, как я и сам без лишней скромности отмечаю, руководится умело.
— Отказываюсь понимать, — воскликнул Холл. — Вас бы я назвал последним из всех людей в мире, кого можно представить во главе банды убийц.
— А вас я бы назвал последним в мире, кого можно заподозрить в поисках услуг такого рода, — холодно парировал собеседник. — Вы мне нравитесь. Вы выглядите сильным, честным, бесстрашным, и в ваших глазах не поддающаяся определению и все же несомненная усталость человека, много знающего. Вы немало прочли и изучили. Вы так же выделяетесь из потока обычных клиентов, как и я, разумеется, не похож на предводителя банды убийц, коего вы ожидали встретить.
— Это не может умалить моего удивления, что именно вы руководите этим... э... предприятием.
— Сомневаюсь, чтобы вы имели представление, как им руководят, — Драгомилов сплел сильные тонкие пальцы и немного подумал. — Можно сказать, что мы ведем дело в более строгих этических правилах, нежели наши клиенты.
— Этических правилах! — Холл расхохотался.
— Да, именно так, хотя согласен, что относительно Бюро убийств это звучит смешно.
— Вы так его называете?
— Название не хуже и не лучше любого другого, — глава Бюро невозмутимо продолжал: — Начав пользоваться нашими услугами, вы обнаружите более твердые и жесткие условия делопроизводства, чем, скажем, в мире бизнеса. Необходимость этого я понял сразу. Это жизненная необходимость. В нашем положении вне закона и в пасти самого закона успех можно обеспечить, только верша справедливость. Мы вынуждены быть справедливы
друг к другу и к нашим постоянным клиентам во всем.
— Что вы говорите! — воскликнул Холл. — А почему?
— Потому что иначе нечестно заключать сделки. Подождите, не смейтесь. Да, мы в Бюро чрезвычайно щепетильны в том, что касается этических норм. Нам необходима уверенность в справедливости каждого нашего дела.

Без нее мы не смогли бы продержаться столь длительное время. Поверьте, это так. А теперь к делу. Прежде чем появиться здесь, вы прошли через доверенные каналы. У вас может быть поручение только одного рода. Кого вы хотите уничтожить?
— А разве вам неизвестно? — удивился Холл.
— Разумеется, нет. Это не моя область. Я не занимаюсь привлечением клиентуры.
— Возможно, услышав имя, вы не дадите санкцию. Ведь вы, полагаю, не менее судья, чем палач.
— Не палач. Я никогда не привожу казнь в исполнение. Это не моя область. Я глава. Я решаю, а руководство на местах и другие члены организации исполняют приказы.
— Но эти другие могут оказаться ненадежными?
Драгомилов, казалось, был рад вопросу.
— О, это было действительно камнем преткновения. Я длительное время изучал вопрос и увидел, что этот момент еще настоятельнее обязывает вести операции только на этической основе. У нас свои собственные представления о справедливости и собственный закон. В наши ряды принимаются только люди с высшей моралью, в сочетании с необходимыми физическими данными и выдержкой. В итоге наши клятвы соблюдаются почти фанатически. Случалось, конечно, попадались и ненадежные, — он замолчал и, казалось, печально что-то обдумывал. — Они поплатились за это. И это было великолепным предметным уроком для остальных,
— Вы имеете в виду?..
— Да, они были казнены. Это было необходимо. Но не нами.
— Как вы этого избегаете?
— Когда мы находим отчаянного, умного и думающего человека — между прочим, выбор делают сами члены организации, — им повсюду приходится сталкиваться с разными людьми и у них больше возможностей встретить и оценить людей с сильным характером. Когда такой человек найден, его проверяют. Его жизнь — залог его верности и преданности. Мне сообщают об этих людях. Но далеко не всегда приходится встречаться с ними, и, естественно, очень немногие из них видели меня.

Вначале мы поручаем кандидату совершить нетрудное и неоплачиваемое убийство, ну, скажем, какого-либо жестокого помощника капитана корабля или драчуна-мастера, ростовщика или мелкого взяточника-политикана.

Как вы знаете, для общества только полезно удаление таких личностей. Однако вернемся к теме. Каждый шаг кандидата в первом его убийстве обставлен нами с таким расчетом, чтобы собрать достаточно доказательств для осуждения его любым судом. И дело ведется так, чтобы свидетельские показания исходили от посторонних и никому из наших не пришлось бы участвовать в суде. Поэтому для наказания члена организации нам самим не приходилось обращаться к закону.

Когда же первое задание выполнено, человек становится своим, преданным душой и телом. После этого он основательно изучает наши методы...
— В программу входит и этика? — прервал Холл.
— Да, конечно, входит, — услышал он восторженный ответ. — Это самый важный предмет! Нам претит всякая несправедливость.
— Вы не анархист? — задал гость неуместный вопрос.
Шеф Бюро убийств покачал головой:
— Нет, я философ.
— А это то же самое.
— С одним отличием. А именно: у анархистов хорошие намерения, а у меня хорошие дела. А какая польза от философии, если ее нельзя применить? Возьмите отечественных анархистов. Вот они решились на убийство. Они строят планы, день и ночь сговариваются, наконец наносят удар и почти всегда оказываются в руках полиции. А лицо, намеченное жертвой, остается невредимым. У нас не так.
— И вы никогда не терпели неудач?
— Мы стремимся исключить их. Тот из нас, кто из слабости или страха терпит неудачу, приговаривается к смерти. — Драгомилов важно умолк. — У нас никогда не было неудач. Разумеется, для выполнения задания человеку дается год. Ну, а если дело сложное, ему назначаются помощники. Повторяю, у нас не было ни одной неудачи. Даже если я скоропостижно скончаюсь, организация будет продолжать действовать точно так же.
— Делаете ли вы какие-либо различия, принимая заказы? — спросил Винтер Холл.
— Нет, от императора и короля до самого скромного крестьянина — мы принимаем заказ ото всех, если... вот в этом «если» и заключается главное — если признано, что их приговор социально оправдан. А если плата, что, как вам известно, вносится авансом, принята и данное убийство признано справедливым, убийство непременно совершается. Таково одно из наших правил.

Фантастическая идея блеснула в сознании Винтера Холла, пока он слушал. Она была столь дерзкой, что завладела им безраздельно.
— Вы чрезвычайно внимательны к этической стороне, — начал он. — Вы, как бы это сказать, энтузиаст этики.
— Фанатик этики, — вежливо поправил Драгомилов.
— И все, что, по вашему убеждению, справедливо, вы непременно делаете?

Драгомилов утвердительно кивнул головой.
— Вы задумали кого-то убрать. Кто это?
— Мое любопытство так разыгралось, — был ответ, — и я настолько заинтересован в своем деле, что предпочел бы... понимаете, вначале оговорить условия сделки. У вас, разумеется, есть прейскурант, определяемый, конечно, положением и влиянием э... жертвы.
Драгомилов кивнул.
— Предположим, я хочу убрать короля? — спросил Холл.
— Король королю рознь. Цены разные. А ваш человек — король?
— Нет, не король, он могущественный человек, но не из числа знатных семейств.
— Он не президент? — быстро спросил Драгомилов.
— Он не занимает никакого официального поста. Он значительная фигура в частном деле.
— Убрать такого человека не так уж сложно и рискованно. Он бы обошелся дешевле.
— Нет, не то, — настаивал Холл. — Я могу себе позволить быть щедрым в этом деле. Поручение трудное и рискованное. Это человек могучего ума, необыкновенно увертливый и ловкий.
— Миллионер?
— Не знаю.
— Я бы запросил сорок тысяч долларов, — заключил глава Бюро. — Конечно, узнав точно, кто он, я, возможно, буду вынужден повысить цену. Но не исключено, что могу и снизить.
Холл извлек из своего бумажника банкноты, пересчитал и вручил Драгомилову.
— Я понял, что в вашем деле требуются наличные, — сказал он, — поэтому я захватил их с собой. А теперь, насколько мне известно, вы гарантируете, что будет убит любой человек, которого я назову...
— Разумеется, но с неизменной оговоркой, что расследование подтвердит справедливость приговора.
— Ну что ж. Я прекрасно понял. Любой названный мною человек, даже если это будет мой или ваш отец?
— Да, хотя так получилось, что у меня нет ни отца, ни сына.
— А предположим, я назову себя?
— Все было бы сделано. Приказ вступил бы в силу. Нас не касаются капризы клиентов.
— Прекрасно. Однако речь идет не обо мне.
— Так о ком же?
— Имя, под которым он известен, — Иван Драгомилов.
Холл выговорил это довольно спокойно и получил столь же спокойный ответ:
— Я хочу получить более точные данные.
— Родился он, я полагаю, в России и, как мне известно, проживает в городе Нью-Йорке. Он блондин, яркий блондин, и как раз примерно вашего роста, комплекции и возраста.

Бледно-голубые глаза Драгомилова пристально и долго изучали посетителя. Наконец он произнес:
— Я родился недалеко от Валенко. А где родился ваш человек?
— Тоже неподалеку от Валенко.
Драгомилов испытующе, в упор посмотрел на собеседника:
— Я готов поверить, что вы имеете в виду меня.
Холл недвусмысленно кивнул.
— Вот так история! — начал Драгомилов. — Вы меня озадачили. Откровенно, я даже не могу понять, зачем вам моя жизнь. Мы с вами никогда не встречались и совершенно не знаем друг друга. Ума не приложу, каковы могут быть мотивы. Во всяком случае, для приведения в действие приказа о казни мне необходимы обоснования ее справедливости.
— Я готов их вам дать, — был ответ.
— Но вы должны меня убедить.
— Я к вашим услугам. Мысль обратиться к вам с таким предложением пришла мне в голову именно потому, что я угадал в вас, выражаясь вашими словами, фанатика этики. И совершенно убежден: докажи я справедливость вашей смерти, вы приведете решение в исполнение. Разве не так?
— Так... — Драгомилов смолк, но вскоре лицо его озарилось улыбкой. — Только тогда это было бы самоубийством, а у нас, как вы знаете, Бюро убийств.
— Вы, естественно, отдали бы соответствующий приказ одному из ваших подчиненных. Насколько я вас понял, под угрозой лишиться собственной жизни он вынужден выполнить приказ.
Драгомилов взглянул на Холла, явно польщенный.
— Совершенно верно. Из этого видно, насколько совершенна созданная мною машина. Она сработает в любом, даже в этом, самом невероятном случае, предложенном вами. Что ж, вы меня заинтриговали. У вас есть воображение, фантазия. Прошу вас представить этические обоснования моего устранения из этого мира.
— Не убий, — начал Холл.
— Простите, — прервали его. — Прежде мы должны определить предмет нашего спора, боюсь, очень скоро он может стать чисто теоретическим. Ваша задача доказать мне, что я принес столько вреда, что моя смерть справедлива. А я буду судьей. Кто из лиц неповинных несправедливо уничтожен по моему приказу? В чем я преступил собственные нормы поведения, даже бессознательно или по неведению?
— Я понял и меняю ход своих рассуждений. Разрешите узнать, вами ли дано указание на уничтожение Джона Моссмана?
Драгомилов кивнул.
— Он был моим другом. Я знал его с детства. Он не причинил никому зла, никого не обидел.
Холл говорил убежденно, но поднятая рука и довольная улыбка собеседника заставили его умолкнуть.
— Приблизительно лет семь назад Джон Моссман построил Дом лояльности. Где он взял деньги? Мелкий банкир, он в этот период неожиданно вовлекается в ряд крупных предприятии. Помните ли вы, какое он оставил состояние? Откуда оно у него?
Холл собрался было заговорить, но Драгомилов дал знак, что еще не закончил.
— Вспомните-ка, незадолго до постройки Дома лояльности трест Комбайна пошел в наступление на Каролинскую стальную компанию, вызвав ее банкротство, а потом за бесценок проглотил остатки. Президент Каролинской компании покончил с собой...
— Чтобы избежать каторжной тюрьмы, — вставил Холл.
— Его вынудили к этому шантажом.
Утвердительно кивнув, Холл сказал:
— Я вспомнил. Это все подстроил агент Комбайна.
— Этим агентом был Джон Моссман.
Холл слушал с недоверием. Драгомилов продолжал:
— Уверяю вас, это можно доказать, и я докажу. Но пока, сделайте милость, примите на веру то, что я сообщаю. Вам могут быть представлены исчерпывающие доказательства.
Холл перебрал в памяти все известные ему убийства и нашел еще один случай.
— Джеймс и Хардман — президент и секретарь Юго-западной Федерации горняков...
— Уничтожены нами, — прервал Драгомилов. — А разве это было несправедливо? Разве это принесло вред?
— Но вы же гуманист. Дело трудящихся, как и всего народа, должно быть близко ващему сердцу. А для организации трудящихся смерть двух лидеров — тяжелая утрата.
— Напротив, — возразил Драгомилов. — Они были убиты в 1904 году. За шесть лет, предшествовавших этому, Федерация не только не одержала ни одной победы, но потерпела поражения в трех изнурительных стачках. А в первые же полгода, как эти лидеры были убраны, Федерация выиграла большую забастовку 1905 года и с тех пор успешно добивается существенных уступок.
— Что вы этим хотите сказать? — спросил Холл.
— Хочу сказать, что заказ на убийство сделала не Лига шахтовладельцев. Джеймс и Хардман тайно и неплохо оплачивались ею. Сами горняки представили факты предательства своих лидеров и выплатили сумму, потребованную за услугу. Мы выполнили поручение за двадцать пять тысяч долларов.
Винтер Холл явно растерялся, и прошла минута, прежде чем он заговорил.
— Разумеется, я не могу не поверить вам, господин Драгомилов. Завтра или послезавтра я хотел бы ознакомиться с доказательствами. Возможно, это формальность, но соблюсти ее необходимо. А между тем мне следует поискать какой-то другой путь вас убедить. Этот список убийств довольно длинен.
— Длиннее, чем вы думаете.
— И я не сомневаюсь, что для всех жертв у вас имелись аналогичные оправдания. Но учтите, сам я не считаю справедливым ни одно из этих убийств, хотя верю, что, с вашей точки зрения, они справедливы. Кстати, ваши опасения, что спор может стать теоретическим, оказались основательны. Только таким путем, видимо, я могу вас одолеть. Если мы отложим спор до завтра... Вы не хотели бы пообедать со мной? И где вы предпочитаете встретиться?
— Думаю, снова здесь, после обеда. — Драгомилов широким жестом указал на уставленные книгами стены. — Авторитетов здесь достаточно, и, кроме того, всегда можно послать в филиал библиотеки Карнеги, он за углом.
Он нажал кнопку звонка, и, когда вошел слуга, оба поднялись.
— Учтите, я собираюсь одолеть вас, — заверил Холл, расставаясь.
Драгомилов снисходительно улыбнулся.
— В ваш успех я не верю, — сказал он. — Это исключено.

Глава V

Долгие дни и ночи не затихал спор между Холлом и Драгомиловым. Убедившись, что этика опирается на другие науки, спорщики вынуждены были углубиться в них в поисках истины. К заповеди «не убий» Драгомилов требовал от Холла1 более солидных философских обоснований, чем религия. Чтобы правильно понимать друг друга и четче мыслить, они сочли необходимым прояснить и тщательно обсудить первоосновы своих убеждений и идеалов.

Это была схватка двух знатоков, усвоивших к тому же дело практически; к сожалению, достигнутый результат часто терялся в вихре идей и горячке спора. Однако Холл убедился, что его оппонент ищет правды и только правды. И его замечание, что Драгомилову придется расплачиваться жизнью, если он не добьется своего, ничуть не встревожило последнего и совершенно не повлияло на ход его рассуждений. Вопрос ставился так — является Бюро убийств справедливой организацией или нет.

Главным тезисом Холла, упорно отстаиваемым им и к которому он сводил нити всех аргументов, была мысль, что в развитии общества настало время, когда оно само должно разработать программу собственного спасения. Прошли времена, когда «человек на коне» или группа таких людей определяли судьбу общества. А Драгомилов, по его убеждению, был именно таким человеком, и его Бюро убийств тем «конем», на котором он восседал, вынося приговоры и карая, и, в определенной степени, понуждая общество идти в том направлении, которое он для него избрал.

Не отрицая, что играет роль такого «человека на коне», решающего за общество и направляющего его, Драгомилов упорно отвергал мысль, что общество само способно собой управлять и, особенно, что это самоуправление при всех серьезных отклонениях и ошибках является предпосылкой прогресса. В этом-то и была суть спора, — для завершения которого они ворошили историю и прослеживали социальную эволюцию человека.

Эти два знатока были действительно настолько здравомыслящими и свободными от метафизических схем людьми, что в результате за решающий фактор приняли социальную целесообразность и согласились, что она и есть высшее мерило нравственности. И в конце концов, опираясь именно на этот довод, выиграл Винтер Холл, а Драгомилов признал свое поражение, и Холл, подчиняясь чувству благодарности и восхищения, невольно протянул ему руку. Драгомилов, к его удивлению, крепко пожал ее.

— Теперь я понял, — сказал он, — что не придавал должного значения социальным факторам. Убийца, со своей собственной точки зрения, не так уж не прав, но он не прав с точки зрения социальной. Вот этого я не учел. И мне стало ясно, что это несправедливо. А теперь... — он умолк и посмотрел на часы. — Два часа. Мы слишком засиделись. Теперь я готов понести наказание. Надеюсь, вы дадите мне время завершить дела, прежде чем я отдам приказ агентам?..

С головой уйдя в спор и совершенно забыв о своих условиях, Холл был ошарашен.
— Я не этого добивался, — воскликнул он.
— И, честно говоря, я совсем об этом забыл. Да в этом и нет необходимости! Вы теперь сами убеждены в порочности метода убийств. Положим, вы распустите организацию. Этого будет вполне достаточно.

Но Драгомилов покачал головой:
— Уговор есть уговор. Комиссионные я принял. Справедливость превыше всего, и теория о социальной целесообразности здесь неприменима. Индивидууму как таковому оставлены все же некоторые прерогативы, и одна из них — право держать слово, что я и сделаю. Заказ будет выполнен. Видимо, это последнее задание Бюро. Сейчас суббота, утро. Можете ли выдать мне отсрочку до завтрашнего вечера?
— Что за вздор! — воскликнул Холл.
— Это не довод в споре, — последовал мрачный ответ. — Все веские доводы уже исчерпаны. Я отказываюсь дальше слушать. Еще об одном... Чтобы все было по справедливости: учитывая трудности уничтожения названного человека, я бы предложил доплатить по крайней мере, еще десять тысяч долларов. — Он поднял руку в знак того, что еще не кончил. — Поверьте, я подхожу справедливо. Перед моими агентами я воздвигну такие препятствия, что на них уйдут все пятьдесят тысяч, если не больше.
— Если вы только решите распустить организацию...

Но Драгомилов заставил его замолчать.
— Спор окончен. Организация будет распущена в любом случае, но предупреждаю, в соответствии с нашими правилами о давности я могу избежать наказания. Как вы помните, если по истечении года соглашение не будет выполнено, взнос возвращается вместе с пятью процентами. Если мне удастся избежать смерти, я возвращу его сам.

Винтер Холл в нетерпении остановил его рукой.
— Послушайте, — сказал он, — на одном я настаиваю. Мы с вами определили основы, на которых зиждется этика. Социальная целесообразность, являющаяся базисом всякой этики...
— Простите, — прервал его собеседник, — имелась в виду исключительно этика общества. Индивидуум в известных пределах остается индивидуумом.
— Но ни вы, ни я, — продолжал Холл, — не признаем древнеиудейской заповеди «око за око». Мы же не верим в неизбежность наказания за преступление. Ведь убийства, совершенные Бюро и оправданные преступлениями, содеянными жертвами, не рассматриваются вами как преступления. Ваши жертвы рассматриваются как социальная болезнь, искоренение которой оздоровит общество. Вы удаляете их из общественного организма, как хирург удаляет раковую опухоль.

И помните? Отказавшись принять теорию о наказании, мы рассматривали преступление просто как результат антисоциальных наклонностей. Преступление, следовательно, аномальное явление в обществе, относящееся, по сути, к его болезням. Преступник, нарушитель — это больной, и с ним соответственно надо обращаться. Но это же вместе с тем означает, что его можно излечить от болезни.

Теперь я перехожу к вашему случаю. Ваше Бюро убийств антисоциально. Но вы же верили в него. Значит, вы были больны. Ваша вера в убийства как раз и означала, что вы больны. Но теперь-то вы не верите в это. Вы излечились. Ваши наклонности более не являются антисоциальными. И, следовательно, нет необходимости в вашей смерти, ибо она была бы не чем иным, как наказанием за болезнь, от которой вы уже излечились. Распустить организацию и устраниться от дела — вот все, что вам следует сделать.
— Вы все сказали? — мягко спросил Драгомилов.
— Да.
— Тогда позвольте мне закончить мою мысль. Бюро задумано было мной во имя справедливости, во имя справедливости я им и руководил. Я сделал его той совершенной организацией, каковой оно в настоящее время является. Создание его было основано на определенных принципах. И никакого отступления от них за всю его историю не делалось. Один из этих принципов всегда входил в контракты, заключаемые с нашими клиентами: в случае уплаты комиссионных мы гарантировали выполнение заказа. Комиссионные от вас я принял. Мною получено от вас сорок тысяч долларов. Был уговор, что я должен отдать приказ о своей казни в случае, если вы докажете, а я признаю, что уничтожения, произведенные Бюро, были ошибкой. Вы это доказали. Теперь ничего не остается, как только провести соглашение в жизнь.

Учреждением этим я горжусь. И выставлять под конец в смешном виде его главные принципы не стану. От этого своего права индивида я не отступлюсь, оно ни в коей мере не противоречит принципу социальной целесообразности. У меня нет желания умирать. И я, поверьте, приложу все силы, чтобы избежать смерти. И хватит об этом. Мое решение твердо. Есть у вас предложения, как расформировать Бюро?
— Дайте мне фамилии и данные всех его членов. А я официально извещу о роспуске...
— Только после моей смерти или по истечении года, — возразил Драгомилов.
— Хорошо, после вашей смерти или по истечении года я дам официальное извещение, подкрепив угрозой передать имеющуюся у меня информацию полиции.
— Они могут убить вас, — последовало предостережение.
— Могут, и мне следует учесть вероятность этого.
— Вы можете этого избежать. При официальном извещении, сообщите им, что все сведения помещены в тайники в шести различных городах и в случае вашей смерти перейдут в руки полиции.

Когда они закончили обсуждение всех деталей, было уже три часа ночи. Драгомилов первым нарушил воцарившееся молчание.
— Признаюсь, Холл, вы мне понравились. Вы настоящий борец за этику. Пожалуй, я теперь уверен, что могу довериться вам. Вы сдержите свое слово, как и я свое. Так вот, у меня есть дочь. Мать ее умерла, и в случае моей смерти она останется в этом мире без родных и знакомых. Заботы о ней я хотел бы вверить в ваши руки. Готовы ли вы взять на себя такую ответственность?

Собеседник молча кивнул головой.
— Она уже взрослая, поэтому в оформлении опеки нет необходимости. Но она не замужем, а я оставлю ей много денег, за вкладом которых нужно следить. Я собираюсь увидеться с ней сегодня. Хотите поехать со мной? Это не далеко, в Эдж-Муре у Гудзона.
— Вот как! У меня на субботу и воскресенье намечен визит как раз в Эдж-Мур, — воскликнул Холл.
— Прекрасно. В какой части Эдж-Мура?
— Не знаю. Я никогда там не был.
— Впрочем, неважно. Это небольшой район. Утром в воскресенье выкройте пару часиков. Я заеду за вами на машине. Позвоните мне, когда и куда приехать. Мой номер — «пригород-245».
 
Холл быстро записал номер и встал. Драгомилов зевнул, когда они пожимали руки.
— Я все же надеюсь, что вы перемените свое решение, — сказал Холл.
Но Драгомилов снова зевнул и покачал головой, провожая посетителя до порога.

Глава VI

Груня сама вела машину, когда вместе с Винтером Холлом ехала со станции в Эдж-Мур.
— Дядя действительно с нетерпением ждет встречи с вами, — уверяла она. — Он еще не знает, кто вы такой, а это разожгло любопытство. Правда-правда: он просто сгорает от любопытства.
— Вы ему сказали? — многозначительно спросил Холл.

Груня, казалось, поглощена управлением машиной.
— Что? — переспросила она.
Вместо ответа Холл накрыл своей ладонью ее руку на руле. Она заставила себя посмотреть на него смело и твердо, но как только глаза их встретились, предательский румянец выдал ее, и она напряженно стала следить за дорогой.
— Не поэтому ли он и ждет встречи с нетерпением? — тихо заметил Холл.
— Я... я просто об этом не думала.
— Жаль, что такой прекрасный закат омрачается неправдой.
— Трусишка, — воскликнула она, но в ее устах это прозвучало нежно, как знак любви. Она рассмеялась, а вслед рассмеялся и он, и оба почувствовали, что закат чист, а мир вновь прекрасен.

Они уже свернули на шоссе, что вело к даче, когда он спросил, где живут Драгомиловы.
— Никогда о таких не слышала, — был ее ответ. — Драгомиловы? Нет, мне кажется, такие не живут в Эдж-Муре. А что?
— Может быть, они недавно здесь? — предположил он.
— Возможно. Вот мы и приехали. Гроссет, возьмите чемоданы мистера Холла. Где дядя?
— В библиотеке, мисс, пишет. Он просил не беспокоить его до обеда.
— Итак, вы встретитесь с ним за обедом, — сказала она Холлу. — А пока вы свободны. Гроссет, проводите мистера Холла в его комнату.

Четверть часа спустя, не дождавшись Груни, Винтер Холл вышел в соседнюю комнату и лицом к лицу столкнулся с человеком, с которым попрощался в три часа прошлой ночью.
— Черт возьми, что вы здесь делаете? — выпалил Холл.
— Жду, полагаю, когда меня представят, — с невозмутимым спокойствием отвечал вчерашний знакомый. — Я Сергиус Константин, — представился он, протягивая руку. — Вот так сюрприз устроила Груня нам обоим!
— Но вы же Иван Драгомилов?
— Да, но не в этом доме.
— Ничего не понимаю. Но вы же говорили о дочери.
— Груня — моя дочь, хотя считает, что она моя племянница. Но это длинная история, я вкратце сообщу ее вам после обеда, когда мы останемся одни. Но, однако, положеньице создалось просто на удивление. Тот, кого я избрал, чтобы присмотреть за моей Груней, оказался, если не ошибаюсь, ее возлюбленным. Не так ли?
— Я... я не знаю, что сказать, — Холл запнулся, его ум
оцепенел от такой невероятной развязки.
— Ведь это так? — повторил Драгомилов.
— Вы правы, — последовал быстрый ответ. — Я люблю... ее... я по-настоящему люблю Груню. Но она действительно вас знает?
— Только как своего дядю, Сергиуса Константина, главу импортного агентства, существующего под этим именем... Она идет. Так вот, я уже говорил, я тоже предпочитаю Тургенева Толстому. Конечно, это не умаляет силы воздействия Толстого. Верующих отпугивает именно философия Толстого... А вот и Груня.
— Вы уже познакомились, — недовольно поморщилась она. — А я-то рассчитывала присутствовать на этой важной встрече.

Ласково обняв ее, Константин пошутил:
— Что ж ты не предупредила меня, что умеешь так быстро переодеваться?
Она протянула Холлу руку: — Пойдемте, пора обедать.
И так вместе — Константин, обняв Груттю, а она ведя под руку Холла, они прошли в столовую.

За столом Холл готов был ущипнуть себя, чтобы убедиться, что это не сон. Уж очень все было нелепо, чтобы быть реальностью: его любимая Груня то нападала, то безмятежно шутила со своим дядей, а он — ее отец и, чему она ни за что не поверила бы, главарь страшного Бюро убийств; он же, Холл, возлюбленный Груни, поддерживает ее шутки над человеком, которому заплатил пятьдесят тысяч долларов за приказ о его собственном уничтожении; а сам Драгомилов, невозмутимый, благодушный, казалось, всей душой отдается общему веселью, на лице и в манерах — искренняя сердечность, нет и тени обычной холодности.

Потом Груня играла и пела, пока Драгомилов, сославшись на ожидаемого посетителя и желание поговорить с Холлом по чисто мужским вопросам, не заметил, что все детишки ее возраста давным-давно легли в кроватки. Она, ответив на шутливо покровительственный тон отца покорным поклоном, весело пожелала мужчинам доброй ночи и оставила одних. Ее серебристый смех донесся через раскрытую дверь. Драгомилов встал, закрыл дверь и возвратился на прежнее место.

— Я весь — внимание, — сказал Холл.
— Во времена русско-турецкой войны отец мой был подрядчиком, — начал Драгомилов. — Его звали... впрочем, это не имеет значения. Он сколотил состояние в шестьдесят миллионов рублей, которое я, единственный сын, получил в наследство. В университете меня увлекли идеи радикализма, и я примкнул к организации «Молодая Россия». Это была кучка утопистов и мечтателей, и, конечно, мы потерпели провал. Несколько раз я попадал в тюрьму. Моя жена умерла от оспы тогда же, когда и ее брат Сергиус Константин. Все это произошло в моем имении. Наш последний заговор был раскрыт, и мне грозила Сибирь. Выход был прост. Под моим именем похоронили шурина, известного консерватора, а я стал Сергиусом Константином. Груня была в ту пору совсем ребенком. Из страны мне удалось выбраться довольно легко, а все, что я не смог взять с собой, к сожалению, досталось властям.

Здесь, в Нью-Йорке, где шпионов царского правительства больше, чем вы думаете, я оставил себе это имя. Как-то я даже ездил в Россию, конечно, под именем шурина, и продал его владения. Мне так долго пришлось быть Сергиусом Константином и дядей Груни, что я решил им остаться навсегда. Вот и все.
— А Бюро убийств? — спросил Холл.
— Я создал его, будучи убежден в его справедливости и уязвленный обвинением, что мы только мечтатели, а не деятели. Я доказал, что могу действовать не хуже, чем мечтать. Правда, Груня меня все еще считает мечтателем. Но это потому, что ей многое неизвестно. Одну минутку.

Он вышел в соседнюю комнату и возвратился с большим конвертом в руках.
— А теперь займемся делами. Ожидаемый мною посетитель — это человек, которому я передам приказ об уничтожении. Я думал сделать это завтра, но ваше неожиданное появление ускорило дело. Вот здесь мои инструкции для вас, — он передал конверт. — Официально все бумаги должна подписывать Груня, но вы ей будете помогать советом. Мое завещание в сейфе. Если я не погибну, до моего возвращения вы будете хранителем моих вкладов. Если я телеграфирую с просьбой о деньгах или чем другим, поступайте в соответствии с инструкциями. Здесь, в конверте, есть шифр, он тот же, что и в нашей организации. Вы же будете и хранителем значительного резервного фонда Бюро. Его хозяева — все члены организации. В случае необходимости они будут из него брать, — Драгомилов с деланным огорчением покачал головой и улыбнулся. — Боюсь, им придется здорово раскошелиться, прежде чем они меня настигнут.
— Бог мой! — воскликнул Холл. — Вы их снабжаете средствами для борьбы с вами же. Наоборот, вам следует воспрепятствовать их доступу к фонду.
— Это было бы нечестно, Холл. Уж так я устроен, что нечестная игра не по мне. И я беру с вас слово, что в этом деле вы тоже будете играть честно и выполнять мои указания. Не так ли?
— Но это же просто чудовищно! Вы просите меня помогать убить вас — отца моей любимой. Это же нелепо. Прекратите все это! Распустите организацию, и со всем будет покончено.

Но Драгомилов был непреклонен.
— Я уже решил, и вы это знаете. Если я убежден, что прав, я доведу дело до конца. Надеюсь, вы выполните мои указания?
— Вы чудовище! Упрямое, неисправимое чудовище, одержимое абсурдным представлением о справедливости. Ваш набитый знаниями ум свихнулся, вы помешались на вашей этике... вы... вы...

Не в силах найти подходящее слово, Винтер Холл умолк.
Драгомилов сдержанно улыбнулся.
— Вы выполните мои указания, не правда ли?
— Да, да, да! Я их выполню, — рассерженно закричал Холл. — Ваше право идти своим путем. Никто вас не останавливает. Но почему именно сегодня? Разве завтра у вас не будет времени начать эту безумную авантюру?
— Нет, мне не терпится начать ее. Вы попали в точку, это то самое слово: авантюра, точнее — приключение. Именно так. Я грежу приключениями с юности, когда молодым бакунинцем по-мальчишески мечтал о свободе для всех. А чего я добился с тех пор? Я был думающей машиной. Мне удалось создать хорошее дело. Я нажил состояние. Я придумал Бюро убийств и наладил его работу. И все. Разве это жизнь? Я жил без приключений. Я был просто пауком, огромным думающим и составляющим планы мозгом, центром паутины. Наконец-то я рву паутину и ухожу в мир приключений. А почему бы и нет? Вы знаете, что за всю жизнь я не убил ни единой души, мне даже не приходилось видеть убитого человека. Мне не случилось попасть даже в железнодорожную катастрофу. Я ничего не знаю о насилии. Тот, кто владеет недюжинной силой, чтобы творить насилие, никогда не пользовался этой силой, не считая бокса, борьбы и тому подобных упражнений. Теперь я начну жить телом и сознанием, начну новую роль. Ее имя — Сила!

Это будет королевская игра. Эта совершенная машина сотворена моим умом. Вопрос в том, действительно ли эта машина сильнее меня, ее творца? Уничтожит она своего творца или творец ее перехитрит?
Он как-то сразу умолк, взглянул на часы и нажал кнопку звонка.
— Приготовьте машину, — сказал он вошедшему слуге. — Снесите в нее чемодан из моей спальни.

Когда слуга вышел, он повернулся к Холлу: —  Итак, начинаются мои скитания. Хаас может появиться здесь в любой момент.
— Кто такой Хаас?
— Всеми признанный самым способным членом нашей организации. Ему всегда поручаются наиболее трудные и опасные задания. Этике он предан до фанатизма. Он не человек, нет, он — пламя. Вы сами убедитесь. Вот он идет. Холл был потрясен, едва взглянул ему в лицо — бледное, худое, с ввалившимися щеками и остро выступающими скулами, на котором горела пара глаз, какие могут привидеться разве в кошмарном сне. В них пылал такой огонь, что лицо казалось охваченным пожаром. Человек представился, и Холла поразило его крепкое, почти нечеловечески сильное рукопожатие. Холл не оставил без внимания его движения, когда тот пододвигал стул и усаживался. В них было что-то кошачье, и Холл подумал, что мускулы у этого человека, как у тигра, хотя сухое, нездоровое лицо создавало впечатление, что тело его — сморщенная и вялая скорлупка. Тело было худым, но Холл подметил узлы мускулов на руках и плечах.
— У меня есть для вас задание, мистер Хаас, — начал Драгомилов. — Наверняка самое трудное и опасное из всех, какие вам приходилось выполнять.

Холл мог поклясться, что при этом глаза человека загорелись еще ярче.
— Дело мною одобрено, — продолжал Драгомилов. — Оно справедливо, здесь нет никакого сомнения. Этот человек должен умереть. За его смерть Бюро получило пятьдесят тысяч долларов. В соответствии с правилами треть этой суммы выделяется вам. Опасаясь, что дело окажется чересчур трудным, я решил увеличить вашу долю до половины суммы. Вот вам пять тысяч долларов на расходы...
— Сумма необычайно велика, — прервал его Хаас. Он поминутно облизывал губы, будто их жег бушующий в нем пламень.
— И человек, которого вам предстоит уничтожить, необычен, — сердито возразил Драгомилов. — Вам следует связаться со Шварцем и Гаррисоном, чтобы они оказали вам помощь. Если через некоторое время вы втроем не справитесь...

Хаас недоверчиво фыркнул, а жар, его снедавший, разгорелся на худом и жадном лице еще сильнее.
— Если через некоторое время вы втроем не справитесь, призывайте на помощь всю организацию.
— Кто этот человек? — зло буркнул Хаас.
— Минутку, — Драгомилов обернулся к Холлу. — Что вы сообщите Груне?
Холл немного подумал.
— Полуправды будет достаточно. Организацию я ей обрисовал еще до того, как познакомился с вами. Ей можно сказать, что вам угрожает опасность. Этого вполне достаточно. Каковы последствия — неважно, об остальном она никогда не узнает.

Кивком головы Драгомилов выразил одобрение.
— Мистер Холл служит секретарем, — объяснил он Хаасу. — Шифр у него. За деньгами и за всем прочим обращайтесь к нему. Информируйте его время от времени о своих успехах.
— Кто этот человек? — снова рявкнул Хаас.
— Одну минутку, мистер Хаас. Я хочу, чтобы вы уяснили всю серьезность дела. Свой зарок вы не забыли? Вы обязаны выполнить задание независимо от того, кто этот человек. Во всяком случае, под угрозой находится ваша собственная жизнь. Вы, конечно, знаете, что означает для вас неудача: ваши товарищи поклялись убить вас, если вы потерпите неудачу.
— Это мне известно, — прервал Хаас. — Нет нужды напоминать об этом.
— Я хочу, чтобы у вас не оставалось на этот счет никаких сомнений. Независимо оттого, кто это лицо...
— Отец, брат, жена... хоть сам дьявол или бог — я понял. Кто этот человек? Где его можно найти?

Драгомилов, удовлетворенно улыбаясь, повернулся к Холлу:
— Говорил я вам, мною выбран лучший агент.
— Мы теряем время, — нетерпеливо проворчал Хаас.
— Прекрасно, — ответил Драгомилов. — Вы готовы?
— Да. «
— Это я, Иван Драгомилов, тот человек.
Хааса ошеломил такой ответ.
— Вы? — прошептал он, словно что-то обожгло ему горло.
— Я, — спокойно повторил Драгомилов.
— Тогда другого такого случая не представится, — скороговоркой произнес Хаас, быстро опуская правую руку в карман.
Но Драгомилов еще быстрее метнулся к нему.

Прежде чем Холл успел подняться со стула, опасность была позади. Он увидел, как жесткие пальцы вонзились в две впадины по обе стороны основания шеи Хааса. И в тот же миг рука Хааса замерла на пути к оружию, находящемуся в кармане. Обе руки дернулись и спазматически сжались. Лицо Хааса исказила предсмертная агония. Потом глаза его закрылись, тело обмякло, и Драгомилов опустил его на пол; пламя, пылавшее в Хаасе, угасло вместе с сознанием.

Драгомилов перевернул его вниз лицом и носовым платком связал ему руки за спиной. Он действовал быстро, одновременно разговаривая с Холлом.
— Обратите внимание, Холл, это старейший прием анестезии. Он делается чисто механически. Большие пальцы зажимают сонные артерии, перекрывая доступ крови к мозгу. Японцы уже сотни лет пользуются им при хирургических операциях. Задержи я пальцы еще на минуту больше, он был бы мертв. А теперь он придет в сознание через несколько секунд. Смотрите! Он уже двигается.

Драгомилов перевернул Хааса на спину, ресницы у того дрогнули, и он испуганно уставился на Драгомилова.
— Я же вам говорил, мистер Хаас, это трудный случай, — сказал ему Драгомилов. — Ваша первая попытка окончилась провалом. Боюсь, вам придется пережить еще немало неудач.
— Вы, надеюсь, не лишите меня моей доли, — последовал ответ. — Правда, причины вашего желания быть убитым выше моего понимания.
— А я не хочу быть убитым.
— А тогда зачем же, разрази меня гром, этот приказ?
— Это мое дело, мистер Хаас. А ваше дело выполнить его наилучшим образом. Как ваша шея?
Лежащий человек покрутил головой.
— Болит, — объяснил он.
— Вам следует обучиться этому приему.
— Теперь я его знаю, — добавил Хаас, — я в точности знаю, где надавить пальцами. Что вы собираетесь теперь со мной делать?
— Возьму с собой машину и сброшу у обочины. Ночь теплая, вы не простудитесь. Если я оставлю вас здесь, мистер Холл может развязать вас прежде, чем я двинусь в путь. А теперь мне придется вас немного побеспокоить из-за пушки в кармане вашего пиджака.

Драгомилов наклонился и извлек из его кармана автоматический пистолет.
— Снаряжен для большого дела, взведен и готов к действию, — сказал он, осмотрев оружие. — Вы пойдете со мной в машину, мистер Хаас?
Хаас покачал головой:
— Здесь удобнее, чем у обочины.
Не произнося ни слова, Драгомилов наклонился над ним и легко сжал своими страшными пальцами его горло.
— Пойду, — тяжело выдохнул Хаас.

Несмотря на связанные за спиной руки, он проворно и легко, без видимых усилий встал на ноги, подтверждая догадку Холла о тигриной мускулатуре тренированного тела.
Драгомилов повернулся к Холлу:
— Японцам известны семь различных «прикосновений смерти», приемов борьбы джиу-джитсу, из которых я знаю четыре. А этот человек надеется одолеть меня в физической борьбе. Взгляните на ребро моей кисти, мистер Хаас. Не говоря о «прикосновениях смерти», просто ребром вот этой руки, как косарем, я могу переломить ваши кости, разбить суставы и разорвать сухожилия. Недурно, а? Для думающей машины, как меня всегда называли. Ну так пойдем по дороге приключений. До свидания, Холл.

Дверь парадной захлопнулась, а Винтер Холл изумленно оглядел современно убранную комнату, в которой он остался. Его охватило ощущение нереальности, хотя вот роскошное пианино, а там, на журнальном столике, лежат свежие журналы. Он даже прочитал на обложках давно знакомые названия, силясь прийти в себя. Уж не сон ли это? Все было брошено этим странным умом, закрывшим последнюю страницу своей книжной жизни и ринувшимся на тропу невероятных, безумных приключений.

Продолжение следует

Перевод В.Быков | Рисунки Н. Кривова

Просмотров: 5707