Лейк-Фроумский Кошмар. Часть V

01 апреля 1994 года, 00:00

Лейк-Фроумский КошмарПродолжение. Начало в № 2,3/1994.
Повесть

12

На обратном пути к лагерю Бони подстрелил кенгуру, чтобы иметь к следующему дню свежее мясо. С утра до вечера он работал у Изгороди, а с заходом солнца разбил лагерь и, как обычно, разжег костер. Он вымылся, отдал мыльную воду Старому Джорджу и уселся ужинать лепешками и мармеладом. Верблюды мирно паслись, и Бони решил испечь еще одну лепешку, на завтра. Звезды безмятежно сияли в небе, с юга дул прохладный ветерок, и ничто не нарушало покой этой ночи. Удовлетворенно вздохнув, Бони устроился поудобнее у огня. Ни малейшей депрессии он не ощущал, никакие колдовские силы ему больше не грозили.

Старый Джордж таскал целый день свой тяжелый груз, а вечером, наевшись досыта, улегся, где сморил его сон. Рози охотно попаслась бы еще, но не могла оставить Джорджа одного, Кошмар же, в свою очередь, был преданным поклонником Рози и не отходил от нее ни на шаг. Так что на следующее утро Бони нашел свою тройку верблюдов более чем в полумиле от лагеря.

Бедняга Старый Джордж! Бони решил дать ему выходной день, а грузы взвалить на Кошмара. Неясно было, правда, как отреагирует на это чужой верблюд после долгого житья на свободе. Впрочем, до сих пор он вел себя прямо-таки безукоризненно...

Бони уложил Кошмара на колени рядом с вьючным седлом и медленно, осторожно поднял седло над большущим горбом. Верблюд заворчал. Бони громко зашипел, успокаивая животное, и Кошмар встряхнулся так, что седло само скользнуло на положенное место. Кошмар не пытался зарыться в землю, как обыкновенно поступала Рози, когда бывала не в духе. И продеть ремни под грудь и брюхо, и подпруги затянуть — позволил без всяких возражений. Слегка запротестовал лишь, когда Бони стал грузить свое хозяйство. Однако инспектор потрепал его по холке, и верблюд сменил гнев на милость.

— Ну вот, кажется, наш новый друг понял, что надо вести себя прилично. Если и дальше так пойдет, нашей счастливой семье будут все завидовать, — сказал Бони Старому Джорджу и заставил Кошмара встать. Надеть на шею колокольчик и привязать к Джорджу было делом одной минуты.

В этот день все удавалось как нельзя лучше, но на следующий Кошмар стал проявлять беспокойство. Маленький караван продвигался вперед, привычно брякал колокольчик на шее замыкающего верблюда. Вдруг колокольчик умолк. Бони обернулся и увидел, что Кошмар оторвался от Джорджа и стоит, развернув голову, будто высматривая что-то позади. Не желал он трогаться с места и когда подошел Бони и снова привязал повод к седлу Старого Джорджа — на этот раз крепче, чем прежде. Полчаса спустя спектакль повторился. Бони вел верблюдов по открытой, слегка всхолмленной местности; монотонность ландшафта нарушали лишь редкие одиночные деревья. Ничего подозрительного Бони не видел, однако насторожился. Оба его старых верблюда вели себя меж тем совершенно спокойно.
— Не пойти ли мне поглядеть, что к чему? — пробормотал Бони. — А ну-ка, ребята, ложись!

Он связал верблюдам передние ноги так, чтобы они не могли встать, взял ружье и пошел назад вдоль Изгороди. Ни одной подозрительной тени. На небе ни облачка. С юга -холодный ветер. Бони прошагал добрую милю, так и не увидев на земле ни единого живого существа. В небе широкой спиралью кружила пара орлов.

Бони перелез через забор и пошел обратно к своим верблюдам. Уже через несколько шагов он обнаружил на песке отпечатки босых ног. В том же направлении, что и он, шли два аборигена. Он пошел по следу и определил, где або свернули от Изгороди и скрылись в мульговой роще. Затем они вышли оттуда и удалились в западном направлении.

Следы были совсем свежие и такие четкие, что их характерные особенности Бони не позабыл бы даже через год. Что искали здесь эти або? Совершали безобидную прогулку или следили за Бони и его верблюдами? А почему они удалились от Изгороди и скрылись в западном направлении? Только ли от того, что заметили возвращающегося Бони? По следам было отчетливо видно, что, пересекая мульговый лес, аборигены не спешили. Бони решил, что або ушли, так как идти за ним далее для них, видимо, не имело смысла. В противном случае, заметив, что их выследили, они бы тотчас же бесследно исчезли, будто испарились. Это-то они отлично умели.

Скорее всего это были аборигены из Лейк-Фроума. Но зачем они это делали? В любом случае Бони не считал, что теперь, после его визита в лагерь Старого Мозеса, або снова предпримут против него какие-то действия.

Происшествие едва могло быть частью нового плана осложнить жизнь чужого фэнсера. А вот от попытки помешать его расследованию обстоятельств убийства Мэйдстоуна, видимо, все же не отказались. Как, каким образом? Этого инспектор пока не представлял. Он перелез через Изгородь назад к верблюдам, распутал им ноги, заставил встать и продолжил путь на юг.

Следующий инцидент был более серьезным. На ночь Бони расстелил одеяла поближе к костру и уже закурил последнюю сигарету перед сном, когда колокольчик, висевший на шее Старого Джорджа, известил, что верблюд почему-то проснулся. Все трое животных находились от костра не далее четверти мили, и уже давно должны бы спать. Было десять часов.

Колокольчик на шее верблюда дает знать посвященному, в каком настроении животное и чем занято в данный момент. Колокольчик извещает, когда верблюд ищет корм и когда укладывается спать. Бони точно знал, выкусывает ли Старый Джордж вшей из шкуры, отряхивает докучливых муравьев или встает, чтобы снова попастись. И все, что предпринимал Старый Джордж, тут же повторяли оба его сородича. Но прежде всего колокольчик указывал, в каком направлении удаляются верблюды.

В эту ночь колокольчик сообщил, что Старый Джордж отчего-то внезапно поднялся. Вслед за этим он снова умолк. Должно быть, верблюд стоял на месте и жевал жвачку. Прошло уже несколько минут, а колокольчик все не звенел. «Странно, очень странно, — подумал Бони. Не может быть, чтобы Джордж стоял не двигаясь».

Бони внимательно вслушался, но нет — колокольчик молчал. Может, веревка порвалась и колокольчик упал или язычок залип. Без колокольчика отыскать утром верблюдов будет трудно. Не одеваясь, прямо в исподнем, прихватив на всякий случай запасной колокольчик, Бони пошел посмотреть на животных.

Ночь была темная и тихая. Скудный кустарник казался выше, чем днем. Осторожно всматриваясь в темноту, Бони бежал между деревьев в направлении, откуда слышал в последний раз звон колокольчика. Пробежав с полмили, он решил, что разминулся с верблюдами, и пошел по кругу. Проблуждав около часа, он отказался от дальнейших поисков и вернулся к лагерю, не сомневаясь, что с рассветом отыщет животных по следам.

Едва забрезжил рассвет, Бони был уже на ногах и успел даже выпить кружку чая. Как только немного развиднелось и стали различимы слабые следы, оставленные большими, округлыми верблюжьими ступнями, инспектор отправился на поиски. Он без труда нашел место, где вчера паслись и улеглись спать верблюды. Отчетливо виднелись плоские ямки, продавленные в песке тяжелыми животными. Но столь же отчетливы были и следы лубры, приблизившейся к верблюдам и заставившей их подняться. Ясно различимые на песке, отпечатки босых ног поясняли все случившееся.

Без сомнения, аборигенка забила колокольчик травой, чтобы он не звенел. Она сняла с верблюдов путы, села на одного из них и поехала в северном направлении. Два остальных потянулись за нею. То, что женщина уехала на верблюде, сомнений не вызывало: следов ее ступней больше на песке не было. Проехав около четырех миль, лубра спешилась, снова стреножила животных и вынула траву из колокольчика, после чего скрылась в восточном направлении. Бони внимательно прислушался. Дальше к северу слышалось слабое бряцанье колокольчика.

Верблюды паслись между двух поросших деревьями песчаных холмов в добрых пяти милях от лагеря. Столько же пришлось Бони отшагать с животными обратно. Лишь после этого он смог наконец позавтракать и приступить к работе.

Условия труда у Изгороди достаточно тяжелы даже и без десятимильного марша, которым начался день. Ни один нормальный австралийский рабочий за такую работу цепляться не станет. А тут еще эти аборигенские штучки. Не иначе как кто-то подбивает их на эти выходки. Хочет выжить его? Надеется, что еще несколько подобных гнусностей, и нежелательный фэнсер уберется подобру-поздорову — мало, что ли, в конце концов, иных свободных мест!

Но кому же все-таки он перешел дорогу? Кто подстрекает черных к враждебным действиям? Нуггет? Да нет — никаких видимых причин для возвращения именно на этот свой прежний участок Изгороди у него как будто не просматривается. И все же не исключено, что лубра, уведшая верблюдов, была той самой молодой женщиной, его родственницей, что работала вместе с Нуггетом у Изгороди. Может, у Нуггета действительно были для этого какие-то свои, неизвестные Бони причины? А Леввей, которому позарез нужны пастухи? Разве он не предлагал инспектору сменить работу? Вполне возможно, что он прибегнул к тактике булавочных уколов, чтобы склонить Бони расстаться с Изгородью и перейти работать к нему, на Лейк-Фроум-Стейшн. Бони прокручивал события и так, и этак, однако не продвигался вперед ни на шаг. Видимо, надо ждать, не последует ли каких новых фокусов — может, тогда что-либо прояснится.

Кошмар вел себя в этот день не лучшим образом. Он беспрестанно подозрительно оглядывался, пока у Бони не возникло ощущение, будто верблюд за чем-то наблюдает. Однако не заметил ничего, могущего подтвердить это ощущение. После обеда, сняв с Кошмара вьючное седло, он перегрузил все хозяйство на Старого Джорджа. Потом освободил Кошмара от повода и отпустил на волю. Временами верблюд отставал, однако всякий раз снова догонял караван, будто боясь окончательно прервать знакомство. Бони отчетливо понимал, что зверь волнуется — достаточно видеть, как он жует корм: грозные челюсти перемалывали его с прямо-таки яростной решимостью.

Но, несмотря на это, никаких эксцессов не происходило, и, когда Бони разбил наконец ночной лагерь, довольные верблюды пребывали в самом добром настроении. На закате дня Бони стреножил их и отпустил пастись. Готовя ужин, он внимательно прислушивался к звуку колокольчика. Совсем стемнело, но Бони точно запомнил место, где паслись верблюды.

Постель он устроил на некотором удалении от костра, однако спать не ложился, а сидел у догоравшего огня и курил. Теперь было время и подумать. Немного погодя колокольчик сообщил, что Старый Джордж отошел ко сну.

Бони взял повод и побрел к месту, где лежали верблюды. Вот оно, это место, и его тройка где-то здесь рядом. Бони лег на землю и увидел три горба, четко выделявшихся на фоне неба. Он подошел поближе и уселся на песок, прислонясь к дереву.

13

Дерево, к которому он привалился спиной, было капустной пальмой, в густой тени которой хорошо укрываться в знойный летний день от палящих лучей. По виду она напоминает яблоню. Листва густая, светло-зеленая, могучие ветви торчат из ствола параллельно земле. Бони сидел, вслушиваясь в темноту. Он ничего не услышал, но инстинкт предупредил его. Тот самый инстинкт, что заставляет пробудиться спящих кенгуру, когда несущий вахту сородич вдруг почует опасность. Бони улегся на землю и оглядел горизонт. Старый Джордж поднял голову, и колокольчик коротко брякнул.

На фоне неба возникла стройная фигура, и она двигалась к дереву Бони, быстро увеличиваясь в размерах. Инспектор осторожно поднялся и прижался потеснее к стволу. В слабом свете звезд он увидел, что кто-то хочет пройти мимо дерева. Неслышно, словно призрак, Бони навалился сзади на этого человека, схватил за горло и ковырнул большим пальцем в затылок. По запаху он определил аборигена. Черный издал крик ужаса, Колокольчик задребезжал, как в лихорадке, забряцали путы — это вскочили верблюды. Ночного покоя как не было.

Абориген крутился и вертелся, но большой палец Бони давил на нервные узлы затылка. Або пригнулся и тряхнул головой, пытаясь уклониться в сторону, однако нажим на затылок становился все сильнее, все сильнее и сильнее сдавливали горло чужие пальцы. Перекрывать парню кислород Бони, впрочем, не собирался — только сделать его уступчивее.

Громко лязгнули цепные путы, и огромный верблюд яростно принялся трамбовать подошвами землю. Дьявольский рев раздался в ночи. Абориген почувствовал, что нажим на его затылок резко ослабел.
— Живо лезь на дерево! — крикнул Бони. — Кошмар идет!

Або инстинктивно подпрыгнул, ухватился за сучок и подтянулся. Бони секунду поколебался, а затем тоже молниеносно вскарабкался на дерево. Он чувствовал, что Кошмар с широко разинутой пастью уже стоит прямо под ним. От волнения верблюд высунул далеко из пасти язык и заплевался отрыгнутым кормом.

Снова яростный рев чуть не порвал барабанные перепонки, перейдя затем в тоскливый пронзительный вопль. Дерево затряслось — полный гнева зверь набросился на ствол. Сук, в который вцепились Бони с аборигеном, закачался и опасно затрещал. Оба надеялись, что Кошмар прекратит наконец свои яростные атаки, не вырвав пальму с корнем. Но даже в темноте они отчетливо видели, что верблюд еще злее бьет ногами землю и с ревом мечется вокруг дерева.

— Это Лейк-Фроумский Кошмар, — пояснил Бони. — Теперь я понял, что он по праву носит это имя. Должно быть, это твое племя так замучило зверя, что он временами набрасывается на кого ни попадя. Мне ужасно хочется спихнуть тебя с ветки, чтобы ты оказался один на один с этой бестией. И, клянусь, я сделаю это, если ты не развяжешь язык. Как тебя зовут?

Он видел белые глазные яблоки або. Светились зубы на искаженном от страха лице. Кошмар стонал, но звучало это уже не так неистово. Однако место свое покидать он, похоже, пока не собирался.
— Ну, говори же! Как тебя зовут? — резко спросил Бони.
— Я черный рабочий из Квинамби. Босс сказать, я искать скот. Я домой идти.
— Ты врешь! Без коня хотел найти скот? Да еще к тому же — ночью! Так как же тебя все-таки зовут? Быстро отвечай, а то сброшу с ветки.
— Я не делать ничего злое, — причитал або.
— Конечно, нет! Ты только хотел отогнать моих верблюдов миль на пять. Прошлой ночью это сделала лубра. Кошмар любит женщин, но имеет зуб на або, что ищут среди ночи скот. Я спросил тебя о твоем имени.

Черный снова онемел, как рыба. Бони ухватился за верхнюю ветку и встал на ту, где до сих пор сидел.
— Если будешь молчать или попытаешься сдвинуться с места, получишь пинка под свой тощий зад и полетишь с дерева, понятно? А там, внизу, тебя ждет Кошмар. Так что давай, приятель, выкладывай все, что знаешь!

Кошмар снова с силой тряхнул ствол. Колокольчик Старого Джорджа звенел, почти не смолкая. Старый верблюд явно был болельщиком в этой игре.
— Ну? — не отступал Бони.
— Меня звать Лаки, — жалобно выдавил абориген. — Я искать скот. Босс послать меня. Я плохо ездить верхом и лошадь скинуть меня. Лошадь убежать. Такой беда! И был уже так поздно.
— И ты, разумеется, идешь домой?
— Да, да, так, Эд! Ведь вы — Эд, или...?
— Точно, приятель. И где же тебя сбросила лошадь?
— Там, внизу, на юге, у колодец.

Судя по звездам, было уже за полночь. Свались Лаки в самом деле с лошади, он успел бы за это время уйти значительно дальше, а не терся бы здесь, около верблюдов. А еще вероятней, что або отыскал бы какое-нибудь убежище и спал бы себе до утра, а с рассветом продолжил бы путь на центральную усадьбу. А утверждение, будто он искал скот, легко проверить, когда Бони придет в Квинамби за продуктами.

Время тянулось медленно. Сидя верхом на ветке, Лаки обеими руками свернул себе сигарету. Вони последовал его примеру и, раскуривая, подумал, что Кошмар, видимо, немного поуспокоился. Старый Джордж снова лег. Кошмар, словно пьяный, привалился боком к стволу.

Або свернул вторую сигарету, и Бони сел на ветку, чтобы увидеть его лицо, когда зажжется спичка. Это был молодой парень. Бони не сомневался, что не забудет его лицо, как и отпечатки ступней, что увидит утром.
— Где вы нашли этого злого верблюда-призрака? — спросил черный спустя некоторое время.
Бони объяснил, добавив под конец:
— Кошмару не нужно ничего, кроме общества моих верблюдов. Желание его сбылось, и с тех пор он у нас под контролем.
— Сколько нам еще здесь сидеть?
— Пока Кошмар не проголодается и не отправится искать корм. Потом ты можешь перебегать от дерева к дереву. Но упаси тебя Бог оказаться на открытой местности. Даже стреноженный, Кошмар может бегать быстрее грузовика.
— И зачем только вы перевести его на эту сторону Изгороди? — сердито сказал Лаки.
— Чтобы лубра и такие парни, как ты, поостереглись уводить по ночам моих верблюдов.
— Я вовсе не хотеть их уводить. Я уже сказать. Как вы узнать, что лубра увести верблюдов?
— Я умею читать следы, глупая ты голова. Она была босая. Возможно, эта та молодая лубра, что работает с Нуггетом. Я узнаю это точно, как только снова увижу ее следы.

Время от времени черному приходилось как-то менять положение, чтобы не затекали руки и ноги. Кошмар наконец улегся возле дерева.
Ночь была долгая, но в целом вполне мирная. Однако любую ночь в конце концов сменяет утро, и, едва забрезжил рассвет, верблюды повели себя точно, как предсказывал Бони.
Старый Джордж поднялся и заковылял к лагерю, где надеялся разжиться инспекторской мыльной водой.

Кошмар со стоном вздохнул, тоже встал на ноги и посмотрел вслед Джорджу. Он потянулся было за ним, но, не сделав и десяти ярдов, вдруг повернулся и в резвом темпе двинулся обратно к дереву. Рози зевнула, заворчала и поднялась, полная достоинства и грации. Затеи! она последовала за Джорджем. Теперь не колебался больше и Кошмар. Он потащился за Рози, и вскоре все три верблюда скрылись из глаз.

— Теперь и мы можем слезть, — сказал Лаки.
— Лучше подождать еще несколько минут. И не забывай поглядывать, что там, за спиной, — посоветовал Бони. — Передай Старому Мозесу и Чарли Бесноватому, чтобы они оставили в покое моих верблюдов. Я не люблю, когда по ночам уводят животных. Это раздражает меня, а когда я зол, то могу разбушеваться не хуже Кошмара. А теперь — исчезни, да поживее!
— Чтоб ты провалился! — буркнул Лаки, правда, лишь после того, как спрыгнул с дерева. Он опасливо оглянулся и припустил со всех ног прочь от злосчастного места.

Бони тоже спрыгнул с ветки, потянулся и зашагал вслед за своими верблюдами.
Они уже ждали его в лагере. Рози и Кошмар мирно паслись. Старый Джордж стоял, расставив задние ноги циркулем, и ожидал мыльную воду. Кошмар не обращал на Бони ни малейшего внимания. Инспектор умылся, стараясь экономить воду, и отдал Старому Джорджу вожделенную жидкость. Потом позавтракал солониной с лепешкой, корочкой ее угостив Кошмара.

Не следует думать, что к верблюду можно подольститься, и не стоит верить тому, кто говорит, будто верблюд может стать преданным человеку, как собака. Сделать его ручным нельзя, но можно выдрессировать, как слона, чтобы он выполнял какую-то определенную работу. Если проявить побольше терпения, можно даже приучить возить всадника, таскать грузы или — иногда, в паре с другим верблюдом — тянуть повозку.

Лейк-Фроумский Кошмар явно был вьючным животным — крепко сбитым, возрастом — чуть постарше более субтильной Рози, и со своими прочными привычками. Однако сейчас Бони нужен был выносливый верховой верблюд.

Он привязал Рози и Старого Джорджа к деревьям и заставил Кошмара лечь на колени рядом с верховым седлом. Верблюда это, похоже, отнюдь не обрадовало. Он нервничал, беспокойно обнюхивал длинное железное седло, то и дело встряхивался, будто его одолевали муравьи, и пытался встать. Однако Бони был неумолим, и тогда Кошмар сделал было попытку поползти на коленях вперед. Но Бони быстро пресек эти фокусы — связал подогнутые передние ноги, набросил на горб седло и туго затянул подпруги.

После этого инспектор снял веревки с передних ног. Кошмар тут же попытался встать, но Бони резко прикрикнул на него, и он снова лег. Бони осторожно всунул ногу в стремя, однако даже не почувствовав его вес, верблюд уже вскочил на ноги. Бони снова заставил Кошмара лечь на колени, снова очень мягко ступил ногой в стремя — зверь тут же встал. Оставалось одно — измотать верблюда так, чтобы он наконец сдался. Спектакль продолжался — вверх и вниз, вверх и вниз. И каждый раз, прежде чем Кошмар вскакивал, давление на стремя усиливалось. Действовать приходилось крайне осторожно — Бони легко мог сломать ногу или еще как-нибудь пораниться. Однако в конце концов ему удалось-таки надавить на стремя всею тяжестью своего тела, а еще после нескольких попыток — и оттолкнуться второй Ногой от земли. Миг — и он уже в седле. Когда Кошмар встал, то, к удивлению, обнаружил, что его перехитрили.

Он прижал уши к затылку и попытался укусить всадника за ногу. Бони бесстрашно хлопнул зверя по длинным, мягким губам и с напряженным любопытством подождал, не последуют ли новые попытки неповиновения. Прошло минут пять — Кошмар оставался спокойным. Бони свернул сигарету.

Не спеша покурив, инспектор плавно потянул правый повод. Кошмар немедленно повернулся в желаемом направлении и, не выказывая ни малейшего недовольства, мерно зашагал вперед. Добравшись до капустной пальмы, на которой провел половину ночи, Бони первым делом объехал вокруг ствола, ища следы Лаки, и, обнаружив их, двинулся по следам. Черный носил сапоги, оставившие на песке отчетливые отпечатки.

Лаки не соврал: его и в самом деле сбросила лошадь. Примерно в миле от лагеря Бони почва была взрыхлена копытами. Здесь лошадь заартачилась. Должно быть, испугалась и встала на дыбы. С искусством верховой езды у Лаки, по его же словам, дело обстояло неважно: глубокая вмятина в песке указывала, где он приземлился, проделав это способом, который истинные наездники расценили бы, самое мягкое, как неспортивный.

Бони знал, разумеется, что ночью все шумы слышны очень далеко. Вероятно, Кошмар рыкнул — и напугал лошадь.
Бони на всякий случай решил пока не спешиваться. Да это, в общем-то, и не требовалось — следы копыт были отчетливо видны и с седла. Шли они не прямо к центральной усадьбе Квинамби, а почти параллельно Изгороди, туда, где начинался участок Нуггета.

Солнце стояло уже высоко, и Бони пожалел, что забыл фляжку с водой. Предполагая, что след все же приведет его в Квинамби, он надеялся раз и навсегда образумить аборигенов. Колдовскую косточку на него теперь, конечно, уже не направят, побоятся, об этом он вовремя позаботился, однако от мысли отравить его пребывание в этой округе каким-либо иным способом черные, похоже, все-таки не отказались. Занятый этими мыслями, он продолжал ехать по следам, пока не обнаружил вдруг, что они уходят в заросли эвкалиптовых деревьев вперемежку с низким кустарником. Здесь искать следы стало значительно труднее, а когда Бони выехал на поляну, то увидел, что Лаки встречался здесь, должно быть, с другим всадником. Инспектор остановил верблюда. И в этот самый момент мимо его уха просвистела пуля. Она ударилась о ствол эвкалипта и с жужжанием срикошетила от него. Почти одновременно издали прозвучал выстрел.

Теперь Бони больше не раздумывал, слезать с седла или нет. Одним прыжком он был на земле, укрылся за деревом и вытащил из кобуры под мышкой свой служебный револьвер, который, повинуясь какому-то инстинкту, сегодня утром впервые захватил с собой. Не слышалось ни единого подозрительного звука. Кошмар наслаждался неожиданной свободой и озабоченно щипал реденькую травку, что выискал между деревьев. Вокруг щебетали птицы.

Осторожно пригибаясь, перебежками от дерева к дереву, Бони добрался до опушки. Примерно в четверти мили отсюда виднелась новая чаща. Она была значительно больше этой, где находился Бони, и тянулась почти параллельно Изгороди, отступая от нее на добрую милю. Видимо, в эту рощу и удрал коварный стрелок. Бони несколько минут понаблюдал за окрестностями, но нигде не заметил никакого движения. И выстрелы больше не гремели. Бони нисколько не сомневался, что хорошему стрелку пристрелить его ничего не стоило. Похоже, это пока только предупреждение, хотя и очень серьезное, ибо предыдущими он пренебрег. Бони оценивал смысл инцидента совершенно трезво: не прекратишь совать нос в дело Мэйдстоуна — сам будешь покойником. Именно это настойчиво хотели ему внушить. С револьвером в руке он вернулся к верблюду, все еще топтавшемуся на старом месте в поисках травы.

Жара ли на Кошмара так подействовала, что он отказался от своих эскапад, или еще что — Бони сказать не мог. Во всяком случае, верблюд безо всяких протестов позволил взнуздать себя, и всадник вскочил в седло. Первым делом Бони решил проехать по следам, оставленным лошадью Лаки. Черный недолго оставался с неизвестным всадником, затем след его коня повел прямо к центральной усадьбе Квинамби. Бони проехал по нему еще около мили, чтобы удостовериться до конца, а затем повернул обратно, к месту, где Лаки встретился с незнакомцем. Следы этого человека интересовали Бони куда больше. Лаки, без сомнения, был всего лип гг. скромной пешкой в этой опасной шахматной партии. Насколько опасна она и какова в ней ставка, Бони мог пока строить только догадки.

Неизвестный поехал прямо к Изгороди. Бони направился по следам, делая попутно широкие петли вокруг каждого дерева, за которым мог бы спрятаться стрелок.
Кошмар взобрался по обрывистому склону на самый гребень большого бархана. Бони резко натянул поводья, и верблюд остановился. Менее чем в трех сотнях ярдов виднелась хижина, служившая Нуггету штаб-квартирой на теперешнем его участке! Дощатая лачуга казалась покинутой, однако тонкая струйка дыма, поднимавшаяся из жестяной трубы, свидетельствовала, что совсем недавно здесь кто-то был. Бони задумался. Потом развернул верблюда и поехал назад, к своему лагерю.

Нуггет — снова и снова натыкается он на Нуггета. Нуггет — по его же собственным словам — ближе всех других находился к лагерю Мэйдстоуна. Нуггет принадлежал к аборигенскому племени Квинамби.

У Нуггета, до того, как он купил себе «саваж», был «винчестер». Нуггет легко мог содействовать угонщикам скота. Но зачем было Нуггету убивать Мэйдстоуна? Ведь учитель знать не знал этого черного. Даже если убийство как-то связано с фотосъемкой Мэйдстоуна, все равно нет никакого смысла. Да имей Нуггет длинный список судимостей за плечами, а Мэйдстоун вдруг ненароком его сфотографируй — никакой опасности для него это не представляло. Когда Бони добрался наконец до своего лагеря, он чувствовал себя совсем разбитым. Слишком многих камешков еще недоставало в этой игре-головоломке.

И все-таки день прошел не без пользы: теперь он твердо убедился, что предположение, будто Мэйдстоун пал жертвой несчастного случая — абсурдно. У кого-то были веские причины устранить учителя. Но вот мотив-то этот пока не разгадан. С какой бы стороны ни рассматривал Бони это загадочное убийство, все следы неминуемо терялись в песке, словно ручейки, моментально высыхающие здесь в летнюю жару.

14

На следующий день Бони проснулся рано. Утренний ветерок шелестел листвой окружавших лагерь деревьев, но ночной холод все еще давал знать. Инспектор заварил чай. Вдруг он поставил кружку и устремил невидящий взгляд куда-то вдаль. Мозг его лихорадочно работал. Мэйдстоун! Мэйдстоуна убили. Мотив для этого мог быть только один: Мэйдстоун видел или знал нечто, представлявшее опасность для убийцы. Но что он, Бони, знал о Мэйдстоуне? Мэйдстоуновские фотографии, несомненно, были вполне безобидны. А что, если убийца лишь почему-то счел, что учителю известны некие факты, о которых тот даже и не догадывался? Чем дольше Бони размышлял над этим, тем больше убеждался, что найдет-таки недостающие камешки в мэйдстоуновской головоломке. Но задача эта — куда как не из легких.

Он подумал, какой реакции от него ожидали после предупредительного выстрела. Умолчи он о нем, и аборигены, и все до сих пор еще сомневающиеся, убедятся, что новый фэнсер — полицейский агент, и преодолеть стену молчания станет еще труднее прежнего. А вот простой работяга у Изгороди так спокойно к этому инциденту определенно бы не отнесся. Такой бы шум поднял, что чертям тошно стало, и Ньютону бы нажаловался. И наверняка бы настоял, чтобы сообщили полиции.

Основательно поразмыслив, Бони пришел к выводу, что самое лучшее — оставаться законопослушным фэнсером и поносить во всю глотку этих кретинов-стрелков. Надо снова поговорить с Нуггетом и попытаться выведать еще что-нибудь о Мэйдстоуне. Потом ему вспомнилось, что Мэйдстоун жил у коммандера Джонса. Джонс обещал ему полную поддержку. Значит, нужно, чтобы коммандер вспомнил буквально каждое слово, сказанное Мэйдстоу-ном из их разговоров. Без сомнения, учитель сказал что-то, что могло бы помочь розыскам.

Бони застал Ньютона в его бамбуковой хибарке. Услышав историю с выстрелом, Ньютон сделал свирепое лицо.
— Поначалу я было не верил, что за этим что-то кроется, — сказал смотритель.  — Но теперь убедился. В Брокен-Хилле я сделаю заявление в полицию. Откровенно говоря,  считаю,  что вам нужна поддержка. Вы ведь в буше как дома, не хуже меня. Стало быть, тоже знаете, что убить и похоронить человека здесь — ничего не стоит. Самое малое полгода пройдет, пока кто-то обнаружит труп. Мне не хотелось бы отвечать, случись что-нибудь с вами.
— Нет, — покачал головой инспектор Бонапарт, — пока мне хотелось бы еще поработать в одиночку. Но вскоре, возможно, поддержка потребуется. Есть еще целая куча вещей, которые мне непонятны и объяснить которые можно, ведя расследование одновременно и в другом месте. Это убийство — не обычное преступление, когда человека убивает какой-нибудь ненормальный или, скажем, польстившись на деньги. По моему разумению, за этой историей кроется нечто куда большее, чем я предположил поначалу. Я не уверен, что все оставшиеся открытыми вопросы можно раз решить здесь, на месте преступления. Но я не могу сейчас вдруг отрешиться от своей роли фэнсера. С другой стороны, находясь у Изгороди, я не могу вести все нужные расследования. Поэтому я хотел бы попросить вас встретиться со мной дня через три — ну, скажем, с целью инспекции. К тому времени, надеюсь, я уже смогу сказать, какие детали и где я хотел бы уточнить.
— Договорились, — кивнул Ньютон. — Ну, а случись что, — как бы это получше сказать, — я вас не найду... Надеюсь, вы не будете возражать, если я продам Кошмара на торгах по самой высокой цене?

Бони отлично понял сарказм смотрителя. Ньютон был парнем что надо, и, может быть, единственным в этой пустынной местности, на кого он мог положиться.
— Валяйте, — рассмеялся Бони. — Но не лучше ли вам отвести его в туристический центр, в горы. Если вам удастся загнать его на вершину, он сможет выть на луну и нагонять страх на добропорядочных отпускников. Но вот если вы не найдете меня завтра, никакого переполоха не поднимайте. Я хочу навестить Джонса. И еще кое о чем хочу попросить вас — пожалуй, будет лучше, если вы посетите меня днем. У меня сейчас прямо-таки зуд на тех, кто шастает по ночам.

Когда Бони явился к Джонсу, коммандер в отставке работал в своем бюро за письменным столом. Он принял инспектора весьма сердечно, хотя и не без некоторой чопорности, отмеченной Бони еще в первый визит.
— Ну, инспектор, чем могу быть полезен? — сказал он.
— Прежде всего, не надо чинов, — ответил Бони. — Даже здесь, как вам известно, стены имеют уши.
— Извините, Эд, — поспешил исправиться Джонс. — Эд или Тэд? Нет, все-таки Эд ваше имя, не так ли?
— Да, Эд, — ответил Бони. — После первого визита к вам была попытка нацелить на меня колдовскую косточку, у меня похищали верблюдов и, сверх того, по мне кто-то стрелял. Правда, такое впечатление, будто стрелок не хотел в меня попасть, однако пуля просвистела прямо у виска.
Джонс широко раскрыл глаза.
— Да что вы! Серьезно?
— Серьезнее быть не может,— подтвердил Бони. — И мне хотелось бы, чтобы и вы восприняли это совершенно серьезно. Поэтому я и прошу вас помочь мне разобраться кое в чем, хотя, видит Бог, я понимаю, как вы заняты.
— О, разумеется, я охотно помогу вам, — согласился Джонс.
— Мне нужно знать следующее, — сказал Бони. — Не рассказывал ли вам случайно Мэйдстоун какие-нибудь эпизоды своей биографии?
— Нет, не припомню, — ответил Джонс. — Он говорил лишь о том, что он — страстный фотограф и в свободное время делает репортажи для журналов.
— А не рассказывал он, каким аппаратом работает?
— Как же, он даже продемонстрировал свою камеру. Мне она показалась ужасно сложной. Должно быть, стоит кучу денег. Он купил даже новый батарейный прибор для вспышки, чтобы ночью фотографировать у водоемов скот и диких зверей.
— Фотографировал ли он здесь, на вашей усадьбе? — с нетерпением спросил Бони.
— Он сделал несколько снимков дома и служебных построек на ферме, — ответил Джонс. — Но не ночью. Сказал, что лампы-вспышки вообще еще не опробованы. У него их было пятьдесят штук, но он еще ни одну не использовал.
— Пятьдесят штук, — пробормотал Бони. — Вы это точно знаете?
— Да. Он показывал их мне. Он объяснял, как работает прибор, и я спросил, сколько ламп у него с собой, и он ответил: «Пятьдесят штук».

Бони мигом сообразил. В полицейском протоколе он прочел, что среди вещей Мэйдстоуна было сорок восемь ламп-вспышек. Две недостающие он нашел. Но пленки в камере Мэйдстоуна не было, а на конфискованных полицией и проявленных пленках не было ни одного ночного снимка. Выходит, Мэйдстоун делал снимки ночью, но пленки с этими кадрами нет. Несомненно, это очень важное обстоятельство. Бони охватило легкое волнение.

— Не разговаривали ли вы еще о чем-нибудь важном? — продолжал спрашивать Бони.
— Откуда мне знать, что важно, а что нет, — сказал Джонс. — Он говорил, что надеется, если повезет, запечатлеть несколько редких зверей. Однако общественность так интересуют  скотоводческие фермы внутри страны, что, удайся ему подкараулить ночью у водоема стадо — и он уже был бы доволен. Журналу прежде всего нужны снимки именно из внутренней Австралии. По-видимому, общественности пока малоизвестно, что скот можно поить и на искусственных водоемах водой из артезианских колодцев — были бы только водоносные слои. Фотоснимки нужны для иллюстрации статьи, написанной одним экспертом по сельскому хозяйству.
— Почему Мэйдстоун поехал именно сюда? — размышлял вслух Бони. — Ведь на мотоцикле удобнее посетить колодцы на юге Квинсленда — скажем, в районе Блэколла. Или на севере Нового Южного Уэльса близ Мори.
— Сожалею, но здесь я вам ничем помочь не могу, — пожал плечами Джонс. — Представления не имею, почему он выбрал именно нашу округу. Никого из знакомых у него здесь, кажется, не было. Разве что Леввей приглашал его пожить к себе на ферму, если он вдруг окажется поблизости.
— Что вы сказали? — вскочил с кресла Бони.
— Леввей приглашал его пожить у себя. Они с Леввеем, кажется, познакомились в Сиднее, на какой-то экскурсии — незадолго до того, как Леввей получил должность управляющего на Лейк-Фроум-Стейшн.
— А что за ферма — эта Лейк-Фроум-Стейшн? — сменил вдруг тему Бони.
— Ах, угодья там просто великолепные, — ответил Джонс. — Только Лейк-Фроум-Стейшн принадлежит некой сельскохозяйственной компании, большинство акционеров которой живет в Англии, фермой испокон веков руководит управляющий. И тем не менее она постоянно приносит хороший доход.
— Знали ли вы Леввея до того, как он здесь обосновался?
— Нет, я не был с ним знаком, — покачал головой коммандер. — Однажды он приехал ко мне сюда и представился. Его внешность несколько поразила меня, но, кажется, он хороший скотовод, и с жизнью в буше знаком не понаслышке. Мне непонятно только, как они могли сдружиться с Мэйдстоуном на той экскурсии. Мэйдстоун был большой интеллектуал с самыми разнообразными интересами. Вот я и не понимаю, что его связывало с таким человеком, как Леввей. Впрочем, Мэйдстоуну, похоже, нравилось здесь, в буше. На каникулах он всегда много путешествовал. Может,  хотел познакомиться с местностью, о которой рассказывал Леввей? Ну да ладно, а теперь самое время выпить. Могу ли я предложить вам что-нибудь?
— Спасибо, то же, что и себе, — ответил Бони.
Они поговорили также и о перспективах развития сельского хозяйства в округе Квинамби и Лейк-фроум.
— Без воды здесь делать нечего, — задумчиво сказал Джонс. — Воды же из колодцев не хватает. А ее нужно столько, чтобы можно было оросить землю. Будь здесь в изобилии атмосферные осадки, мы бы выращивали все. Если воды хватает, да еще и удобрения применить, хоть какая почва — трава-то на ней все равно вырастет.

Инспектор Бонапарт поддакивал, собеседники не спеша потягивали коктейли. Бони видел, что коммандер всерьез заинтересован своей второй родиной, и пришел к заключению, что этому человеку можно доверять полностью, как и Ньютону. Продолжая беседу, Бони размышлял об информации, сообщенной Джонсом. С ним и раньше случалось такое: важные подробности всплывали лишь при повторном разговоре. Отдельные детали, могущие дать нужные доказательства, зачастую ускользают от внимания людей, потому что кажутся им неважными. Ему обычно рассказывали о том, что казалось сенсационным, да еще и приукрашивали без всякой необходимости. Поэтому Бони всегда обязательно старался поговорить со свидетелями несколько раз. И ему довольно часто удавалось узнать подробности, о которых прежде свидетель не упоминал. Впервые за все время у Изгороди Бони испытал надежное чувство, что и это дело успешно разрешится.

Продолжение следует

Артур У. Апфилд, австралийский писатель | Перевод Н. Вокам

Просмотров: 3642