Старые дороги на Новый Свет

01 августа 1995 года, 00:00

Старые дороги на Новый Свет

До сих пор никто не знает, кто из европейцев попал на север Канады первым: ирландские ли монахи VI века или древние скандинавы. Официально известно, что в 1497 году посланный бристольскими купцами на поиски западного морского пути в Китай Джон Кабот доходил до острова Ньюфаундленд, а в 1498 году до Американского материка. В 1534 году французская экспедиция Жана Картье вошла в залив Святого Лаврентия. В следующем году она поднялась вверх по одноименной реке до района современного Монреаля. Это, так сказать, официальная история открытия Новой Земли. Но тот же Картье записал в судовой журнал встречу с французским рыболовным судном в Лабрадорской гавани. Это значит, что европейцы бывали здесь и раньше. Одну из бухт Картье назвал «бухтой Кита». Название не случайное, ибо здесь родился новый промысел — добыча китов. В Европе в то время возник большой «жировой бум». Китовый жир стал необходимым и дорогим товаром. Отважные баскские и бретонские китобои, как теперь выясняется, знали и осваивали эту землю и прибрежные воды, по крайней мере, с 1500 года.

Исследования освоения басками Америки начались с неожиданного открытия канадского историка Селмы Хаксли Баркхэм. В 1965 году она наткнулась в архиве на испанские документы XVI века, в которых указывалось на присутствие басков на Лабрадоре. Селма Баркхэм не умела читать по-испански. Но тема ее заинтересовала. Она устроилась на работу в Мексике, стала изучать испанский и вскоре овладела им настолько, что была готова засесть за исследования в испанских архивах столицы Страны Басков — Бильбао и древнего Бургоса. Десять лет архивной работы — и ей удалось выявить около дюжины неизвестных пристанищ басков-китобоев вдоль побережья Лабрадора. Для этого пришлось влезть с головой в старые баскские документы: завещания, судебные иски, закладные, страховки. Все разбросано по двадцати архивам. Десять лет жизни, зато работа сделана. И какая работа!

Канадское Королевское географическое общество так оценило труд доктора Баркхэм:
«Ее корабли наполнились реальными людьми: она знает почти всех владельцев баскских судов, капитанов и даже многих членов экипажа, число человек на борту, груз, количество убитых китов, и даже мечты капитанов о возвращении к Рождеству домой»...

Бокал из тончайшего стекла стоил очень дорого, и позволить себе такой в давние времена мог лишь человек со средствами — и вкусом.Прежде всего баскских рыбаков привлекли богатые треской воды Большой Ньюфаундлендской банки. Постепенно они перешли к охоте за огромными гренландскими китами. А это потребовало создания баз для их переработки. Корабли, загруженные ворванью, шли назад целый месяц.

Малейшая задержка в портах Лабрадора — и корабли могли вмерзнуть в лед, а команду ждала голодная зимовка на мерзлой арктической земле. Баскские моряки получали свою долю добычи жиром. Капитан получал тридцать баррелей жира, а матрос — пять.

В неудачные годы команда не получала почти ничего. И все-таки доходы были столь хороши, что сотни басков в поисках китов ежегодно стекались к Лабрадорскому побережью на промысел китов. Из двенадцати портов, упомянутых в испанских архивах, найдены уже десять. Самые первые располагались в районе Красной бухты на южном побережье полуострова Лабрадор. Здесь острова давали укрытие морякам от ветра, а с подветренной стороны они строили свои жиротопильни, бондарные мастерские и жилые помещения. Было их множество. Потому-то так много обломков красной черепицы находят канадцы на своих огородах.

Национальный музей Канады организовал комплексные археологические раскопки на земле и под водой. Восемь летних сезонов отработали археологи в районе Красной бухты. Ими было откопано несколько китобойных пристаней. На острове Садл найдено четыре жиротопильни, стены которых покрывало черное вещество — китовая ворвань. Ее перетапливали в жир в огромных медных котлах, их обломки нашли внутри жиротопилен.

Нашли и бондарные мастерские, где собирали и чинили бочки — «баррикас». Заготовки для них делали в Испании и Франции из дуба, который не растет на Лабрадоре, но единственный годится для лучших бочек. Их доставляли в разобранном виде, и детали размечал уже в Испании опытный бондарь, чтобы коллега за океаном мог быстро и правильно их собрать. Каждая бочка крепилась двадцатью ольховыми обручами, сшитыми ивовыми прутьями. Каждая вмещала по 55 галлонов жира. От мастерства бондаря и его помощников во многом зависел доход команды и . вообще успех операции.

Много нашли и личных вещей. Посуда, ножи, монеты, остатки кожаной обуви были раскопаны в местах жилых построек. Некоторые предметы указывали на то, что тут жили не только матросы и рабочие. К примеру, дорогие украшения или стеклянный стакан шести дюймов высотой. Когда его склеили, оказалось, что он весит всего три унции, а его хрупкие стенки — не толще яичной скорлупы.

Промысел в море и жизнь на берегу непросто давались баскам. В один из летних сезонов Селма Баркхэм и ее помощники наткнулись на кладбище, где нашли 125 мужских скелетов. Почти всем этим людям было от 20 до 40 лет. Голод и болезни не щадили ни молодых, ни старых. Многие также погибали во время опасной охоты на китов. Часть скелетов покрывал только небольшой слой дерна. Значит, трупы не были похоронены. Очевидно, корабли, задержавшиеся слишком долго, были скованы льдом, и люди оказались перед лицом голода и болезней. Они погибли, а обессилевшие спутники не смогли выкопать даже ямку и положили их на смерзшуюся землю. Сами же спутники, очевидно, тоже умерли в ожидании весны и паруса на горизонте.

Так подводные археологи поднимали каменный якорь баскского корабля.Кое-какие найденные вещи принадлежали, по-видимому, коренным жителям — индейцам ирокезам: сланцевые наконечники от гарпунов, каменные зубила, лук со стрелами, тюленьи позвонки, нанизанные на веревку, как бусы, между двумя тюленьими ребрами. Все это говорило о том, что индейцы посещали басков и, возможно, даже торговали с ними. А, может, они приходили только зимой, чтобы порыться в отбросах китобойной станции в поисках невиданных заморских вещиц.

Все найденное относится к XVI веку. Однако еще более убедительные доказательства промысловой деятельности басков ожидали исследователей в море, в холодных глубинах Красной бухты.

В 1977 году Селма Баркхэм предложила археологам Джеймсу Такку и Роберту Гренье провести подводные исследования в этой небольшой бухте. Под водой были обнаружены три баскских корабля. Самый большой из них — галеон «Сан-Хуан», как было известно, погиб в Красной бухте в 1565 году во время шторма.

Несмотря на размеры корабля и прекрасные мореходные качества, галеон не смог противостоять сильному северному ветру. Двигающийся к югу осенний шторм подхватил корабль, который стоял на якоре, оборвал канаты и вынес к берегу. Сначала галеон ударился о дно и сел на мель, затем от многочисленных ударов не выдержал киль и вскрылся правый борт. Морская вода ворвалась внутрь, и корабль нашел свою гибель на расстоянии тридцати ярдов от берега. Волей счастливого случая все, кто был на борту, добрались до берега.

Для владельца судна его гибель стала катастрофой. Хотя корабль не вез ни золота, ни драгоценностей, его груз стоил не меньше. В трюмах, в бочках из испанского дуба, было 55 000 галлонов китового жира. Его стоимость (по современной оценке) составляла 4-6 миллионов долларов.

Более 400 лет галеон лежал нетронутым в Красной бухте — его корпус отлично сохранился благодаря ледяным водам и донному илу. Аквалангисты обнаружили его летом 1978 года, в том самом месте, где, по определению Селмы Баркхэм, затонуло баскское китобойное судно. С командой аквалангистов из «Канадских парков», организации, ведующей и управляющей канадскими федеральными парками и историческими достопримечательностями, в воды Красной бухты опустились Роберт Гренье и Джеймс Такк.

Находки таких вещей показывают, что далеко не все баскские китобои были неотесанной темной деревенщиной.При первом же погружении аквалангисты подняли дубовую доску обшивки не местного происхождения: дуб, как уже говорилось, не растет по берегам Лабрадора. Но именно дуб был основным материалом у кораблестроителей-басков в XVI веке. Обнаружив остатки корпуса, аквалангисты стали медленно счищать ил с галеона. Корабль стал виден, как на чертеже. Он затонул на глубине 30 футов и лежал на правом боку под углом 20 градусов. Массы льда раздавили корпус по всей длине, разложив его на дне.

С самого начала стало очевидно, что «Сан-Хуан» был строго рабочим судном. Те, кто его строили, не тратили время на изысканную отделку, которую можно найти на других кораблях того времени, как, например, на английском корабле «Мери Роуз» или шведском корабле XVII века «Ваза». Эти-то были как бы морскими «кадиллаками» своей эпохи, но их было мало. По контрасту с ними «Сан-Хуан» и подобные корабли служили простыми грузовиками. Но они делали мировой бизнес. Такие рабочие лошадки, которые ходили на морских торговых путях XVI века, обычно назывались «нао» — «корабль», испанское название всех крупных судов; многие из них регистрировались в судостроительной документации как «галеоны».

В дальнейшем этот термин стал ассоциироваться с типом военного корабля XVI-XVII веков или крупным вооруженным торговым судном.

Несмотря на то, что «Сан-Хуан» не блещет роскошью отделки, на остатках его корпуса можно великолепно изучать методы кораблестроения. Сборные самостоятельные конструкции в середине корпуса делали его более крепким и выносливым и были новшеством, а могучий, вырезанный вручную киль свидетельствовал о тысячелетней традиции баскских кораблестроителей.

Остатки «Сан-Хуана» говорили, что это было трехмачтовое судно водоизмещением в 300 тонн и длиной около 90 футов. Для Роберта Гренье и других исследователей он стал удачной находкой, так как по археологическим понятиям его ценность огромна — это первое торговое судно XVI века, когда-либо найденное в Северной Америке.

Находки таких вещей показывают, что далеко не все баскские китобои были неотесанной темной деревенщиной.Однако дорогостоящий груз и вещи, принадлежавшие команде, отсутствовали. Документы Селмы Баркхэм дали ответ на этот вопрос: снабженец «Сан-Хуана» Хуан де Порту сумел спасти утварь корабля, оборудование и часть груза вскоре после шторма и в следующий сезон. Груз готового к отплытию в Европу корабля состоял из 1000 бочек китового жира. Возможно, чтобы достать бочки, Хуан де Порту открыл люки трюмов, и они сами всплыли, так как жир легче воды. Затем их отбуксировали к берегу по воде. Однако в нижних отсеках корабля аквалангисты все же нашли остатки 450 бочек, которые не смог спасти Порту. В кормовой части им попалось несколько бесценных экземпляров корабельной утвари: рамки из-под песочных часов, которые использовали для измерения скорости корабля в рифовых узлах, деревянный компас с крышкой и медным механизмом, нактоуз. Все это — первые подобные находки в Новом Свете.

Но человеческих останков не нашли, и это значит, что скорее всего команда во время разыгравшегося шторма находилась на берегу. Нескольким вахтенным удалось спастись. Все же одну жизнь кораблекрушение унесло. К счастью, не человеческую.

В нижней части корпуса, у киля, аквалангисты нашли плетеную корзину с остатками рыбьего скелета и еще какие-то кости, которые никто не смог опознать. Роберт Гренье послал эти кости Стефану Кумба, эксперту по фауне в Национальный музей естественных наук в Оттаве. Через неделю Стефан позвонил. «Роберт, — воскликнул он, — да ведь это самая первая черная крыса, когда-либо обнаруженная в Северной Америке! Наверное, она ела рыбу в корзине, когда ее застиг шторм, и она попала в западню». Вероятно, это единственная жертва «Сан-Хуана».

Крысы и другая подобная живность, которую привлекал запах китового жира, оставили следы своего присутствия на борту. На досках обшивки были видны следы зубов грызунов.
Еще аквалангисты нашли десятки тысяч тресковых костей, так что стало ясно, чем питались моряки.

Ледяные воды сохранили «Сан-Хуан» от разрушения. Они же задали аквалангистам трудную задачу — борьбу с холодом при погружениях. В лучшем из костюмов аквалангист выдерживал не больше часа. Проблему решил помощник Роберта Гренье Питер Вэдл приспособивший для обогрева аквалангиста систему шлангов с горячей водой. Она поступала по гибкому шлангу с центрального бойлера судна. Один из друзей Роберта Гренье баск Мануэль Изагирри, приехавший на летний сезон из северной Испании, чтобы поработать под водой в Красной бухте, сказал после первого же погружения:
— Роберт, такое впечатление, что погружаешься с красивой женщиной!

Костюмы позволили исследователям осмотреть и другие районы Красной бухты, там открыли останки двух малых кораблей. Оба — похожие по технике исполнения — принадлежали по типу к вельботам, известным своей скоростью и мореходными качествами. Дерево одного судна обуглилось: очевидно, на борту случился пожар. На втором судне аквалангистов ждала награда. Среди обломков нашли латунную астролябию, примитивную предшественницу секстана. Пользоваться ею мог только квалифицированный штурман. А это меняло представление о баскских китобоях, которых до того считали неотесанной деревенщиной.

После многолетних подводно-исследовательских работ на затонувшем корабле в Красной бухте аквалангисты ушли, а он так и остался лежать на дне. Подетальная разборка остатков корпуса под водой и последующий анализ позволили выяснить, что найден настоящий китобойный галеон, сохранивший все свои важные части. Руководствуясь тысячами рисунков, сделанных под водой, ученым удалось воссоздать точную модель корпуса до того, как он был раздавлен льдом.

Бесспорно, что находка баскского торгового корабля XVI века дала новые данные по ранней истории Канады. Если даже баски не были первыми, кто открыл Америку, они были одними из первых, кто регулярно стал туда плавать и заниматься промыслом.

Ведь для Европы XVI века китовый жир был важным товаром: шел на освещение, служил смазочным материалом, ценной добавкой в медикаменты, а также необходимым элементом в изготовлении мыла и дегтя. Нужда в жире была так велика, что бочка китового жира, привезенная в испанский порт, стоила пятую часть годового дохода корабельного плотника. А плотник в то время был один из самых высокооплачиваемых моряков. Новая Земля лежала на расстоянии двух тысяч миль от Испании — через Атлантический океан с сильными ветрами и течениями, штормами, длящимися полгода. Познания в навигации были невелики. Одна из старых лоций для достижения Нового Света от французского берега говорила просто: «Держись от Полярной Звезды вправо».

Одни галеоны возвращались домой с пустыми трюмами, другие вовсе не возвращались. Некоторые теряли груз и часть команды. В таких случаях спасенные требовали от владельца или поставщиков снаряжения компенсации. Один такой документ, хранившийся в испанском архиве, написан поставщиком снаряжения, который сопровождал свой галеон в шторм на пути из Лабрадора. Благополучно добравшись до дома, он предъявил претензии к страховой компании не только за нанесенный кораблю ущерб и потерю груза, но также за затраты на экспедицию и за корабельную икону, которая помогла ему спастись. К сожалению, ответ страховой компании потерян для истории.

Что остановило китовый бум в этих местах? Есть несколько вариантов ответов. Баски могли жестоко выбить поголовье лабрадорских китов, как они это сделали в XVIII веке с китами в водах Бискайского залива. Исследователи считают, что менее чем за полсотни лет баски истребили 1500 или более китов около Лабрадорского побережья. Однако есть и сведения, что постепенно китобойный промысел перестал быть таким прибыльным, как раньше, и потому угас.

Но, скорей всего, самый тяжелый удар по промыслу в Новой Земле нанесло событие, далекое от этого места: разгром английским флотом испанской Непобедимой Армады в 1688 году. Это гибельное событие захватило всю Испанию и — баскских моряков.

Даже если бы галеон «Сан-Хуан» и не погиб в шторм в Красной бухте, он был бы мобилизован в Армаду 23 года спустя и нашел бы безымянную могилу в Ла-Манше. С точки зрения истории вообще и истории Канады, в частности, очень удачно, что этого с ним не случилось...

По материалам журнала «National geographic» подготовил Б.Савостин

Просмотров: 7461