В туманных лесах Фансипана

01 марта 1994 года, 00:00

В туманных лесах Фансипана

Шесть лет назад был создан Совместный российско-вьетнамский тропический центр. Маршруты проведенных им экспедиций уже протянулись в самые отдаленные уголки Вьетнама. Можно рассказать о мангровых зарослях в дельте реки Меконг и об исполинских диптерокарповых деревьях в Ма Да, что недалеко от Хошимина, и о влажных тропических лесах Буонлыоя, и о тропах слонов в Контяранге, что на плато Тайнгуен, и о многом, многом другом...

Но особенно памятна наша последняя экспедиция, которая состоялась в марте 1993 года. Мы побывали в высокогорном районе Шапы и Фансипана, куда стремятся ученые всего мира — териологи, изучающие млекопитающих, орнитологи, энтомологи, почвенные зоологи, ботаники и многие другие. Их привлекает сюда не только то, что это самый высокогорный ландшафтный район Вьетнама с самой высокой вершиной (гора Фансипан, 3143 метра), но и ряд его интереснейших природных особенностей. Надо сказать, что характерная черта Юго-Восточной и Восточной Азии необычайная «смешанность» как флоры, так и фауны; так вот именно в этом месте смешение палеарктических (Палеарктика (от греч. палео — древний и Арктика) — зоогеографическая область суши; занимает Европу, внетропическую Азию и Северную Африку) и индо-малайских элементов достигает наивысшего уровня. Кроме того, именно здесь особенно интересно проследить специфику адаптации животных к субтропическим высокогорным условиям и оценить роль горных экосистем в сохранении и регуляции водных ресурсов. Все это и побудило Тропический центр приступить к комплексным исследованиям Шапы и Фансипана.

Вообще задачи Тропического центра — как теоретические, так и практические — обширны. Вот некоторые из них: исследование тропической экологии, медицины и биотехнологии, изучение отдаленных последствий применения химических веществ, вопросы, связанные с тропикостойкостью различных изделий и материалов. Наша же лаборатория общей экологии занимается изучением тропических лесов, их флоры и фауны. Вот почему мы, к зависти всех «кабинетных» ученых, так часто выезжаем в экспедиции.

На рынке в Шапе всегда встретишь женщин из племени мео в национальных костюмах.Итак, наш путь начался в Ханое. Быстро миновав древний Ханой, въезжаем на мост Дружбы — гордость вьетнамцев, — построенный нашими специалистами. С моста открывается великолепный вид на реку Красную, одну из главных рек не только Вьетнама, но и всей Юго-Восточной Азии; река как бы уходит в туманную дымку, катит свои красноватые воды в Тонкинский залив. Долина реки Красной — одно из густонаселенных мест Вьетнама — важнейший район по производству риса и других сельскохозяйственных культур. Для всей долины характерен ландшафт изумрудно-зеленых рисовых чеков. Далее дорога поднимается выше, и в провинции Иенбай мы видим уже невысокие холмы с пальмовыми лесами. Холмы террасированы, заняты чайными плантациями и чеками риса. По дороге часто встречаются бамбуковые водопроводы, поднятые над шоссе, по ним жители отводят воду с гор к своим селениям и полям — вода здесь большая ценность, поэтому ее так тщательно собирают и берегут. Практически все склоны гор (исключая очень крутые) освоены человеком, так что образуется новый агроландшафт и, соответственно, резко меняются естественные флора и фауна. К Шапе подъезжаем поздно вечером, стоит плотный туман, двигаемся на малой скорости, чтобы не свалиться в ущелье. Туманы здесь частое явление, поэтому не случайно в этих горных районах тропические леса обычно называют «туманными». Неподалеку от Шапы разбиваем свой экспедиционный лагерь.

Не буду останавливаться на нашей будничной, кропотливой работе, чтобы не утомлять читателя терминами — «численность популяций», «флористический и фаунистический состав сообществ», «видовое разнообразие» и т.п. Материалов собрали много, в том числе и для проекта будущего заповедника «Фансипан». Расскажу о том, что меня поразило.

Из нашего лагеря открывался вид на вершину горы Фансипан. Она казалась нам грандиозной, даже не верилось, что на этой вершине растет карликовый бамбуковый лес, высотой всего в 20 сантиметров. А вблизи лагеря повсюду росли такие знакомые нам растения — щавель, подорожник, одуванчик, лапчатка, мятлик, клубника... Словно оказались мы в средней полосе России. Но самое удивительное было впереди, когда в тропическом лесу мы обнаружили «бороды» лишайников и мхов. Они висели на верхних ветвях, а с нижних свешивались тропические орхидеи и... брусника. Очевидно, существование здесь «наших» растений связано с резким падением температуры воздуха в зимние месяцы (октябрь — февраль) до —5° при средней температуре воздуха + 5°.

Были и огорчительные наблюдения. Работая в весьма отдаленном районе, мы зарегистрировали тот факт, что многие виды крупных млекопитающих (копытные и хищные) практически выпали из местных экосистем. А уменьшение «чутких» видов млекопитающих говорит о неблагополучии природной среды, свидетельствует о сильном антропогенном воздействии на нее.

Очень хочется написать несколько слов и о людях, живущих в этих дивных местах. Здесь обитают зао, мео (или хмонги), мыонги и другие племена. Прежде всего нас поразили их национальные одежды, так хорошо гармонирующие с местной природой и климатом. Ближе всего удалось познакомиться с племенем мео, так как работали мы как раз в том горном районе, где мео живут, обрабатывают на крутых склонах землю и охотятся.

В лесах Фансипана. Cвисающие с веток лишайники и тропические орхидеи — удивительное сочетание...Одеваются они во все черное: у мужчин черная рубашка и куцые черные штаны, а на голове — небольшая черная шапочка; у женщин — темная блузка, черные штаны до колен и гетры. Естественно, женщины не могут обойтись без украшений. Они носят в ушах большие серьги из алюминия с различными, искусно выгравированными рисунками, а на руках — несколько алюминиевых или серебряных браслетов; на шее обычно — цепочка с серебряными монетами (одной или несколькими) времен французского Индокитая — это традиционное украшение для различных горных племен Вьетнама; иногда цепочку заменяют красные или синие бусы. Прическу поддерживает черный матерчатый обруч. Все мео, как правило, носят обувь, которая у нас называется «вьетнамками», или вообще обходятся без обуви, даже в холодную туманную погоду с пронизывающие ветром. На спине у всех жителей — стариков и молодых, мужчин и женщин — большая овальная бамбуковая корзина, в которой переносят маниок, рис, бамбук, специи, зелень и другие продукты. Это, впрочем, тоже характерно для многих других народностей Вьетнама. Интересно, что мужчины мео до сих пор охотятся на диких животных фитильными ружьями прошлого века. Такое оружие имеет довольно экзотический вид: оно состоит из длинного (1,3 м) чугунного ствола, небольшого приклада с необычным курком и спусковым механизмом, как правило, закрытого от дождя и частых туманов куском шкуры горного козла — горала-сероу; именно такой мех, густой и длинный, хорошо защищает ружье в этих экстремальных условиях. Ружья завезены сюда из Китая более 100 лет назад, их встречал еще Н.М.Пржевальский у племен Тибетского нагорья.

Эти столь древние и не очень-то удобные ружья охотники-мео ни за что не хотят менять на современные, даже тогда, когда им предлагают большие деньги. Может быть, потому, что с таким оружием много животных, главным образом горалов-сероу, не настреляешь, то есть охотники как бы защищают свои угодья, поддерживают на определенном уровне численность популяции. И действительно, этот вид копытных весьма хорошо распространен в данной местности.

Работая в муссонных тропических лесах Фансипана, где так неожиданно и так приятно было услышать голос нашей пеночки-веснички, увидеть знакомые лишайники и бруснику, а проходя по открытым склонам лугов, вспугнуть вальдшнепа, я нередко думал о том, как едина вся наша природа и как нужно беречь ее «всем миром»

Г. Кузнецов | Фото автора

Рубрика: Глобус
Просмотров: 6337