Мертвая петля сапсана

01 октября 1994 года, 00:00

Мертвая петля сапсана

Сквозь шум прибоя доносится грохот волн, которые обрушиваются на выступающие камни. Две стихии сливаются у горизонта — океан и небо. Отвесные, уходящие в море скалы, открытые просторы, полное безлюдье — все это создает впечатление дикого первозданного ландшафта. О человеке напоминает лишь узкая тропа. Неутоптанная, прерывистая, петляющая среди камней. Побережье Северной Калифорнии, близ города Санта-Круз — одно из немногих мест в Соединенных Штатах, где обитает американский сокол сапсан.

За свою величавость, силу и смелость эта птица издавна считается символом свободы. Гордый взгляд и аристократическая осанка завоевали ей особое место в птичьем царстве. У нее длинные крылья, иссиня-черная спина, белая грудь и блестящая голова. Словно выпущенная из лука стрела, взмывает в небо сокол-сапсан и вдруг, сделав крутой вираж, камнем падает вниз...

Желание полюбоваться полетом редкой птицы и взглянуть на океанскую гладь с отвесного обрыва притягивает на побережье туристов-скалолазов. Они устраивают лагеря в удалении от прибрежных утесов, где есть уютные зеленые лужайки. А сюда приходят с веревками и альпинистскими крючьями, смело ступая под крышу неба.

Но появляются на скалистом побережье не только любители острых ощущений. Для орнитологов из лаборатории по изучению хищных птиц в Санта-Крусе здесь рабочая площадка. Шестой год они приезжают сюда для сбора соколиных яиц. От ДДТ и других пестицидов их скорлупа становится хрупкой и разламывается еще до выведения птенцов. Единственный выход спасти потомство соколов — забирать яйца в инкубатор.

Ученые осматривают гнезда и выбирают яйца с тонкой и хрупкой скорлупой. Кропотливая работа, требующая навыков и знаний! Вместо собранных яиц кладут пластиковые, специально изготовленные, которые не только внешне похожи на натуральные, но имеют тот же вес и температуру. Соколиные яйца тут же помещают в портативный наспинный инкубатор и отправляют в лабораторию в университет Санта-Крус. Через несколько недель вылупившиеся в неволе птенцы возвращаются в гнезда.

Орнитологи из лаборатории хищных птиц за работой.Чтобы добраться до соколиных гнезд, орнитологам требуется поистине альпинистская техника. Завидев людей на скалах, соколиные самки начинают метаться и делают круги над гнездами. Их нервные крики могут быть сигналом опасности для скалолаза — соколы — сапсаны считаются одними из самых быстрых и свирепых птиц. Эти хищники, завидев добычу, резко останавливаются даже на скорости более 200 миль в час и устремляются вниз. Они очень привязаны к своему дому, и человеку, направляющемуся к их гнезду, могут доставить немало хлопот.

Кроме подмены яиц и выведения птенцов в инкубаторе, существуют и другие способы спасения соколиного потомства. Один из них — так называемое перекрестное воспитание. Степные соколы питаются в основном грызунами, которые накапливают в организме меньше химических соединений, чем птицы, служащие пищей для соколов у океанических скал. Поэтому у степняков более здоровое потомство. Прибрежным соколам незаметно «подкидывают» яйца степных, а тем отдают на воспитание более слабых отпрысков.

Выручают сапсанов и искусственные гнезда. Этот способ дополняет инкубационный и перекрестный. Птенцов поместят в специальную коробку на высоком утесе или башне. Полетят они только через неделю, а пока круглосуточно получают из рук человека пищу и воду. Не в прямом, конечно, смысле «из рук» — человека здесь вообще не видно, он ухаживает за птенцами, не показываясь. Двухнедельные птенцы с готовностью принимают пищу изо рта игрушечной птицы. Так же из засидки отгоняют хищников.

Искусственные гнезда для соколов делают и в Европе. В Германии, например, в местах, подходящих для гнездования, выбирают самые высокие деревья и ветви, где можно установить специальные домики типа скворечен. Тут уже нужна «древолазная» техника — скворечни нередко приходится монтировать на высоте 25 — 30 метров. Вершинные домики на деревьях без боязни обживает молодое поколение соколов.

До 60-х годов соколиные ареалы в мире оценивались как обширные и устойчивые. Но с применением пестицидов число этих птиц резко пошло на убыль в самых разных районах. В Калифорнии — промышленно развитом штате с нестабильной экологической ситуацией — сбои в отлаженном природном механизме начали проявляться еще в 20-е годы. В Северной Калифорнии стали исчезать соколы. К 1972 году, когда здесь была создана охранная зона побережья, из трехсот гнезд оставались лишь единицы.

Всему живому приходится приспосабливаться к изменившейся среде обитания, неестественным концентрациям химических веществ. Меняются инстинкты, поведение, психика зверей и птиц. Чайки перестают бояться человека, а вороны даже проявляют повышенную агрессивность и нападают на людей. Как здесь не вспомнить мрачную кинофантазию Альфреда Хичкока о нападении птиц на род людской...

Начинается с изменения стайного поведения, потом наступает сокращение численности всей популяции. Как ни грозен на вид тот же сокол, но он очень чувствителен к загрязнению окружающей среды. Эта птица — своего рода уникальный и тонкий индикатор ее качественного состояния.
Никакие убежища не способны спасти птиц, живущих в тесной связи с окружающим миром, и если он отравлен, то под угрозой все живое.

Сокол и человек находятся на вершине пищевой цепи: они питаются птицами или рыбами, которые, в свою очередь, поглощают меньшие организмы, весьма восприимчивые к токсичным соединениям. Двигаясь по цепочке, эти соединения увеличивают свою концентрацию. С десяток искусственных химических соединений, многие из которых смертельно опасны для птиц и млекопитающих даже в миллионной или триллионной дозах, обнаруживают в яйцах и тканях соколов. Судьба сапсана, находящегося на грани выживания, — предупреждение об опасности и человеку.

В конце 60-х годов ученые полагали, что главным образом пестицид ДДТ приводит к истончению яичной скорлупы, а это, в свою очередь, к нарушению нормального появления потомства не только у соколов, но и у белоголового орла, коричневого пеликана и других крупных птиц. На калифорнийском побережье химическая компания «Монтроуз» из года в год выбрасывала в прибрежные воды около 300 тонн ДДТ ежедневно. Только в 1972 году использование этого пестицида в США было фактически запрещено.

Через десятилетие количество соколов начало восстанавливаться, и некоторые ученые стали думать, что наконец-то найдено решение проблемы. А политики поспешили записать это за счет верной природоохранной стратегии федерального правительства.

И действительно, строжайшее природоохранное законодательство в североамериканских городах привело к улучшению экологической обстановки. Настолько существенному, что соколы с побережья стали залетать и селиться на небоскребах. Эти высотные башни из стекла и бетона заменяли им природные утесы. Помогали птицам обживать городское поднебесье те же сотрудники из лаборатории Санта-Крус.
 
В 1989 году они поселили 14-дневных птенцов на 39-м этаже здания «Юнион Банк» в Лос-Анджелесе. Причем их только выпустили в тех местах и подкармливали, а уж гнезда они соорудили сами.

Орнитологи из лаборатории хищных птиц за работой.Но у этой, казалось бы, гуманной акции нашлись противники — селекционеры голубей. Их питомцы оказались беззащитными перед «стремительными властелинами неба». И вот результат противостояния — птенцы из гнезд на «Юнион Банк» вскоре были найдены на улице с пулевыми ранениями.

В свое оправдание люди, сделавшие это, говорили, что пара хороших голубей стоит 1500 долларов, не считая денег, затраченных на их тренировку, — чтобы голуби на высоте в несколько сот метров над землей умели летать кругами. Обученные, привыкшие ничего не бояться в городах голуби становятся легкой добычей хищных птиц: как только их замечает сокол, с ними бывает все кончено в считанные секунды. Селекционеры голубей и защитники соколов пытаются как-то договориться, но пока что они, как и их любимцы, говорят на разных языках...

Однако ни городские небоскребы, ни запрещение ДДТ, ни искусственные гнезда полностью не решают проблему восстановления популяции соколов-сапсанов. В лабораторных инкубаторах погибало все больше птенцов. Они либо рождались мертвыми, либо не пробивали омертвевшую скорлупу. Выяснилось, что с возрастом и в последующих поколениях количество вредных веществ в организме птицы увеличивается и скорлупа яиц катастрофически истончается.

Поиски причин возросшей смертности зародышей привели ученых к изучению диоксина — одного из смертельных искусственных ядов, побочного продукта «эджент орэндж», печально знаменитого вьетнамского дефолианта. С 1989 года ведутся лабораторные опыты. Первые результаты ошеломили исследователей: даже сверхминимального количества диоксина достаточно, чтобы умертвить зародыш в соколином яйце. Другие виды, правда, могут быть более устойчивы: так, зародыш индейки выдерживает 10-кратное количество этого вещества. Но нужны еще детальные анализы по влиянию яда на живую природу. Ясно одно: предельные уровни диоксинов, принятые федеральным правительством США и многими другими странами, должны быть пересмотрены.

С 1977 года почти 700 соколов были выпущены на свободу в районе Санта-Крус. Сейчас их число в штате Калифорния стабилизировалось на уровне 120 пар. По классификации Красной книги для достаточно обширного ареала это соответствует виду, ушедшему от опасности исчезновения, но который еще «находится под угрозой».

Только от человека зависит — парить ли в небе над океаном и небоскребами, совершая фигуры высшего пилотажа, соколу —  сапсану...

По материалам журнала «National geographic» подготовил Ю.Супруненко

Просмотров: 7598