Лейк-Фроумский Кошмар. Часть IV

01 марта 1994 года, 00:00

Лейк-Фроумский КошмарПродолжение. Начало в №2,3/1994
Повесть

9

Гигантский верблюд бежал иноходью, вспахивая песчаную пустыню, и невольно напоминал корабль на морской зыби. Казалось, у него было не четыре ноги, а всего две. Обе правые ноги дружно отрывались от земли и снова касались ее, а от земли столь же дружно отрывались уже обе левые. Корпус у верблюда был темно-коричневый и лишь пониже к ногам несколько светлее. Бежал он, словно таран, вытянув шею и пригнув голову, с видом весьма зловещим.
Бони хотел было прыгнуть к своему ружью, но в последний момент затоптавшийся Старый Джордж помешал ему. Инспектор обернулся — Кошмар был уже здесь.

С удивительной грацией зверь замер как вкопанный, обдувая лицо Бони своим теплым дыханием, и издал долгий, с хриплым клекотом стон, словно пеленой окутавший инспектора и обоих его верблюдов. Долго разглядывать было некогда, однако у Бони выработался уже инстинкт настоящего погонщика, и этот инстинкт сработал безотказно. Он молниеносно накинул петлю только что сделанного повода на морду животного, ухватился за его конец и потянул книзу.
— Хуста! Хуста! — крикнул Бони и дернул изо всех сил.
Верблюд захлопнул пасть, коварные искорки в его глазах погасли. Он опустился на колени, поджав задние ноги под брюхо. Потом вскинул голову и, мирно урча, принялся с усердием перемалывать свою жвачку. Оба верблюда Бони тоже улеглись рядом.
От страха все еще сосало под ложечкой. Бони бил озноб. Но он твердо знал, что теперь ему бояться больше нечего.
 
— Ну, что задумался, старина? — обратился он к Лейк-Фроумскому Кошмару. — Счастье и на этот раз мне не изменило. И тебе тоже повезло. Ведь, доберись я до ружья, лежать бы тебе сейчас дохлому в песке. Я понимаю, ты не хотел ничего плохого, только — пообщаться. Ты соскучился по компании. С тобой скверно обходились. Тебя выгнали, по тебе стреляли и в конце концов обозвали Кошмаром. Ну-ка, посмотрим на тебя поближе. Костылек свой носовой ты потерял. Придется уздечку сделать, чтобы привязать тебя к дереву и приладить новый. Но только вот что я тебе скажу, парень: веди себя прилично, а будешь злобствовать — пристрелю. Это уж как пить дать!
Верблюд продолжал жевать и даже ухом не повел, пока ловкие руки Бони плели уздечку. Инспектор привалился на пробу к его горбу, верблюд даже не вздрогнул.

Бони закурил сигарету и попытался разобраться в своем положении. Третий верблюд был ему ни к чему. Те, что служили ему, были кроткие, как овечки, и нуждались разве что в воде, корм же себе добывали сами. С другой стороны, приблудный верблюд был сильным животным в расцвете лет, тогда как Старый Джордж уже слишком одряхлел, чтобы таскать тяжелые вьюки. Ньютон ни в коем случае не согласился бы на такое прибавление в хозяйстве, тем более что этот верблюд — по праву или вовсе без права — был провозглашен Кошмаром. И все же, удайся Бони вышколить этого дикого верблюда и затянуть на его брюхе подпруги вьючного седла, может, смотритель и сменил бы гнев на милость. Было здесь, конечно, и множество других «если» и «однако», но Бони решил все же дать Лейк-Фроумскому Кошмару шанс.

А как поведет себя Кошмар, если оставить его одного? Предвидеть ничего невозможно, но Бони решил все же рискнуть. Так или иначе, ружье надо забрать и канистры с водой на Старого Джорджа погрузить. Он снял руки с верблюжьего горба и потянулся за ружьем. Чужой зверь продолжал мирно жевать свою жвачку. Канистры с водой были прилажены на место. Старому Джорджу продели сквозь ноздри новый повод, и Бони подал своему вьючному верблюду команду вставать. Вслед за ним поднялась и Рози, и инспектор закрепил конец Джорджевого повода на ее верховом седле. Встал и Кошмар. Сделал он это с заметной неохотой, медленно, все еще продолжая жевать, и позволил без всякого протеста привязать к своей уздечке тросик, скрепленный с вьючным седлом Джорджа. На пути к месту, где Бони собирался расположиться на ночлег, он вел себя просто образцово.

У старого костровища, где они ночевали с Каланчей-Кентом, Бони уложил верблюдов, снял с седел грузы и позволил животным встать. Он стреножил Рози и Старого Джорджа и, порывшись в вещах, отыскал запасные ремни и цепные путы. Затем осторожно приблизился к Кошмару, чтобы стреножить и его.

С чужим животным эта операция всегда крайне опасна: приходится низко нагибаться, а зубы у верблюда острые, подошвы мозолистые, а ты перед ним совсем беззащитен. Укусит верблюд или наступит на тебя — на всю жизнь калекой сделает, а в такой безлюдной местности это может даже стоить жизни.

Кошмар стоял спокойно. Бони успокаивающе похлопал животное по спине, его рука скользила все ниже, вдоль ноги. Теперь надо нагнуться. Так, пока все хорошо. Гигантский верблюд, как башня, высился над ним. Ловким приемом Бони закрепил ремень на передних ногах Кошмара. Тот даже не пошевелился.
— Ну, парень, скажу я тебе, ты — настоящий джентльмен, — бормотал Бони, отступая назад. — Можно подумать, что ты прилежно таскал на горбу грузы, а не держал целые месяцы, а может, даже и годы, в страхе всю восточную часть Южной Австралии. Но еще раз предупреждаю: станешь злобствовать — пристрелю на месте!

Позже, когда Бони пошел посмотреть на Рози и Старого Джорджа, он увидел, что рядом с ними мирно щиплет травку Лейк-Фроумский Кошмар. Бони повел свою пару к лагерю, следом за Джорджем поплелся и чужой гигант. У костровища инспектор заставил Кошмара лечь на колени, чтобы окончательно подчинить его себе. Он притянул веревкой голову верблюда к древесному стволу и несколькими сноровистыми приемами вдел ему в ноздри деревянный колышек. Кошмар не сопротивлялся, только коротко, утробно рыкнул. Но Бони в тот же миг отпустил веревку, и зверь, отфыркиваясь, отвернул голову от ствола.

Теперь верблюд был взнуздан по всем правилам и, привязанный к седлу Старого Джорджа, безо всяких фокусов топал по песку, замыкая маленький караван. Бони работал на песчаных барханах, не выпуская Кошмара из поля зрения весь день. Верблюд не выказывал ни малейшего поползновения посягнуть на чью-либо жизнь. В конце концов Бони убедился в его лояльности и перестал беспокоиться.

Прошло несколько дней. Однажды около полудня, когда Бони перелез через Изгородь на территорию Южной Австралии, чтобы поработать немного, и там он увидел приближающихся к нему трех всадников. Минуту спустя он распознал в одном из них белого. Это был Леввей, управляющий Лейк-Фроум-Стейшн.

Двое сопровождавших его аборигенов немного отстали, а Леввей подскакал к Бони. Он щурил глаза, а на его толстых губах играла, как всегда, легкая ухмылка.
— Привет, Эд. Не видел ли, часом, здесь быков?
— Да нет, давно уже не попадались на глаза, — ответил Бони, вытаскивая из кармана коробку с табаком и папиросную бумагу.
Леввей спешился и последовал примеру инспектора.
— А у колодца когда был, быков не заметил? — спросил управляющий.
— Нет, ни одного не видел. Я там был четыре дня назад.
— Может, они где-то южнее. Мы собираемся перегнать их на запад. — Голубые глаза расчетливо ощупывали фэнсера. — Как работается?
— Неплохо. Занят по горло.

Леввей глянул сквозь проволочную сетку на лежащих на земле верблюдов, однако о третьем животном ничего не сказал, будто и не заметил. Он стоял, опершись спиной о столб, и по виду ничем не отличался от Бони или Ньютона. Много смеялся и казался вполне довольным жизнью.
— Да, Эд, расчудесной работенкой я бы это вечное ковыряние у Изгороди не назвал, — сказал он как бы между прочим, и Бони настороженно ждал, что последует дальше. — Очень уж надо корячиться здесь после каждой бури, стирая в кровь ладони. И это одиночество... Я бы с ума сошел. Будешь искать другую работу, приходи ко мне. На скотоводческой ферме работать доводилось?
— Было дело. Вы правы, конечно, работы после каждой бури невпроворот, зато платят хорошо. Да и не намерен я задерживаться здесь надолго.
— Ну и прекрасно, Эд. Обдумай мое предложение. Мне ведь приходится с або работать, а они не очень-то прилежны. Такой парень, как ты, мне бы очень пригодился. Только не рассказывай Ньютону. Або не любят ходить здесь, прямо-таки трепещут от страха перед Лейк-Фроумским Кошмаром. А я вот, представьте, сомневаюсь, существует ли он вообще. А уж после того, как учитель погиб, у або и вовсе души ушли в пятки. Теперь достаточно еще одного легкого пинка, и они вообще перестанут отходить от своих костров.
— Может, это был несчастный случай? Эта история с учителем.
— Несчастный случай? О такой вероятности я пока просто и не подумал. — Леввей отшвырнул окурок и свернул новую сигарету. — Как вы пришли к этой идее?
— Но ведь какой-то або едва не застрелил Нуггета. Ньютон рассказывал мне об этом случае.
— Да, это так. Мы даже долго спорили по этому поводу. Ведь если хорошенько подумать, очень уж легко эти або приобретают ружья. Одному из своих або я уже сказал: если не оставит свои фокусы, я отберу у него ружье. Легкомысленные они парни. Вполне возможно, что Мэйдстоун ушел из жизни из-за несчастного случая. С чего бы иначе в него кому-то стрелять? Во всяком случае, я такой причины не вижу. Ведь его даже не ограбили.
Говорил Леввей рассудительно, не спеша.
— Я был в Брокен-Хилле, когда приключилась эта история, — сказал Вони. — В газетах только о ней и писали. Полиция в несчастный случай не верит. Но что же здесь еще-то можно предположить?
— Совершенно верно, Эд, что еще можно предположить? Без причины никого не убивают, а здесь — ну никакого мотива. Вы работали когда-нибудь на полицию?
— Да, дважды приглашали меня пройтись по следам. Мог бы даже при желании и стать полицейским, только очень уж я непоседлив для их работы. А что, возле трупа учителя або много следов нашли?
— В том-то и дело, что нет. Только следы самого Мэйдстоуна, и больше ничьи. Да, похоже, это и в самом деле был-таки несчастный случай. И потом, надо все же и або отдать справедливость: ведь времени на поиски следов у них почти не было. Налетела буря и все замела.
— Любопытная история.
— Что и говорить, — согласился Леввей. — Ну, ладно, надо мне дальше двигаться. Когда вы рассчитываете встретиться с Ньютоном?
— Трудно сказать.
— Разумеется, Эд. Но еще раз: будете искать новую работу — не забывайте обо мне. Моя жена отлично готовит. И жилье вполне приличное.

Леввей вскочил в седло, помахал на прощанье рукой и поскакал дальше вместе со своими спутниками.
Бони закончил свою работу, перелез через Изгородь, поднял дремлющих верблюдов и тоже двинулся в путь, на юг.

Он размышлял о Джеке Леввее, казалось, прямо-таки созданном для жизни в буше. Леввей упорно пробивался «в люди», великолепно разбирался в своем деле и отлично умел ладить с аборигенами. Без сомнения, он умеет, как и або, читать следы, однако, принимал ли он участие в обследовании места преступления после убийства, в розыскных документах не указано. Вероятно, он этим не занимался, не желая ронять престижа. Насчет престижа эталоном у него был коммандер Джонс, разумеется, посчитавший бы такую работу ниже своего достоинства.

Версию о несчастном случае Леввей сразу же воспринял на полном серьезе, потому что она, без сомнения, проходила по всем известным ему фактам. Бони постепенно приходил к мысли, что, возможно, здесь и в самом деле следует говорить о несчастном случае. Если аборигены не нашли между Изгородью и колодезным озером ни единого следа второго человека, может, действительно его там вовсе и не было. Выстрелить вполне могли откуда-то восточнее ворот — то ли абориген какой сотворил, то ли, с таким же успехом, Нуггет или Каланча-Кент. Последние могли стрелять даже сквозь металлическую сетку. А после, чтобы не оставлять следов у озера и у трупа, уйти к «Колодцу 9», удаленному на несколько миль от Изгороди и расположенному на территории Нового Южного Уэльса. Правда, ружье у Нуггета было фирмы «Саваж», и его к подозреваемым в преступлении причислить было бы не так-то просто. Для этого надо еще доказать, что он прячет где-то в пожитках еще и винчестер. И тем не менее версию о несчастном случае, безусловно, следовало развивать и дальше.

Наконец Бони добрался до развилки, ведущей к центральной усадьбе Квинамби. Инспектор прошел до нижнего конца своего участка Изгороди и не успел даже толком расположиться, как с юга показался Нуггет со своими людьми. Они направлялись к бамбуковой хижине Ньютона.
— Эй, ну как оно, Эд? — приветствовал Нуггет Бони.
— О'кеи, Нуггет. После бури была небольшая работенка, но, в общем-то, «Эверест» выстоял без потерь.
Нуггета и его людей чрезвычайно заинтересовал третий верблюд — Кошмар.
— Он прибился к нам у «Колодца 10» и ни за что не хотел больше нас покидать, вот я и взял его с собой, — пояснил Вони. — Он совсем смирный. Похоже, он куда лучший рабочий верблюд, чем Старый Джордж, что рвет все в клочья, почувствовав жажду.
— Я еще когда говорил боссу, что пора бы уже Старому Джорджу на пенсию, — согласился Нуггет, нарезая табак для трубки. — Леввей сказал, что вы с ним встретились и немного поболтали.

Темные глаза так и впились в Бони. Нуггету явно не терпелось узнать, о чем они говорили.
Бони исполнил невысказанную просьбу и сообщил, что Леввей искал свой скот, чтобы погнать его на запад. Этим он и ограничился.

Обе лубры прошли с верблюдами дальше, проследовав вдоль участка Бони до самой развилки. Одной было примерно сорок, другой — за двадцать. За женщинами бежали дети. Бони заметил ружье, висевшее в парусиновом чехле у седла верблюда-вожака. «Должно быть, «саваж», — подумал он.

Инспектор с удивлением заметил, что с приближением группы Нуггета Кошмар забеспокоился. Сперва он решил было, что причиной тому чужие верблюды, потом — женщины. Бони знал одного верблюда, что становился прямо-таки диким, завидев вдали женскую юбку. А другой пускался в бегство, едва в поле зрения появлялся всадник.
— Джек Леввей рассказал мне, будто ты считаешь возможным, что учителя убили неумышленно, что это был несчастный случай. Он полагает, может, ты и прав.
— А разве ты сам не был на волосок от смерти? — спросил Бони
— Точно, Эд. Пуля пролетела так близко, что я слышал ее свист. Эх и вздул бы я того стрелка! — Нуггет рассмеялся, хотя Бони не видел никакой причины для смеха. —  Нельзя разрешать этим черным покупать ружья. И Ньютон того же мнения.

10

Добравшись снова до северного конца своего участка, Бони продолжил розыски. Что же все-таки это было — умышленное убийство или несчастный случай? Он остановился у ворот и выяснил, что отсюда до того места, где нашли застреленного Мэйдстоуна, местность между деревьев отлично просматривается. Ни колодец, ни озеро от ворот не были видны — с левой стороны, у подножия песчаного бархана, деревья стояли слишком плотно. Он прошел от ворот дальше к северу и через сотню метров убедился, что колышки на том месте, где был найден труп, отсюда видны еще лучше. И озеро с этого места тоже просматривалось.

Если предположить, что Мэйдстоун возвращался к своему лагерю, то не заметить учителя отсюда стрелку было бы просто невозможно. Даже если его внимание поглощено стадом кенгуру. А вот стоя у ворот и целясь в кенгуру меж деревьев, проглядеть Мэйдстоуна стрелок вполне мог. Увидел кенгуру, просунул ствол сквозь сетку, тщательно прицелился и спустил курок. Времени было в обрез, потому что кенгуру скачут быстро, вот и угодил ненароком в незамеченного учителя. Бони пришел к заключению, что несчастный случай в таких условиях не только вполне возможен, но, пожалуй, даже и вполне вероятен.

В день, когда Каланча-Кент обычно вручал управляющему Лейк-Фроум-Стейшн свой список заказов, фэнсер встретился с Бони. Еще издали он приветствовал его громкими криками. Первым делом Бони преподнес ему кружку свежезаваренного чая, а затем они вместе со своими верблюдами отправились к озеру. Каланча с любопытством расспрашивал Бони о новом приблудившемся верблюде, и Бони дал ему то же объяснение, что и Нуггету. Они напоили животных, наполнили водой канистры и выкупались сами. Когда они снова вернулись в лагерь и уютно расположились у костра, солнце уже зашло.

Обоим мужчинам было о чем поговорить. Сперва Бони рассказал о своей встрече с Леввеем, а потом — и с Нуггетом. Едва дождавшись своей очереди, Каланча в нескольких словах сообщил кое-что о своей работе у Изгороди, а затем долго и обстоятельно живописал, как игуана сперла у него остатки холодной тушенки из котелка, оставленного им по рассеянности открытым.

На небе сияли яркие звезды. Тихонько бренчали колокольчики пасущихся верблюдов. Бони осторожно перешел к наиболее интересовавшим его вопросам.
— Скажи-ка, Каланча, не доводилось тебе когда-нибудь стрелять здесь через сетку в кенгуру?
— Что-то не припомню. А что?
— Может, в то время, когда застрелили Мэйдстоуна...
— Не думаю. Нет, совершенно определенно — нет. На что ты, собственно, намекаешь?
— Да нет, просто так спросил. А чем ты занимаешься по вечерам, перед тем как лечь спать?
— Веду разговоры с самим собой, пеку лепешки, готовлю тушенку на завтрак, ну и еще что-нибудь делаю, что придется.
— Значит, то же делаешь, что и я. Разве что разговаривать с самим собой я пока еще не научился. Но ничего, поработаю у Изгороди подольше, наверное, тоже научусь. Я тут основательно все осмотрел и много думал о деле Мэйдстоуна. Я полагаю, это просто несчастный случай. Но как это доказать? Мне бы очень этого хотелось. Что ни говори, все-таки какое-то разнообразие в нашей монотонной работе.

Каланча немного поразмышлял, потом осторожно согласился, что заниматься такого рода проблемой после дневных трудов, конечно, можно. Почему бы и нет?
Бони тем временем свернул сигарету, вынул из костра тлеющий прутик и закурил.
— От ворот видны деревянные колышки, отмечающие место, где нашли Мэйдстоуна, — сказал он, выпустив струйку дыма. — Значит, он оказался там, возвращаясь в свои лагерь. Предположим, что по ту сторону ворот как раз в этот момент появился отличный, жирный кенгуру. Человеку с винчестером хотелось мяса, и желание подстрелить кенгуру было столь неудержимо, что на Мэйдстоуна он просто не обратил внимания. Он стрельнул по кенгуру, промахнулся и вместо того угодил в учителя.
— Могло быть и так, — кивнул Каланча. Его писклявый голос от волнения стал еще звонче. — Насколько я знаю, полиция о такой возможности вообще не заикалась. Но могло же это быть, Эд! Никто до сих пор до этого не додумался. Ведь мотива-то для убийства нет. Мэйдстоун в нашей округе был всем чужой, значит, и врагов у него здесь не было. Да, Эд, не исключено, что ты со своими предположениями попал в самую точку.
— Мне думается, полицейские допустили при розысках слишком много просчетов, — проворчал Бони. — Начать с того, что они перепутали даты и, потом, не пустили ни одного трекера искать следы по эту сторону Изгороди. А ведь можно предположить, что здесь было несколько або из тех, что живут в Квинамби. Допустим, что один из них стрелял сквозь Изгородь, промахнулся и попал невзначай в Мэйдстоуна. Не объясняет ли это, почему следопыты не нашли ничего до наступления бури? Вот будь ты, скажем, тем або с ружьем — что бы ты сделал?
— Смылся бы побыстрее, вот что, — не задумываясь, ответил Каланча.
— И не попытался бы даже перелезть и посмотреть, не ранил ли ты человека или, того хуже, убил?
— Я понаблюдал бы с этой стороны, движется он или нет, а потом бы рванул наутек. Поступил бы точно так же, как або. А потом, почему бы не принять во внимание, что трекеры не могли найти никаких следов, потому что все следы затоптало проходившее вдоль Изгороди стадо? Я со своими верблюдами был на озере. Так ведь и мои следы тоже были стерты.
— Ты полагаешь, что быки пили на том же месте, где мы поим наших верблюдов?
— Примерно отсюда они удалились от Изгороди и двинулись к озеру. Практически тем же путем, что ходим и мы. Кроме того, было темно, и угонщики, конечно же, не видели ни мэйдстоунского лагеря, ни самого учителя, живого или уже мертвого.
— Мне кажется, мы с тобой немного не понимаем друг друга, — осторожно сказал Бони. — Я думаю, что ты ошибаешься в датах.
— Как это?
— Давай рассуждать так, Каланча: Мэйдстоун выехал из Квинамби, с центральной усадьбы, восьмого июня после обеда. Джонс полагает, что учитель сразу же направился к центральной усадьбе Лейк-Фроум-Стейшн. А он вместо того переночевал у «Колодца 9», а на следующий день поехал дальше, к «Колодцу 10», чтобы остаться там на ночь. В ночь с девятого на десятое мимо тебя по ту сторону Изгороди прошло стадо, и, как ты говоришь, это стадо свернуло здесь к озеру. Допустим, угонщики не увидели костер Мэйдстоуна. Тогда мы должны предположить, что он уже погас. Итак, в ночь на десятое июня Мэйдстоун лежал неподалеку от «Колодца 10», рядом с остывшим костром, а угонщики гнали стадо к озеру. Теперь о человеке с винчестером. Если наша версия о несчастном случае верна, он должен был находиться у ворот, когда Мэйдстоун возвращался от озера с котелком — то есть до того, как стадо затоптало его следы. Так ведь?
— Должно быть, так, — пробормотал Каланча и вынужден был тут же сознаться, что соврал, утверждая, будто ночевал у Десятимильной точки, когда мимо угонщики гнали скот.
— Не у Десятимильной, а у Пятимильной точки был я в ту ночь, — сокрушенно качая головой, проговорил он. — Ну, да ладно, а вот, хотелось бы мне знать, не собирался ли, часом, этот або с ружьем встретиться с угонщиками?
— Возможно, Каланча, но очень маловероятно. Ведь подстрели он по ошибке Мэйдстоуна, он бы тотчас возвратился к своим и сообщил о происшествии Мозесу или Чарли Бесноватому. Итак, мы снова приходим к выводу, что здесь скорее всего несчастный случай.
Каланча-Кент кивнул, достал из кармана трубку и набил ее сигаретным табаком.
— Ты, похоже, парень образованный, — утвердительно сказал он. — Так все аккуратно по полочкам разложил.
— Слишком аккуратно, Каланча. Мне не хотелось бы, чтобы ты болтал об этом с Ньютоном, Леввеем или еще с кем. Пускай полиция сама до этого докопается. В конце концов, им за это деньги платят. А потом, какого дьявола нам вмешиваться в это дело с угоном скота? Ни к чему нам это, верно?
— Ни в коем случае, Эд!
— Ты ведь только с Ньютоном об угонщиках-то говорил, и он заверил, что никому ни слова не скажет. Обещал по крайней мере, что не впутает тебя ни в какую историю.

«А ты, оказывается, вовсе не так уж глуп, дружище», — подумал Бони, когда Каланча спросил его, откуда он знает, что Мэйдстоун ночевал у «Колодца 9». Бони ответил, что хотел набрать воды и случайно обнаружил остатки большого костра. На этом же месте валялся пустой спичечный коробок, в Квинамби таких не было — там продавали спички другой фирмы.
— Не найди я этого коробка, можно было бы с таким же успехом предположить, что это старый костер Нуггета, — пояснил он. — Но помни, что это я только тебе говорю.
— Можешь на меня положиться, Эд. Надо же, как ты классно все продумал. Тебе бы в сыщики! Один мой кузен был в Мельбурне полицейским. До сержанта дослужился. Очень большие способности к этому делу имел.

Покуда Каланча рассказывал о своем кузене, Бони задумчиво разглядывал тощего парня. Он до сих пор так и не составил определенного мнения об этом чудаке, однако теперь многое виделось ему значительно яснее. Каланча давал разноречивые показания о месте ночевки в ночь на десятое июня. Видимо, чтобы запутать историю с угнанным скотом, не желая иметь дело с угонщиками.

Теперь ситуация прояснилась, известные факты выстроились в логическую взаимосвязь. Мэйдстоун добрался девятого июня до «Колодца 10» и решил ночью пофотографировать на озере. Каланча-Кент ночевал в пяти милях севернее ворот, а не в двух или даже в десяти милях, как говорил раньше. Около двух часов ночи, когда костер Каланчи уже погас, угонщики гнали мимо его лагеря стадо быков. Скоту надо было пройти пять миль до ворот и еще милю до озера. В шести милях южнее ворот останавливался Нуггет со своими людьми — если, конечно, верить Нуггету.

Это был очень большой вопрос — можно ли верить Нуггету? Выяснив, где находился в ту важнейшую для следствия ночь Каланча, инспектор теперь должен был решить — верить словам Нуггета или нет.

До сих пор дело выглядело так, будто речь идет о немотивированном преступлении. Поэтому и возникло большое искушение свести все к несчастному случаю на охоте. Бони знал, что случаи, когда в буше человека по ошибке принимали за кенгуру — особенно при плохой видимости, — не так уж редки. Даже на коллективной охоте, где каждый опасается, как бы не угодить в компаньона, случались такие досадные ошибки. А ведь здесь-то человека встретить никто, конечно, и не рассчитывал. Но попробуй угадай, кто этот незадачливый стрелок? Подозреваемых-то практически нет. А если все же умышленное убийство? Да нет! Учитель был всем здесь чужой, и ни у кого из тех немногих, что находились поблизости, убивать его не было никакой объяснимой причины. Может, угонщики скота? Нет, совершенно невероятно. Они-то как раз постарались бы этого избежать: привлекать к себе внимание совсем не в их интересах. Их операции должны выполняться тайно и быстро, как ночное ограбление банка.

Угонщики точно знали, что без помех могут добраться до «Колодца 10», а оттуда — к месту, где никакому фэнсеру быков уже не увидеть. Леввей должен был в тот день ехать в Квинамби, однако сказал Каланче, что не поедет, потому что собирается поработать немного западнее центральной усадьбы. Итак, получается, что он со своими людьми находился далеко от Изгороди, возле которой гнали похищенный скот. Расстояние это составляло примерно девяносто миль. Но ведь кто-то должен же был известить угонщиков, что в эту ночь воздух чист. Прежде всего об этом знал Каланча и, без сомнения, управляющий Квинамби, а кроме того, еще и Чарли Бесноватый, и вождь, и, наконец, Нуггет и его орава...

Мистер Кент закончил жизнеописание своего кузена, встал и налил воды в котелок, чтобы приготовить чай. Бони встряхнулся — слишком глубоко погрузился он в раздумья.
— Слушай, а ты не ведешь случайно дневник? — спросил он. — Как же ты узнаешь, когда подходит время ожидать здесь Леввея, чтобы вручить ему список заказов?
— Ну, это очень просто, Эд. Я читал как-то про одного человека, у которого не было календаря. Он обходился палкой, насекая на ней каждый день зарубку. Вот и я каждый вечер, перед тем как лечь спать, делаю зарубку на палке. Начинаю я всегда с того дня, как ухожу отсюда. Дважды забывал, и тогда мне приходилось самому топать в Квинамби за харчами.
— Значит, ты ходил по тропке, что идет мимо «Колодца 9». А далеко от этой тропки до «Колодца 6»?
— Когда находишься примерно в четырех милях от центральной усадьбы, отойди от тропы в сторону на семь миль — вот тебе и «Колодец 6».
— Ты уже бывал там? — продолжал допытываться Бони.
— Нет, не случалось как-то. А потом, там в основном кучкуются черные.
— Не знаешь, давно уже у Нуггета его «саваж»?
— Да вроде бы он купил его у разносчика, когда тот в последний раз приезжал в Квинамби. Дай-ка сообразить... Да, точно, примерно за месяц до убийства это было. А до того у него был винчестер, как и у меня.

Закипел чай. Бони и Каланча поужинали, расстелили одеяла и улеглись спать. А на следующее утро Бони возобновил разговор о ружье Нуггета.
— А куда Нуггет девал свой винчестер?
— Черт его знает, Эд. Возможно, продал черным. Они же со всеми ведут торговлю. Ей-Богу, смех один с этими або. Хлебом их не корми, дай только купить-продать что ни попадя. Купит штаны, а через неделю ходит уже в других. Точно так же и с ружьями. Купит кто себе ружье, а все остальные ребята пляшут вокруг него, пострелять просят.
— И один из них, значит, едва не уложил Нуггета?
— Да, чуть-чуть не поймал он тогда пулю в живот. Страшенно разволновался.
— Когда это было-то?
— Да незадолго до того, как Нуггет купил «саваж».
— А тебе не кажется, что Нуггет поостерегся бы после этого продавать черным винчестер? Не помню, Ньютон мне, что ли, рассказывал, как Нуггет слезно жаловался ему. «Вообще бы, — говорил, — надо запретить продавать черным оружие».
— Тогда у Нуггета винчестер вроде бы еще был. Но за точность я, как говорится, не ручаюсь. Дай-ка я заварю чай. Ну вот. А может, он отдал ружье Мэри. Я не знаю, известно ли тебе, что Мэри — сестра его жены. Красивая лубра, лет двадцати пяти. Случись мне встретиться с ней один на один, уж она бы у меня не увернулась.
— Она, чего доброго, и пристрелить тебя может.
— А то нет! Говорят, стреляет без промаха. — Каланча поразмыслил немного, потом рассмеялся: — И все же я бы рискнул! О, слышишь, мотор тарахтит? Похоже, Джек Леввей едет.

Грузовик из Лейк-Фроум-Стейшн проскочил через ворота и остановился в нескольких ярдах от лагеря. Каланча протянул Леввею список. Управляющий кивнул Бони.  В кузове сидели три аборигена. Они не произнесли ни слова, но, пока машина не вырулила на тропу, ведущую в Квинамби, смотрели на Бони во все глаза.

11

До вечера было еще далеко, как вдруг как-то странно помрачнело. Уже несколько дней на небе не было ни облачка. Бони решил было, что нахонец-то надвинулись тучи, и взглянул вверх. Однако солнце сияло как и прежде. И все же дневной свет заметно потускнел. Оттого, может быть, что открытая, поросшая голубоватым кустарником местность сменилась унылой серой равниной, покрытой высохшей травой, из которой лишь кое-где торчали пропыленные деревца.

Бони шагал вдоль Изгороди, ведя в поводу верблюда-вожака. Мирно побрякивал колокольчик на шее замыкающего животного. День был как день, местность знакомая, ничего экстренного не намечалось. Один из столбов следовало заменить, и Бони уложил верблюдов на колени. Он срубил мульговое дерево, освободил трухлявый столб от проволочной сетки, вытесал новый столб, вбил на место прежнего и закрепил на нем сетку и обе нитки колючей проволоки. На все ушло полчаса.

Покончив с работой, Бони прислонился спиной к горбу Кошмара и свернул сигарету. Солнце сияло как и прежде, и все же казалось, что день какой-то слегка притушенный. Весь мир погрузился в реденькие сумерки, однако тени прочерчивались, как всегда, резко.

Занятый думами, Бони не спеша курил сигарету. Похоже, причина непонятных сумерек средь бела дня — в нем самом. Депрессия — вот что это такое. А может, и желудок дает о себе знать. Хотя до сих пор соленую колодезную воду он воспринимал вроде бы вполне удовлетворительно. Так или иначе, но психологический кризис здесь налицо, это уж точно.

Он продолжил свой обход, автоматически оглядывая тянущуюся мимо бесконечную Изгородь. Снова и снова задавал он себе один и тот же вопрос: уж не аборигены ли пошли в атаку? Где-то на гигантской этой территории, где на одного жителя приходится десять, а то и более квадратных миль, сидит на корточках у маленького костерка человек. А может, даже и не один, а двое-трое черных. Старики глядя на которых и не подумаешь, что они все еще активно участвуют в управлении племенем. Этим людям ведомы секреты, доставшиеся им по наследству от тысяч предыдущих поколений. Они обладают способностями, которые из страха перед законами белых и по собственной лености до поры до времени держат втуне.

Когда Бони прибыл в Квинамби и к Изгороди, аборигены вели себя совершенно спокойно. Однако теперь он распустил через Ньютона слух, будто он — Бони — на самом деле вовсе и не фэнсер, а сотрудник уголовной полиции. И этим всполошил черных. Они спорили несколько дней и ночей и наконец пришли к заключению, что от метиса необходимо отделаться. Ибо они хранят тайну, которую он раскрыть не должен.

Что могут говорить о нем старики у костра? Как оценивают они ситуацию? Этот метис живет как белый и кормится случайной работой на фермах. Так, по крайней мере, кажется. Говорят, правда, будто он полицейский, но доказательств тому нет. Поэтому силу применять здесь не следует, а вот попытаться пустить в ход искусство внушения, пожалуй, стоило.

Так вот и сидели они на корточках у костерка, объединяя свои силы внушения, чтобы лишить Бони душевного равновесия. Первым делом они попытались усыпить его, как поступает всякий гипнотизер, чтобы сделать пациента восприимчивым к его приказам.
 
Заподозрив, что странное недомогание объясняется отнюдь не употреблением колодезной воды, Бони уверился в том, что черные с помощью телепатии начали свою первую осторожную атаку. А это уже доказательство, что аборигены что-то скрывают и это что-то определенно связано каким-то образом со смертью Мэйдстоуна. Нельзя не учитывать и другую причину, хотя и очень слабую: может, Нуттета просто не устраивал перевод с «его» участка Изгороди на другой, и он попросил свое племя что-нибудь предпринять. Одно не вызывало сомнений — Бони был метис, и хотя в нем смешались пополам черная и белая кровь, наследство, полученное от черных предков, было все же сильнее, чем доставшееся от белого отца. Поэтому для або он представлял собой более легкую жертву, чем белый человек.

Бони знал, что это был страх, который может убить. Несмотря на все врачебное искусство, множество людей умирает от чистого страха. Давно ведь известно, что между психическими заболеваниями и душевной дискомфортностью существует определенная взаимозависимость. Он знал также, что передача мыслей — не фантазия. Было доказано, что телепатическая передача возможна даже на большие расстояния.

Бони ясно понимал: наследство черной расы в нем доминирует, а предания або гласят, будто человек должен умереть, если направить на него колдовскую косточку. Здесь дело не только в суевериях, как у белых, страх как переживающих, если черная кошка перебежит дорогу, потому что родители с детства говорили им, что это сулит несчастье. Бони и прежде страдал уже от конфликта между интеллектом и эмоциями. Однажды он тяжело заболел. Тогда на него направили целых пять колдовских косточек да еще в придачу орлиные когти. Это была месть племени кальхутов — всего лишь за то, что он разыскивал убийцу человека, причинившего вред кое-кому из их племени. Одно лишь редкостное стечение счастливых обстоятельств спасло его в тот раз. А теперь, значит, снова? Нет, воля к жизни в нем сильна, и просто так его не возьмешь. Впустую стараются черные волхвы добывать чародейный порошок, отворяющий тело, чтобы в него могло проникнуть исходящее из колдовской косточки волшебство. И все же депрессия с усталостью — начальные стадии колдовства с косточкой — могут изрядно помешать его розыскам.

Правда, у него было и преимущество. Аборигены отлично знали, что смерть человека здесь, в буше, неминуемо вызовет полицейское расследование и, чего доброго, может грозить им даже процессом по обвинению в убийстве. Тут следовало все очень точно взвесить и лишь после многодневного обсуждения у костра решить, доставать или не доставать один из священных камней Мауиа. Эти камни обладают волшебной силой, и их тщательно прячут. Камень надо скрести, пока не наберется достаточно пыли, которой можно бы посыпать спящего инспектора Бонапарта.

«У меня остается лишь один выход! — думал Бони. — Я должен немедленно пресечь акцию аборигенов. В жизни много всякого, но одно-то уж я твердо усвоил: опасности надо смотреть в глаза!»
Он посидел немного, глубоко уйдя в свои думы. Ему вспомнилось вдруг, что в день отъезда из дома он совсем упустил из виду кое-что. Бони открыл свой потертый чемодан и ощупал карманы спортивной куртки, что была на нем, когда он прибыл в Квинамби.

Инспектору потребовалось на это всего несколько минут, потом он оседлал Рози и отправился в Квинамби. Это была долгая, утомительная скачка, поскольку место расположения лагеря аборигенов он точно не знал. Наводить справки в центральной усадьбе ему не хотелось: незачем настораживать або раньше времени. Важно было приехать до рассвета, а это вдвойне затрудняло поиск лагеря. Да и отыскав его, все равно пришлось бы искать Старого Мозеса и знахаря, ибо Бони не сомневался, что оба они — главные закоперщики направленных против него козней.
 
Бони обогнул центральную усадьбу и поехал дальше, пока не достиг тропы, которой пользовались работающие на ферме аборигены, и поскакал вдоль нее, держась, однако, на некотором удалении. Наконец он добрался до скопления примитивных, сооруженных из древесной коры и оцинкованной жести хижин. Это, надо полагать, и был аборигенский лагерь.

В небе сияла полная луна. Кроме нескольких страдающих бессоницей собак, ничто не нарушало ночной покой. Бони остановился и огляделся. Чуть поодаль темнела стайка мульговых деревьев — то, что ему и требовалось. Он подъехал, спешился и привязал Рози к одному из стволов. Позади лагеря громоздились скалы. Не иначе именно там и находилось тайное убежище знахаря и его помощников. Инспектор крадучись двинулся туда. Пройдя первую скальную гряду, он оказался на обрывистом берегу затерявшегося в скалах пересохшего ручья.

Бони осторожно двинулся дальше. Лунный свет был столь ярок, что он без труда мог обходить сухие ветки, не выдавая себя преждевременно громким треском. Ночь была холодная, но ладони его взмокли от пота. Он все еще никак не мог стряхнуть с себя страх — кровное наследие своих черных предков. Вдруг он остановился. Из-за скалы поднимался дым маленького костерка. Бони продолжал свой беззвучный путь, зорко вглядываясь в ночь и оставаясь невидимым для других.

Три аборигена сидели на корточках вокруг костра. Все трое были совершенно наги. Только на лодыжках у них болтались браслеты из птичьих перьев. Черные тела або лоснились в зареве костра.

Они отрешенно уставились на пламя. Один из них — Бони предположил, что это знахарь Чарли, — скреб небольшой камень и собирал сыплющуюся с него пыль на кусочек древесной коры. На фоне костра четко просматривались три черных, неподвижных, словно высеченных из камня лица. Бони едва осмеливался дышать. Он показался себе вдруг маленьким и беспомощным: ему довелось одновременно стать и объектом, и свидетелем древнейшей церемонии, постичь же ее суть ни ему, ни белым, на которых он работал и среди которых жил, было не дано.

План, с которым он спешил сюда, показался вдруг ему мальчишеским, вздорным, но менять его Бона все же не хотелось — он во что бы то ни стало должен нарушить это телепатическое действо, должен — без оглядки на последствия — показать кукиш всей их церемонии. У Бони было ощущение, будто все его суставы налились свинцом, и двигаться он мог лишь огромным напряжением воли. Он молча шел дальше, пока в каких-нибудь пяти ярдах от костра не обнаружил большой камень, за которым и притаился.

Трое сидящих, как в трансе, вокруг костра аборигенов ни на что вокруг не реагировали. Бони вытащил из кармана маленький пакетик и швырнул его через головы черных прямо в костер. Тройка аборигенов испуганно вскочила. И тут грянул поистине пушечный гром, разметавший горящие сучья во все стороны. Это было уж слишком! Страх перед духами тьмы, которых они сами только что заклинали, неистребимо сидел в сердцах аборигенов. В паническом испуге они мигом ударились в бегство.

Бони сразу ощутил, Как нервное напряжение, от которого он так страдал, будто ветром сдуло. Пакетик с зарядом для фейерверка, что он обещал своему младшему сыну, да так и позабыл отдать, разметал по всем ветрам всех злых духов вместе с остатками костра. Шутка сняла все чары. Теперь никакая колдовская косточка не страшна, теперь Бони снова чувствовал себя надежно защищенным от всякой чертовщины. И наплевать ему теперь, видит его кто или нет. Бони, не таясь, вернулся к Рози и поскакал обратно, к своему лагерю.

Окончание следует

Артур У.Апфилд, австралийский писатель | Перевод Н.Вокам | Рисунок К.Янситова

Просмотров: 3509