Могила дракона

01 марта 1994 года, 00:00

Могила драконаМашина забирается все выше и выше. Юрты пастухов, покрытые толстым слоем войлока, становятся крохотными белыми точками — будто кто-то набросал конфетти на безбрежный зеленый ковер...

Со времен Чингисхана в этой стране изменилось немного, за исключением, разве что столицы Улан-Батора. Да и видавший виды «Антонов» монгольской авиакомпании, кажется, прилетел из далекого прошлого — левый мотор всю дорогу как-то странно покряхтывал, и все пассажиры волей-неволей обращались мыслями к вечному и ощущали себя явно не в своей тарелке. Салон не отапливался, и Уве Георге, немецкий журналист, отважившийся на столь далекую поездку в гости к динозаврам, оценил предусмотрительность монголов, вырядившихся в шубы посреди лета: на высоте было очень холодно!

Постепенно зеленая равнина нехотя уступает место великой центрально-азиатской пустыне — Гоби. В этом названии сконцентрировались многие тайны и фантазии нашего детства — экспедиции отважных путешественников, исчезнувшие караваны, табуны лошадей Пржевальского... И сегодня это по-прежнему огромное неисследованное пространство, достойное пера Ивана Ефремова, где возможно самое невероятное открытие.

Изысканные краски пустыни не способна, кажется, отразить никакая акварель — серые тона сменяются желтоватыми, появляются филигранные включения изумрудной зелени, а возле них — ржаво-красные проблески песка и пыли...

Местечко, куда держит путь экспедиция, а вместе с ней и Уве Георге, — Даланзадгад — несколько юрт и домишек на краю великой пустыни. Здесь, в богом забытом поселке, где температура летом доходит до 50 градусов, а зимой — до минус сорока и обитатели месяцами не выходят из домов, — здесь расположилась база комплексной научной экспедиции, цель которой — раскопки древних ящеров. Группа работает под руководством профессора Геро Хилльмера из Гамбургского университета, а организовал экспедицию Андреас Гур — представитель нового поколения охотников на драконов, превративших поиски и раскопки динозавров в выгодный бизнес, на деньги от которого можно организовать новые исследования. Рядом с немецким ученым — монгольские палеонтологи и препараторы, и прежде всего Цогбатор, директор Палеонтологического музея в Улан-Баторе.

Пока подходит транспорт — а груз едет на машинах из столицы, горючее — по железной дороге аж из Иркутска, — участники экспедиции знакомятся с пустыней. В июне здесь буйство зелени, цветут луки, огромное количество диких луков и зонтиков небесно-голубого цвета. Рядом с лагерем обитает стайка представителей одного из редчайших видов журавля, практически исчезнувшего в мире, он водится только здесь, в Гоби. И огромные стада диких лошадей — тоже только здесь...

Продвигаясь все дальше по краю пустыни, исследователи добрались до ступенчатых гор, откуда открывался ошеломляющий вид на покрытые глубокими ущельями и рытвинами песчаные формации, выветренные до такой степени, что они стали похожи на творения скульпторов-абстракционистов. Дикая местность называется Баян Дуаг «утесы-останцы», они сохранились с древнейших времен.

... Это случилось в 1922 году, когда сюда добралась экспедиция нью-йоркского музея естественной истории. Ее руководитель Рой Чепмэн Эндрю предположил, что именно здесь следует искать прародину человечества или, по крайней мере, место зарождения первых млекопитающих, — в те годы многие искали эти точки на земном шаре. Но в Баян Дуаге им попались на глаза совершенно другие кости...
 
Сцена, сохранившаяся на миллионы лет, — схватка двух динозавров (реконструкция Музея естественной истории в Улан-Баторе). В начале июня 1923 года Эндрю и его команда вернулись в Нью-Йорк. К тому времени они уже знали, что нашли. Исследования показали, что кости принадлежат некрупному, всего два метра длиной, «попугаеносо-му» динозавру протоцератопсу, жившему в верхнем меловом периоде, близко к границе вымирания этих существ. Позже еще два долгих сезона работала экспедиция в Баян Дуаге — буквально на костях ящеров. Выкопаны были останки более чем сотни особей протоцератопсов — нигде в мире не находили такое кладбище динозавров! Причем всех возрастов — от крошечного, только что вылупившегося детеныша до взрослых животных.

А потом фортуна улыбнулась еще раз. Участник экспедиции Дж.Олсон нашел три целых вытянутой формы яйца. Чьи они? По размерам вроде бы подходили этим животным, да и лежали в том же ущелье.

Исследователи забыли про кости и кинулись собирать яйца. Находили целые гнезда, в которых яйца через 70 миллионов лет лежали так, будто их только что снесли. И наконец удача: в одном яйце обнаружили филигранный скелетик эмбриона!

До 1930 года исследователи еще пять раз побывали в Гоби, причем последние два раза — только в китайской части пустыни, ибо советские власти не пустили их на прежнее место раскопок. И только в 1964 году польские и монгольские специалисты смогли продолжить начатое американцами.

... Наконец, опоздав всего на два дня, прибывает караван с имуществом. Теперь, когда есть вода, можно совершать дальние вылазки в пустыню. Юрты встречаются все реже, местность становится более дикой и негостеприимной. Кустики саксаула непонятно как держатся в почве — почвы-то в помине нет, всю выдуло ветром, — цепляются за одежду, не пускают в святая святых Гоби — к кладбищу ящеров. Однако здесь уже побывали спутники Уве Георге. Гур и Хилльмер велят разбить лагерь: год назад они нашли тут первого ящера. Теперь его надо умело укрыть, иначе ветер и песок не оставят от костей ничего.

Андреас Гур ведет Уве к месту находки. Рукой разгребает песок — открывается маленький костяной фрагмент черепа, клювик протоцератопса — часть верхней челюсти. А рядом — практически весь остальной скелет, правда, обызвествленный, но целый, целый! Он настолько хрупкий, что прикасаться можно только специальными инструментами. Каждый сантиметр костей обрабатывается отвердителем.

Цогбатор показывает рядом другое место — шурф, где он вместе с другими палеонтологами сделал одно из величайших открытий в истории «динозавроведения»: был обнаружен протоцератопс в совершенно необычной ситуации.

«Когда мы добрались до черепа, — вспоминает ученый, — то поняли, что в его клюве застряла нога другого ящера и сломала его. Мы стали расчищать дальше и не поверили своим глазам: под скелетом протоцератопса лежал другой скелет, принадлежавший иному виду — маленькому, очень подвижному, бегавшему на задних лапах, — велоцираптору!»

То, что нашли монгольские ученые, материализовало самые смелые фантазии, которые возникали когда-либо в головах людей по поводу борьбы за выживание древних ящеров. Оба зверя слились в смертельной схватке и погибли, очевидно, одновременно.

Немецкая палеонтологическая экспедиция, побывавшая в одной из самых загадочных пустынь мира, убедилась в том, что динозавры еще не раскрыли всех своих тайн...Скорее всего велоцираптор воровал чужие яйца и попался на грабеже гнезда. Сцена, сохранившаяся на миллионы лет, украсила сегодня экспозицию Музея естественной истории в Улан-Баторе.
Работа ученых привлекла соседей, немногочисленных обитателей юрт. Для них древние кости — магические знаки, неотъемлемая часть мифологии. Образы драконов из китайских и монгольских сказок навеяны именно этими останками гигантов...

Между тем Андреас очистил голову протоцератопса. Стали отчетливо видны жесткие защитные пластины с роговым выростом. Находка эта имеет не столько научное, сколько коммерческое значение: частные собрания еще не насыщены такими экспонатами, и коллекционеры отваливают за них кругленькие суммы. На эти деньги, говорит Андреас, мы приедем сюда еще раз.

Пока динозавр восстает из могилы благодаря стараниям палеонтологов, Хилльмер и коллеги обследуют окрестности. Оказывается, миллионы лет назад климат здесь был совершенно иным — об этом говорят остатки моллюсков, ракообразных, мангровых зарослей, встречающиеся повсюду, а погибли тут динозавры от неожиданно налетевшей дюны, завалившей ящеров тоннами песка...

Караван снова отправляется в путь. Неожиданно пустыня как бы подтверждает то, что уже проделала миллионы лет назад, — насылает на экспедицию странствующую дюну. Даже две — они соединяются буквально перед караваном, перекрывая дорогу. Приходится дожидаться утра и преодолевать неожиданно возникший перевал на рассвете, пока песок влажный.

Но вот наконец долгожданная цель экспедиции. С края плато все смотрят на бесчисленные лабиринты глубоких каньонов. Область называется Немегиту — это мечта многих палеонтологов. Там, где главное ущелье делится на три рукава, разбивают новый лагерь.

...Им казалось, что они попали в какой-то сказочный город. Эрозия превратила поверхность скал в балконы, фасады, окна, стены всех форм, цветов и оттенков. Торчащие прямо из стен и почвы кости динозавров придавали сюрреалистический оттенок и без того невероятной картине, напоминающей полотна Босха и Дали одновременно.

В 60 — 70-е годы русские и польские ученые нашли здесь целый зверинец — коллекцию доисторических монстров. Осадочные породы оказались буквально нашпигованы ископаемыми. В некоторых местах головы динозавров возвышались подобно аллегорическим фигурам на фасадах зданий. Ученые назвали это место «могилой дракона».

Ископаемые Немегиту — бесподобная иллюстрация наивысшего расцвета ящеров эпохи верхнего мела. Тогда древние рептилии занимали — как сейчас птицы и млекопитающие — все главные экологические ниши, все жизненное пространство. По одной из гипотез, Центральная Азия была колыбелью и для североамериканской фауны, туда, в Новый Свет, ее представители перебрались по узкому, существовавшему только короткое время, «мосту». Недаром фауна эры динозавров Азии и Северной Америки так схожи!

Сегодня в Немегиту больше не получить легкой добычи. Верхние слои уже расчищены, искать нужно глубже. Цогбатор использует свой метод поиска — в почву уходит зонд со счетчиком Гейгера на конце: оказывается, останки ящеров излучают радиацию, в небольших дозах, конечно, и по ней их можно обнаружить!

Экспедиция движется дальше на запад, туда, где не растет даже саксаул, он давно превратился в пыль. Рассказывает Уве Георге:
— Мы стоим на краю обрыва. Прямо под нами расстилается необозримое море тумана, горизонт неразличим. Но что это за туман в сухом климате? Бинокль позволяет разглядеть — это пыль! Мы достигли сердца Гоби, ее центральной части... У подножия выветренного «сфинкса» разворачиваем новый лагерь. Место выбрано не случайно: именно здесь пастухи, собиравшие по пустыне разбредшихся верблюдов, впервые наткнулись на неведомые им огромные кости. Кости дракона...

Холм неподалеку при ближайшем рассмотрении оказался последним прибежищем гигантского завропода. От кончика хвоста до носа колосс достигал 30 метров. Рядом покоилась добрая дюжина других завроподов и таброзавров — кузенов знаменитых тираннозавров реке.

Стало понятно, что силами маленькой экспедиции здесь не откопать и не законсервировать ни одного гиганта, для этого понадобились бы месяцы. Между тем влажность составляет тут всего несколько процентов, и это постоянно чувствовали губы и глотки всех участников экспедиции. Ежедневно они должны были выпивать минимум для выживания — восемь литров воды. Если умножить на десять и на количество дней... Пора было возвращаться...

... Как только солнце на западе погрузилось за черту дня и ночи — будто печку отключили. Всю ночь сидели они, наслаждаясь долгожданной прохладой и слушая нескончаемые рассказы Цогбатора, который провел не одну экспедицию за костями. Он вспомнил, как наткнулся на необычную находку — фрагмент лапы хищного ящера. Пальцы венчали когти полуметровой длины. Больше от него ничего не нашли, и потому «бестелесного» прозвали дейнохейрусом — «ужасноруким». Наверняка он питался гигантами, существами неповоротливыми и беззащитными.
Они надеются еще найти его тело. Это давняя мечта палеонтологов.

По материалам журнала «Geo» подготовил Н.Николаев

Рубрика: Глобус
Просмотров: 6980