Город под Пилатовой горой

01 декабря 1995 года, 00:00

Город под Пилатовой горой

В Швейцарии, как и в любой другой стране, есть свой город-символ. Это — Люцерн. Во всяком случае так считают сами швейцарцы. И название этого символа, в переводе с латыни, означает, «город, излучающий свет». Похоже, сама судьба уготовила этому городу завидную участь, в истории объединения разрозненных, уязвимых кантонов в единое, сплоченное, пусть небольшое, швейцарское государство.

Люцерн был основан в 1178 году на месте маленькой рыбацкой деревушки. Здесь еще в VIII веке поселились монахи-бенедиктинцы, принесшие свет христианской веры в эти дикие, тогда необжитые края. Когда же спустя время освоили великий Сен-Готардский торговый путь — а было это в ХIII веке, —Люцерн начал разрастаться как торговый и многоликий культурный центр. Сюда, точно кровеносные сосуды к сердцу, тянулись дороги из всех европейских государств. И вот, через пятьсот лет, Люцерн стал одним из главных и туристских, и перевалочных узлов в Европе. Так, например, в расписании движения гужевого транспорта от 1850 года упоминается, что во время поездки из Базеля в Милан — а она занимала не меньше трех дней, — путешественники только единожды останавливались на отдых в Люцерне. В 1845 году в городе была построена первая фешенебельная гостиница. Сегодня же их просто великое множество. «Короли здесь всегда чувствовали себя гостями, а гости — королями», — любят повторять жители Люцерна. А еще они говорят, что достаточно побывать только в Люцерне, чтобы увидеть всю Швейцарию. И это тоже так — мы в этом легко убедились, совершив короткую прогулку по Люцерну.

Из гостиницы вышли ранним утром, когда город, не знающий мертвых сезонов, буквально утопает в лучах солнечного света; и начали мы от печки — с самой что ни на есть древнейшей истории.

То, что было на месте нынешнего Люцерна в доисторические времена, можно с легкостью представить себе, оказавшись на территории Ледникового парка. Он расположен в холмистой северной части города, и это единственный в своем роде естественный парк в Европе. Он был оборудован в 1872 году и с тех пор считается одной из главных достопримечательностей Люцерна. Здесь прямо на поверхность выступают пласты древнейших скальных пород, изрытых выбоинами, пещерами и гротами.

Выйдя из Музея доисторического человека, панорама и экспонаты которого рисуют картины далекого прошлого обитателей здешних краев, мы пошли узкой улочкой, петляющей меж изящных готических домиков с остроконечными черепичными крышами, и вышли к другому, не менее впечатляющему сооружению. Его называют «Умирающий лев». Это — огромная фигура зверя, выбитая в отвесной скале: лев лежит, подмяв под себя щит и сломанное копье, пронзившее его насквозь, и, кажется, спит вечным сном. Грандиозный монумент был создан по проекту датского скульптора Торвальдсена в 1821 году в память о доблестных швейцарских гвардейцах, что погибли в 1792 году в Тюильри, защищая жизнь и честь французского короля Людовика XVI. Будучи однажды наездом в Люцерне и взглянув на могучее скальное изваяние, Марк Твен, с присущей ему живостью воображения, изрек: «Это, пожалуй, самая унылая и печальная скала на земле».

С зеленой террасы, где в скальной нище над искусственным бассейном «умирает лев», мы направились к собору святого Леодегара, названного так в честь покровителя города. Собственно, с этого священного места, обнесенного массивной каменной оградой, и ведет свою историю Люцерн. Именно здесь в 735 году бенедиктинские монахи основали свою обитель, вокруг которой спустя столетия вырос целый город. Однако в 1633 году это благословенное место постигла печальная участь: собор и пристройки сгорели в огне пожара, не пощадившего ничего, кроме двух-трех готических башен. Со временем храм был отстроен заново — но уже в стиле, характерном для эпохи ренессанса, и сегодня являет собой величавое зрелище. В усаженном благоухающими цветами внутреннем дворике вокруг собора стоят ряды гробниц, где покоится прах представителей старинных именитых люцернских родов.

С просторной площадки перед главным входом в собор, куда ведет широкая каменная лестница, открывается вид на Пилатову гору. Она расположена к юго-востоку от Люцерна и, подобно исполинскому стражу, высится над всем великолепием города. На Пилатову гору ведет подвесная канатная дорога, сооруженная в 1956 году. Чтобы добраться к подножию этой горы, нужно для начала перебраться на противоположный, левый, берег реки Рейс, которая протекает через Фирвальдштетское озеро и бурным потоком мчится дальше на север Швейцарии, где впадает в полноводную Ааре.

Через Рейс перекинуто несколько мостов, но два из них — старинные, и потому — особенно примечательные. Первый, крытый, называется Часовенным, или Капелльбрюкке. К нему мы подошли, миновав центральную часть старого города, через бывшую Винную площадь. Здесь некогда размещались богатые торговые ряды, а теперь стоит живописный Готический фонтан, украшенный фигурками средневековых рыцарей во главе со святым Маврикием, покровителем всех воителей.

Часовенный мост, воздвигнутый в XIV веке, считается своего рода визитной карточкой Люцерна. Над кровлей его, точно посередине, возвышается башня-часовня, встающая прямо из вод реки. А под кровлей, во всю длину, размещены 112 деревянных живописных полотен, на которых представлена не только история Люцерна, но и всей Швейцарии.

Впрочем, на левый берег Рейса можно попасть и по Мельничному мосту — он тоже крытый и расположен справа от Часовенного. К нему мы попадем, пройдя через так называемый Венецианский квартал, где многое напоминает Италию. Жилые дома и отели подступают прямо к воде; здесь же, у самой воды, обрываются и улочки. Над водой расположены небольшие крытые и открытые терраски и ресторанчики... В общем, создается впечатление, будто квартал этот встает из вод Рейса.

Мельничный мост был воздвигнут в XV веке. Это сооружение, подобно Часовенному мосту, тоже украшено живописными деревянными панно. Объединенные в одну серию, они имеют общее название — «Пляска смерти» — и представляют собой образную историю грехопадения человека и волнующую воображение картину страшного суда, ожидающего в конце жизни всякого грешника.

С середины Мельничного моста открывается прекрасный вид на монументальную Иезуитскую церковь, построенную во второй половине XVII века. Этот храм, строго убранный изнутри, и по сей день служит незыблемым оплотом католической веры, утвердившейся на берегах Фирвальдштетского озера в раннем средневековье...

Подъем на Пилатову гору по канатной дороге занимает минут пятьдесят, от силы час. Фуникулерная линия тянется вверх над склоном, поросшим густым альпийским ельником; мало-помалу редея, он вскоре уступает место альпийским лугам, где расположены угодья местных фермеров и пастбища. А вот повыше — вершина и рядом с нею — широкая смотровая площадка. На обеих ее концах гнездятся два отеля — «Кульм» и «Бельвю», круглый, похожий на панораму. В ночное время, когда в нем зажигаются огни, он напоминает огромную летающую тарелку. С высоты смотровой площадки открываются поистине грандиозные картины. Далеко на юге простираются покрытые снегом и ледниками сизые вершины Альп, через которые на сотни километров тянется знаменитый Сен-Готардский перевал. С другой, северной, стороны виден как будто лежащий на ладони Люцерн. Хорошо видно и озеро, и берега его, тающие вдали, сливающиеся с волнистой линией горизонта.

Фирвальдштетское озеро, или озеро Четырех лесных кантонов, действительно огромно и прекрасно. Куда ни поверни голову — всюду заливы, бухты, острова... Чтобы проплыть по Фирвальдштетскому озеру из конца в конец и вернуться в Люцерн, нужно часа четыре, а то и все пять.

На прогулку по озеру мы отправились на одном из экскурсионных колесных пароходиков, они швартовались у причала близ подножия Пилатовой горы, только с восточной стороны. Туда прямо с вершины вела уникальная зубчатая железная дорога, строившаяся не одно десятилетие — с 1840 по 1910 год. Дорога пролегала по склону под углом 70-80 градусов и, несмотря на головокружительную крутизну спуска, была совершенно безопасна. Говорили, что за всю историю существования дороги еще ни один вагончик, доставляющий людей на вершину и обратно, не сорвался с рельсов, которые, скорее, напоминают бесконечный корабельный трап, нежели обычную железнодорожную колею...

Берега озера, поначалу холмистые, по мере удаления от Люцерна становятся все круче и превращаются в высокие скальные отвесы. Вдоль этого водного пространства, словно бисер, раскиданы живописные деревушки и городки — они стоят здесь многие столетия. В один из таких чудо-городков, с названием Бруннен, любил приезжать на отдых Ханс Кристиан Андерсен. Великий сказочник, похоже, искал здесь не только покой, но и вдохновение.

Из этого Бруннена наш колесный пароходик, освещенный лучами закатного солнца, старательно спешил назад, чтобы успеть вернуться в Люцерн до того часа, когда на город сиреневой дымкой лягут сумерки. Потом наступит ночь, и Люцерн растворится в огнях — отелей, казино, ресторанов, уличных фонарей и не спящих окон... И так до самого рассвета.

И. Алчеев | Фото Ю.Маслякова

Просмотров: 5214