Рискованной забавы ради

01 сентября 1994 года, 00:00

Рискованной забавы радиМежду нами говоря, чтобы прыгнуть с моста высотой метров сто, большими способностями обладать вовсе не обязательно. Достаточно желания испытать смертельный страх. Еще понадобится длинная эластичная веревка, которую нужно привязать к ногам, и — ура! Головой в бездну. Совсем как Джеймс Бонд.

Неужели так просто? Конечно. Это доказывает сама популярность «банги-джампинга», как называют прыжки на веревках с головокружительных высот: они уже вошли в моду в Калифорнии, Италии, Австралии и Новой Зеландии, став новым сногсшибательным аттракционом, доступным, впрочем, для каждого желающего. На Ямайке, например, такой прыжок стоит всего 20 долларов. Там, где нет высоких мостов, используются верхотуры скал, нависающих над морем, или исполинские деревья. В крайнем случае вас даже могут сбросить с вертолета — если вы согласны хорошо заплатить.

Особую популярность «банги-джампинг» приобрел во Франции, где он практикуется повсеместно. В Нормандии один прыжок стоит 480 франков, но, если вы пожелаете прыгнуть во второй раз, вам сделают десятипроцентную скидку и к тому же вручат памятный приз — майку прыгуна с высоты. За дополнительную плату смертельный трюк в вашем собственном исполнении можно запечатлеть на фото или видеопленке.

Что же такое «банги-джампинг»? Новый спорт? Отнюдь. Пока, по крайней мере. Потому как здесь нет строгих правил, судей и порой не бывает даже зрителей. Рекорды, если и ставятся, никем не регистрируются. Скорее всего — это своего рода психологическое испытание, вызов самому себе... просто сказать — дерзкая выходка, где есть риск сломать себе шею. Кто знает, возможно, тяга к подобным развлечениям заложена в каждом из нас? Иначе как объяснить, что, едва появившись, «банги-джампинг» так быстро завоевал массы?

И все-таки почему столько людей, независимо от возраста и пола, отдается рискованным забавам, сулящим лишь одно утешение: если тебе повезет, то родителям не придется собирать твои кости. Что же заставляет человека рисковать жизнью, бросаясь очертя голову в эдакое развлечение?

Социолог Луиджи де Марки высказывает предположение: «Человек, вот бедняга, единственное существо, которое осознает неотвратимость собственной смерти. А теперь задумаемся о нашей эпохе, когда классические средства — религия и идеология, — помогавшие человеку преодолевать страх смерти, уже не действуют, и с мыслью о смерти человек остается один на один. Но, как говорил поэт Джон Донн, у каждого есть свобода выбора: подставить голову или поднять меч. Иными словами, человек хочет использовать возможность бросить вызов смерти, точнее, риску смерти. И то, что внешне выглядит как развлечение, на самом деле является неким заклинанием смерти».

Ничего нового под солнцем: будь то прыжки на веревках или дуэли на шпагах, суть, над которой бьются философы трех тысячелетий, остается неизменной: кто я, черт возьми? Куда, черт возьми, мы ид ем?

Эти же вопросы задал себе английский писатель Норман Дуглас, когда однажды утром с тяжелого похмелья проснулся — не зная, где он и где его деньги, — в камере тюрьмы в Венеции после пари — кто кого перепьет. Что ж, в начале XIX века такие пари для человека играли ту же роль в самоутверждении, что и рискованные забавы сегодня. Правда, к тем вечным вопросам не ведавший об исходе спора Дуглас добавил еще два, которые в наше рыночное прагматичное время звучат не менее актуально: сколько стоит? Кому платить?

Денежный вопрос для новомодных увлечений далеко не маловажен. На последний (кому платить?) ответ прост: не существует никаких спортивных или страховых фондов, готовых развивать это «спортивное» направление. Кто платит — тот и прыгает.

Другой вопрос (сколько стоит?) имеет расплывчатый ответ: по-разному. В зависимости от вида забавы. Самая дешевая среди них — «фри клаймбинг» (свободное скалолазание): без всякой страховки и специального снаряжения смельчак, просто цепляясь голыми руками за выступы отвесной скалы, ползет вверх насколько сможет. Правда, чтобы найти такую скалу, с которой легко сорваться и упасть, приходится ехать в горы, платить за проезд, за проживание в гостинице и так далее.

В США и Австралии очень популярно скалолазание под струей высокого водопада: длинная веревка закрепляется где-то на вершине водопада, потом по веревке, преодолевая низвергающийся на твою голову поток воды, ты лезешь вверх, моля Бога, чтобы тебя не смыло.

Энтузиасты на надувных плотах осваивают бешеные горные реки Африки и американских каньонов, как на «русских горках», скатываются с водопадов, и смертельный страх добавляет еще больше остроты этому аттракциону, сотворенному самой природой.

Сравнительно недорогое, но довольно рискованное удовольствие — древолазание, — изобретенное французским гидом альпинистом Пьером Гришелли, практикуется в лесопарках Корсики. Все снаряжение древолаза состоит лишь из ботинок с шипами и пары остро заточенных молотков. Древолаз взбирается сразу по двум стволам деревьев, растущих рядом (левые рука и нога цепляются за левый ствол, а правые — соответственно за правый). Правда, развлечение это требует недюжинной физической силы, иначе можно сорваться с сорокаметровой высоты — и тогда уж точно костей не соберешь.

Бесспорно, самый дорогой вид безумства храбрых — «скай-серфинг» (небесный серфинг), изобретенный Даниелем Майклом Холлевилем. Он и самый сложный: во-первых, нужно быть парашютистом, а для этого необходимо пройти соответствующий курс обучения в аэроклубе. Во-вторых, обязательно в совершенстве владеть мастерством горнолыжного спорта, в противном случае с монолыжей, несущейся по воздушным потокам со скоростью 50 метров в секунду, просто не совладать. Но если вы отменный парашютист и к тому же превосходный горнолыжник, тогда, уверяет Холлевиль, вам нечего бояться, смело садитесь в самолет, взмывайте в поднебесье, километра эдак на четыре — и с Богом! Главное при этом — не слишком увлечься свободным парением и в порыве, так сказать, неземного восторга не забыть про парашют, а то... Впрочем, что может случиться в противном случае, легко представить, имея даже не самое изощренное воображение.

Психологу Умберто Галимберти подобный вид развлечений напоминает древние ритуалы посвящения детей в мир взрослых, практиковавшиеся во многих первобытных племенах: чтобы стать равными со взрослыми, мальчики должны были пройти через какое-либо смертельно опасное испытание. Например, «банги-джампинг» родился на острове Пентекост, что в тихоокеанском архипелаге Новые Гебриды. Из поколения в поколение подростки местного племени прыгали с верхушек деревьев, привязанные за ноги лианами; для них это был единственный путь во взрослый мир — или в мир иной.

«В этих ритуалах был заложен дерзкий вызов смерти, — говорит Галимберти. — А сегодня что осталось? Ничего. В цивилизованном обществе посвящение в мужчины происходит в армии без всякого риска для жизни. Поэтому нет ничего удивительного, что молодые люди сами ищут риска, чтобы самоутвердиться в мире взрослых. Повинуясь древнему инстинкту, они прыгают с мостов».

По материалам журнала «Europeo» подготовил В.Симонов

Просмотров: 5012