Белые пятна Мак-Кинли

01 сентября 2005 года, 00:00

Белые пятна Мак-Кинли

Мак-Кинли вызывает гордость. Американцы говорят: «Наша гора». Но это теперь, когда предел высоты Северной Америки стал известен и популярен во всем мире. Всего полтора века назад про заоблачную серебряную шапку знали лишь аборигены, которым она внушала суеверный ужас. Сегодня гора обрела славу. Каждый, кто проделал путь от ее подножия до вершины, может мысленно наградить себя необыкновенным знаком: «Я был на Мак-Кинли». Казалось бы, о Мак-Кинли известно все. Мы знаем имена самого молодого и самого пожилого победителей высоты, даты первой посадки самолета на ледники и первого восхождения на собачьих упряжках. Неясно лишь одно, самое главное — кто был первым покорителем легендарной вершины.

Пик президента

Мак-Кинли находится почти в самом центре Аляски, в середине могучего горного хребта. Первыми из белых людей еще в те времена, когда Аляска принадлежала России, ее увидели русские. Правитель Русской Америки, выдающийся мореплаватель и ученый Фердинанд Петрович Врангель, нанес пик на географическую карту. В 1896 году молодой золотоискатель Уильям Диккей сообщил миру о самой высокой горе Америки — более шести тысяч метров. Диккей предложил назвать ее в честь только что избранного президента США Уильяма Мак-Кинли. Теперь на заоблачный пик, находящийся рядом с Полярным кругом, предстояло подняться. В сентябре 1906 года сорокалетний полярный исследователь Фредерик Альберт Кук объявил о своей победе над высотой. Газеты на первых полосах цитировали его телеграмму: «Мы достигли вершины Мак-Кинли новым путем, с севера...» Но скоро за первой сенсацией последовала вторая — Кук обманул американцев, а гора Мак-Кинли так и осталась непокоренной.

В 1913 году восхождение на Мак-Кинли совершил Хадсон Стак, которого официально назвали «первым»В 1913 году преподобный Хадсон Стак совершил успешное восхождение на гору. Он-то и был назван официальным первооткрывателем. Следующая экспедиция, которая отправилась в путь в 1932-м, закончилась трагедией. Имена двух ее участников открыли мартиролог, который «гора-убийца» пополняет практически каждый год. Люди гибнут от адского холода и недостатка кислорода, падают в бездонные пропасти или трещины ледников.

В 2002-м состоялась уникальная российская экспедиция Матвея Шпаро: в составе команды из 11 человек было двое инвалидов в креслах, поставленных на лыжи.

Высший альпинистский пилотаж — подъем на Мак-Кинли зимой, когда температура падает ниже –60. Для известного японского путешественника Наоми Уэмуры этот путь стал последним. В январе 1998 года россияне Артур Тестов и Владимир Ананич достигли вершины пика и благополучно спустились вниз. На Аляске помнят имена этих и многих других отважных восходителей, а вот доктор Кук почти забыт. Между тем его тайна так и осталась неразгаданной. Побывал ли он на вершине Мак-Кинли? И если нет, то что заставило профессионального врача, опытного исследователя, прославленного путешественника, дорожащего своей репутацией, решиться на подлог?

Первые полярные уроки

Отцом родившегося в 1865 году Кука был немецкий врач Теодор Кох (позже он переделал фамилию на американский лад). Фредерик пошел по его стопам и после учебы в колледже стал практикующим врачом в Нью-Йорке. Однако в 1891 году его жизнь круто изменилась: он стал участником Северогренландской экспедиции Роберта Пири.

Первая порция славы досталась честолюбивому Пири именно в этой экспедиции — после знаменитого норвежца Нансена он стал вторым, кто пересек Гренландию. Но этого могло и не случиться, если бы не Кук. Еще на корабле по пути на север Пири сломал ногу и писал потом в дневнике: «Благодаря профессиональному искусству моего врача Кука мое полное выздоровление было быстро достигнуто... Тот факт, что менее чем через десять месяцев… я был способен предпринять и выполнить путешествие на лыжах в 1 200 миль без серьезных последствий, служит доказательством профессионального искусства доктора Кука». Так началась дружба Пири и Кука. И в определенном смысле первому действительно повезло со вторым, поскольку опытный, уверенный в себе врач в полярной экспедиции — большая удача.

В гренландской эпопее Кук не только врачевал. Он участвовал в лодочных и лыжных маршрутах. Ему были поручены контакты с эскимосами и научные этнографические работы. Молодой исследователь имел хорошую возможность учиться — и у аборигенов, и у товарищей по экспедиции. И он воспользовался этими возможностями сполна. Пройдут годы, и выяснится, что он свободно говорит по-эскимосски. Не случайно известный французский этнограф Жан Малори приводит такие слова гренландских аборигенов: «Доктор Кук правил собаками, как эскимос». Это очень высокая оценка — ведь общепризнано, что белый никогда не сравнится в искусстве управления псами с эскимосским каюром. Командору Пири предстояло выбрать спутников для беспримерного санного маршрута через северную Гренландию: «Многим покажется опасным, даже безумным, — писал он, — что два человека отправятся в эти неизвестные области, не имея другой надежды на безопасное возвращение, кроме своих ресурсов и здоровья… Доктор первым вызвался идти, за ним Джибсон и Аструп». В силу обстоятельств Кук не стал спутником Пири, зато ему была на два месяца доверена судьба лагеря экспедиции у Красной скалы, как называлось место зимовки.

Вернувшись домой, доктор Кук уже не мог долго обходиться без полярных просторов. В 1897 году он присоединился к экспедиции бельгийца Андриена де Жерлаша в Антарктику на судне «Бельжика». Капитаном был Жорж Лекуант, а старшим помощником — 25-летний Руал Амундсен, который к тому времени имел весьма скромный опыт двух арктических плаваний на китобойных суднах. Экспедиция состояла из 19 человек пяти различных национальностей. В январе 1898 года «Бельжика» вошла в холодные антарктические воды. В начале марта, когда летнее тепло в этих южных широтах уже иссякло, судно угодило в тиски ледяных полей. «Теперь весь экипаж корабля, — пишет Амундсен, — очутился перед возможностью зимовки здесь без соответствующей зимней одежды, без достаточного продовольствия для стольких людей… Перспективы были действительно угрожающие».

Два человека за время плавания погибли, двое сошли с ума. Все болели цингой, в том числе де Жерлаш и Лекуант. Последние были так плохи, что написали завещания. Руководство в этих отчаянных обстоятельствах перешло к Амундсену. Вспоминая трагические события, всемирно известный норвежец пишет: «За эти долгие тринадцать месяцев столь ужасного положения, находясь беспрерывно лицом к лицу с верною смертью, я ближе познакомился с доктором Куком… Он был единственным из всех нас никогда не терявшим мужества, всегда бодрым, полным надежды и всегда имел доброе слово для каждого… Мало того, что никогда не угасала в нем вера, но изобретательность и предприимчивость его не имели границ».

Фредерик Кук с дочерью Руф, в честь которой назван один из ледников Мак-КинлиКук на Аляске

В мире есть четыре полярные примы: Гренландия, Антарктида, Северный полюс и пик Мак-Кинли, и естественно, что следующим шагом в карьере Фредерика Кука стала вершина Североамериканского континента. Первая его попытка взойти на Мак-Кинли состоялась в 1903 году. Вершина не была взята, но отряд Кука, совершив чудеса смелости и настойчивости, своим маршрутом окольцевал гору. Путешествие Кука вокруг Мак-Кинли принесло исследователю новую славу. Роберт Пири прислал своему недавнему сотоварищу теплую телеграмму: «Поздравляю со сделанным на горе Мак-Кинли и весьма сожалею, что не удалось достичь вершины. Надеюсь, с другим снаряжением вы одолеете ее». Такие добрые пожелания вполне объяснимы: Кука уже знали, в него верили, им восхищались.

В 1906 году он организует вторую экспедицию на Мак-Кинли. Дороги к цели путешественники снова не нашли, однако «закрыли» своими исследованиями огромный район к югу от пика. Они вернулись на океанское побережье с твердым убеждением, что новые пути к вершине надо искать в неисследованных районах к северо-востоку от нее. Уменьшив группу с семи до трех человек, с присущей ему настойчивостью, несмотря на приближающиеся холода, Кук снова, в третий раз, двинулся в путь. Один из его спутников остался в верховьях реки Чулитны. А Кук и Эдуард Барилл направились вверх, продвигаясь к своей цели ежедневно с 8-го по 16 сентября. В 10.00 16 сентября, по версии Кука, он и Барилл взошли на гору, но уже через 20 минут сильнейший мороз заставил их начать спуск.

В мае 1907 года появилась статья Кука в журнале «Harper`s Monthly Magazine», который финансировал экспедицию. Альфред Брукс, директор Геологической службы США на Аляске, попросил Кука включить в его будущую книгу о восхождении главу по геологии района, а другая знаменитость, натуралист Чарлз Шелдон, поручил Куку включить в книгу его главу о маммологии и этнологии Аляски. В начале 1907 года Кук и Пири присутствовали на торжественном обеде, который ежегодно устраивало Национальное географическое общество. Глава Общества Грэм Белл, приветствуя почетных гостей, произнес: «Меня попросили сказать несколько слов о человеке, чье имя известно каждому из нас, — о Фредерике Куке, президенте Клуба исследователей. Здесь присутствует и другой человек, которого мы все рады приветствовать, — это покоритель арктических земель, командор Пири. Однако в лице доктора Кука мы имеем одного из немногих американцев, если не единственного, побывавших в обоих крайних районах земного шара — в Арктике и Антарктиде».

Роберт Пири по возвращении на базу после похода на Северный полюс. 1909 годУничтожить соперника

Теперь после Мак-Кинли Кук спешил заполучить приз века — Северный полюс. 7 июня 1907 года он отплыл из Нью-Йорка на судне «Джон Брэдли» и 21 апреля 1908 года стал первым человеком на Земле, кто на собаках покорил «Большой гвоздь» — так называли Северный полюс эскимосы. Об обратном пути Кука, который длился год без трех дней, российский ученый Владислав Корякин образно сказал: «наперегонки со смертью». Этот поединок Кук и его спутники, эскимосы Авела и Этукишук, выиграли. Гарри Уитни, богатый спортсмен из Нью-Йорка, находившийся тогда в Гренландии, так рассказал о встрече 18 апреля 1909 года с великим путешественником, возвратившимся с Северного полюса: «Я был уверен, что это доктор Кук, хотя никогда ранее не видел его. Трудно себе представить более ужасное зрелище. Все трое были крайне истощены и ужасно грязны. У доктора Кука, как и у эскимосов, волосы спускались до плеч».

1 сентября Кук добрался до телеграфа, и только тогда мир узнал о его победе. Прошло пять дней и — какое удивительное и роковое совпадение! — о взятии полюса 6 апреля 1909 года, то есть через год после Кука, возвестил Пири. То была пятая попытка 52-летнего арктического бойца достичь вершины планеты, и он уже давно считал Северный полюс своей собственностью. Одновременно с победной реляцией «владелец» Северного полюса обрушил на Кука грубую ругань, обвиняя во лжи: «Это блеф, что Кук побывал на полюсе, он просто морочит публику». Одному из друзей командор писал позже: «Я положил всю жизнь, чтобы совершить то, что казалось мне стоящим, ибо задача была ясной и многообещающей… И когда наконец я добился цели, какой-то поганый трусливый самозванец все испортил».

За спиной Пири стоял богатый и влиятельный Арктический клуб, который всячески поддерживал своего кумира. Кука стали топить всеми возможными способами. Как часть травли появилось и утверждение о том, что Кук придумал свое восхождение на Мак-Кинли. Цель была очевидна: опорочить жизнь Кука до того дня, когда он поставил свой заявочный столб на Северном полюсе, объявить, что и раньше он был мошенником. А раз так, то от него можно ждать чего угодно, в том числе кражи Северного полюса прямо из кармана непревзойденного Пири.

Однако сторонникам Роберта Пири в США и в других странах придется смириться с тем, что Кук был первым на вершине мира. Это доказывает его великолепная книга-отчет «Мое обретение полюса», которая в 1987 году была переведена на русский язык. Ведь путешественник открыл не только Северный полюс, но и окружающую его природу . Все удивительные описания Кука через десятилетия полностью подтвердились. Доктора можно обвинить в чем угодно, но только не в плагиате. Ибо, когда он создавал свою книгу-шедевр, заимствовать данные об арктических океанских льдах было просто неоткуда. Если бы исследователь шел к Северному полюсу сегодня, то все страницы ее могли бы полностью сохраниться. Это коренным образом меняет дело. Достоверность пребывания Кука на Северном полюсе становится сильным аргументом в пользу путешественника в его притязаниях на Мак-Кинли.

Но тогда, в начале ХХ века, у Пири было достаточно сил, чтобы уничтожить соперника. Уже 6 сентября 1909 года, на следующий день после прихода судна Пири в канадский порт Индиан-Харбор, газета «Нью-Йорк сан» опубликовала высказывания Фреда Принса, погонщика лошадей в экспедициях Кука на Мак-Кинли. Он заявил: нога Кука не ступала на вершину Мак-Кинли. Принс жаловался, что Кук обещал ему деньги, если он подтвердит описание восхождения, но так как Кук не заплатил ему, то он решил разоблачить обманщика. Показания, которые из далекого штата Монтана мгновенно попали в нью-йоркскую газету, удивительным образом совпали с прибытием Пири. Позже Принс написал Куку, что полностью его поддержит, если ему будет оплачена поездка в Нью-Йорк.

15 октября «Нью-Йорк таймс» печатает данное под присягой показание Эдуарда Барилла, напарника Кука в восхождении на Мак-Кинли. Барилл заявил, что он и Кук поднялись лишь на небольшую гору, не превышающую 2 500 метров и отстоящую от Мак-Кинли более чем на 36 километров. Он также клялся, что в свой дневник записал ложные сведения под диктовку Кука. Интересно, что совладельцем «Нью-Йорк таймс» был президент Арктического клуба Пири генерал Томас Хаббард. Дата выхода сенсации в свет не случайна — в этот день Кука чествовали в Нью-Йорке как покорителя Северного полюса с вручением ему ключей от города. Все сыграно как по нотам. Дирижер и плательщик один — Арктический клуб Пири, который выполняет указание командора об уничтожении Кука.

Террис Мур, автор книги «Гора Мак-Кинли. Первые восхождения» и один из самых рьяных ненавистников Кука, рассказывает о Барилле следующее. До начала полемики с Пири «соседи Барилла говорили о том, как он берег у себя дома, словно сокровище, свой экземпляр книги Кука «К вершине континента». Похожее мы читаем в книге Сильвио Дзаватти, директора итальянского Института полярной географии: «Он (Барилл. — Д.Ш.) был горд одержанной победой и по возвращении в Дерби, штат Монтана… ходил из дома в дом… утверждая, что он был на вершине Мак-Кинли». Сразу после публикации заявления Барилла газета «Нью-Йорк геральд», которая защищала Кука, направила своего репортера в Монтану, чтобы встретиться с Бариллом. Последний сообщил журналисту, что ему предложили 5 000 долларов за дискредитацию Кука. Впрочем, он добавил, что еще за пять тысяч согласен изменить показания.

Новые данные приводит наш современник, американский журналист и исследователь Тед Хекаторн. Он называет имя Джеймса Эштона, поверенного Арктического клуба Пири в Такоме, штат Вашингтон, который, получив 1 октября свидетельство Барилла, тут же уведомил об этом Хаббарда. Тот же Хекаторн обнаружил в архиве Пири, недавно открытом для публики, оригинал банковского счета на 5 000 долларов из Арктического клуба Пири на имя Эштона. В книге Фредерика Кука «К вершине континента», переизданной в 1996 году, дана фотография этого чека. Все сказанное подводит к мысли, что сторонники Пири подкупили Барилла и его показания под присягой — лжесвидетельство.

Но очиститься от обвинений Куку оказалось непросто. На несколько лет он исчез из виду, потом попытался заняться бизнесом, а именно разработкой нефтяных скважин в Техасе. В 1922 году он объявил об открытии богатых залежей нефти и продал множество акций своей компании. Однако враги и недоброжелатели не дремали, доктора обвинили в мошенничестве. Приговор суда был необычайно суровым — четырнадцать лет и девять месяцев тюрьмы (плюс солидный штраф). Через четыре года и одиннадцать месяцев Кука освободили. В августе 1940 года он умер, на двадцать лет пережив своего гонителя Пири.

Шаткие аргументы

Так был или нет Кук на Мак-Кинли? Об этом могли бы многое поведать два его главных хулителя — Белмор Браун и Хершель Паркер, участники летней экспедиции 1906 года. В своих статьях того времени они пишут о восхождении доктора Кука на вершину Мак-Кинли в самых восторженных тонах. Вот Паркер: «Для любого, кто знаком с условиями и топографией этой стороны Мак-Кинли, такая экспедиция будет являться одним из самых блестящих достижений в истории альпинизма». А это Браун: «Вы все слышали о восхождении доктора и его покорении «Большой горы». Я видел эту величественную гору и знаю, какие муки от холода и усталости должны были испытать Кук и Барилл на блестящих пространствах изо льда и снега. Про любого человека, который выдержит это, можно, в самом деле, сказать, что он создан именно из того материала, из которого и делаются настоящие мужчины». 6 декабря 1906 года на ежегодной встрече в Клубе исследователей Паркер объявил, что «работа доктора Кука является настолько же блестящей, насколько и важной в области альпинизма».

Но в 1912 году, вспоминая памятные дни после совместной экспедиции, Белмор Браун высказывается совсем иначе: «Я… знал, что то время, которое доктор Кук отсутствовал, было слишком коротким даже для того, чтобы просто подойти к горе... Немедленно после моего возвращения я написал доктору Паркеру, рассказав ему о своей уверенности... Я получил от него ответ, в котором говорилось, что Паркер безоговорочно верит мне и что восхождение при изложенных обстоятельствах невозможно». Вполне понятно, что можно думать в 1906 году одно, а потом, в силу открывшихся истин, совсем другое. Но Браун и Паркер говорят не о том, как они воспринимают Кука в 1912 году, а вспоминают, что они думали о нем в 1906-м. Но если тогда они и правда думали о Куке столь плохо, то чем объяснить их необычайные публичные восторги по поводу восхождения Кука на Мак-Кинли? Выходит, что как минимум один раз они были неискренни. Точнее говоря, просто лгали.

В июне 1910 года Браун и Паркер снарядили свою собственную экспедицию по следам Кука и Барилла. В 36 километрах к юго-востоку от Мак-Кинли они остановились возле горы высотой 2 438 метров, которую назвали «фальшивый пик». В книге Кука есть симпатичная фотография Барилла с флагом США и подпись к ней: «На вершине Мак-Кинли, высшей точке Северной Америки». Браун и Паркер предположили, что Кук сфотографировал Барилла с флагом не на Мак-Кинли, а именно на найденной ими горе. Правдоискатели запечатлели на «фальшивом пике» одного из участников своей экспедиции в «позе Барилла» и возликовали, потому что снимки показались им идентичными. Опираясь на личные оценки схожести фотографий, они заявили, что Кук не был на Мак-Кинли.

Белмор Браун рассказывает об экспедиции, закончившейся фотографированием «фальшивого пика», в книге «Покорение горы Мак-Кинли». Соответствующая глава названа «Конец полярной полемики» (то есть спора между Куком и Пири), хотя в тексте нет ни слова о Северном полюсе. Почему так? Ответ — тривиальные рассуждения автора: мы доказали, что Кук соврал по поводу Мак-Кинли, стало быть, и на Северном полюсе он не был. Бедному мистеру Брауну можно лишь посочувствовать. Действительно, полярной полемике положен конец, но не благодаря его усилиям, а вопреки им. История вынесла свое решение: Фредерик Кук — первооткрыватель Северного полюса. И здравый смысл подсказывает: будущий покоритель вершины планеты в сентябре 1906 года не мог придумать свою победу над Мак-Кинли.

Разумеется, из стана врагов Кука раздастся: «Неубедительно!» Поэтому вернемся к «фальшивому пику». Даже если бы действительно оказалось, что Кук фотографировал Барилла с флагом именно на нем, это ничего не доказывает. Ведь могло быть так: из-за холода на самом верху достать фотокамеру не удалось, и Кук сфотографировал напарника уже на спуске. Или, наоборот, боясь, что на вершине съемка не получится, он запасся победной фотографией еще внизу. Два утверждения — «Кук и Барилл первыми поднялись на Мак-Кинли» и «Кук сфотографировал Барилла с флагом США во время этого восхождения» — связаны между собой лишь косвенно.

Версия Брауна и Паркера о том, что они нашли вершину, на которой Кук фотографировал Барилла с флагом, была развенчана. Первым, кто в 1914 году провел сравнительную экспертизу снимков Кука и Брауна, был топограф и эксперт по фотографиям Эрнст Рост. Снимки, приведенные к одному масштабу, он покрыл сеткой параллельных горизонтальных и вертикальных прямых и стал сравнивать содержимое одноименных квадратов. В заключение своей исследовательской работы Рост пишет: «Все перечисленное — это лишь несколько различий, а их существует великое множество. Но любое из приведенных несоответствий — доказательство того, что эти две фотографии не являются снимками одной и той же вершины». Несколько позже, независимо от Роста, снимки Кука и Брауна анализировал известный юрист, географ и альпинист Эдвин Балч, который в 1914 году выпустил книгу «Гора Мак-Кинли и доказательства восхождений на нее». Его вывод такой: «Множество различий между фотографией Кука и иллюстрацией Брауна «фальшивого пика» определенно свидетельствуют о том, что это разные вершины». А Тед Хекаторн в статье «Скользкий склон Белмора Брауна» сообщил, что финансовым источником экспедиции Брауна — Паркера 1910 года была касса Арктического клуба Пири, то есть услуги Брауна и Паркера были оплачены так же, как лжесвидетельство Барилла.

На схеме — наложение двух изображений:
Пунктирная линия — контурные очертания на увеличенных отпечатках фотографии горы Мак-Кинли доктора Кука
Непрерывная линия — иллюстрация Фальшивого пика Брауна, опровергавшего восхождение Кука на Мак-Кинли и предоставлявшего в качестве доказательства данное изображение
Из книги Э.С. Бэлча «Гора Мак-Кинли и доказательства восхождений на нее», Филадельфия, 1914 год

Подведем итог. Первые три года после восхождения Кука и Барилла на Мак-Кинли все верили Куку и рукоплескали ему. В сентябре 1909 года Пири сделал свой первый выпад, и сразу на сцену явились четыре глашатая, которые протрубили, что Кук не приближался к горе. Эти четверо — Принс, Барилл, Браун и Паркер — связаны с лагерем Пири, и, похоже, среди них нет ни бескорыстных, ни честных. Каток Пири работает методично и безжалостно. Репутация Кука растоптана, ему присвоен кошмарный титул лжеца века. Но теперь, в наши дни, когда мы знаем, что Роберт Пири оговорил Кука, казалось бы, репутация безвинного страдальца должна быть восстановлена. Однако вымыслы приспешников и почитателей Пири укрепились в сознании людей, обрели новую жизнь, переросли в скандальный исторический миф, удобный для литераторов и поэтому широко тиражированный — вот, мол, как бывает. К сожалению, бесспорность того, что Кук побывал на Северном полюсе, и даже полное неприятие инсинуаций Пири недостаточны, чтобы подтвердить рекорд Кука на вершине Северной Америки.

Загадочный маршрут Кука

Остается обратиться к научному и литературному наследию доктора Фредерика Кука, связанному с эпопеей Мак-Кинли. Это его журнальная статья, книга и дневник, который исследователь вел с июля по сентябрь 1906 года. Он напечатан. Расшифровщик документа историк Шелдон Кук-Доро рассказывает: «Почерк доктора Кука непросто читать даже при самых благоприятных условиях, но его дневник на Мак-Кинли особенно затруднителен для чтения… По мере того как доктор Кук поднимался вверх по горе, качество его почерка ухудшалось. На высоте 15 600 футов (4 750 м), 18 200 футов (5 550 м) и на вершине — записи и цифры выведены с очевидным усилием, заметно, что каждая строчка давалась с трудом».

Как нельзя подделать почерк дрожащих от холода пальцев, так нельзя заподозрить, что этот дневник был придуман и написан, чтобы прикрыть ложь. Кстати, если бы это было так, то Кук при жизни извлек бы дневниковые странички на свет и потрясал ими для своей пользы. Но дневник не был известен при жизни путешественника. Записи были обнаружены лишь в 1956 году среди личных вещей Кука в доме его умершей сестры Лилиан Мерфи. Дочь исследователя Хелен Кук-Веттер спрятала дневник под замок в своем доме. Она пыталась передать документ как историческую реликвию Американскому альпинистскому клубу, но клуб отказался его принять. После смерти Хелен дневник вместе с другими бумагами Кука попал к ее дочери Джанет, которая умерла в 1989 году. В соответствии с ее завещанием дневник и другие рукописи и бумаги ее дедушки были переданы в Отдел рукописей Библиотеки конгресса в Вашингтоне, где они и хранятся в настоящее время.

Эта историческая реликвия ценна не только своим фактическим содержанием — она служит свидетельством подлинности восхождения. Например, в дневнике на странице 52 Кук рисует гору Пегас (на сегодняшней карте это гора Ковен), которая не видна с ледника Руфи, а открывается лишь с Восточного хребта, находящегося севернее. До 1906 года на Восточный хребет люди не поднимались, и, значит, скопировать гору из какого-либо источника Кук не мог. Это стопроцентное доказательство того, что доктор Кук действительно поднялся на Восточный хребет. Факт принципиальный, ибо он уличает во лжи Барилла, который клялся, что дальше ледника Руфи спутники не продвинулись.

Известно заявление американского сенатора Майлза Поиндекстера, сделанное в 1913 году: «До начала так называемого спора о полюсе все, кто сталкивался с Куком в экспедициях, хорошо отзывались о его характере и способностях. Когда полярный спор разгорелся, была предпринята попытка дискредитировать Кука, в частности его описание восхождения на гору Мак-Кинли. После восхождения, как и после похода, Кук публиковал результаты своих исследований… Он описал физико-географические условия, а также вид горы Мак-Кинли... До Кука никто не описывал вершину Мак-Кинли и никто не заявлял о том, будто знает условия на вершине. Кук тщательно, со всеми подробностями описал Северо-восточный хребет, его остроконечные вершины и маршрут следования к самой высокой из них. Он обрисовал огромные вертикальные гранитные скалы на подступах к Срединному леднику, или Большому бассейну, лежащему между Северным и Южным пиками, и указал, что южная вершина более высокая. Никто никогда не приводил этих фактов до Кука».

С современными материалами в руках остается только согласиться с сенатором. Большой ледник, который лежит между хребтами Карстенс и Пионер и отделяет Южный пик от Северного, Кук назвал Большим Срединным ледником (на современной карте ледник Харпер). Кук поднимался по нему с высоты 4 570 м до 5 550 м в течение 12 часов 14 и 15 сентября. Восходитель нашел поверхность ледника доступной и проходимой. Эти характеристики нельзя было «подсмотреть» ни с севера в 1903 году, ни с востока в 1906-м. В книге Кук уточнил высоту Большого Срединного ледника у подножия Южного пика — 5 608 м. Сегодняшние данные подтверждают наблюдения восходителя. Доктор Кук описал склон Южного пика как пологий, не представляющий трудностей для альпинистов. Наконец, он заявил, что два пика, Южный и Северный, находятся на расстоянии 2 мили (3 700 м) один от другого. Современные измерения подтверждают: да, это так!

Интересны исследования геодезиста и историка-любителя Ханса Ваале из Сан-Бернардино, Калифорния. Вооружившись самыми подробными топографическими картами Мак-Кинли и ее окрестностей, аэрофотосъемкой, Ваале досконально изучил гору и, прочитав книгу Кука, восстановил путь восходителя. Приблизительно в 1972 году Ваале начал переписываться с дочерью Кука Хелен Кук-Веттер, и она послала ему напечатанные на машинке копии отдельных страниц дневника доктора Кука. Освоив эти новые материалы, Ваале убедился, что они отлично подтверждают маршрут, который он составил на основании книги, возникшие коррективы были самыми незначительными. 11 марта 1979 года Ваале опубликовал в газете «Анкоридж таймс» статью «Загадочный маршрут доктора Кука» с рукописными комментариями, выведенными прямо на карте и устанавливающими идентичность между наблюдениями Кука и реально существующими географическими объектами. «Цель этой заметки, — пишет Ваале, — показать, как в действительности проходил маршрут доктора Кука к вершине Мак-Кинли, остававшийся в течение более чем 70 лет непостижимой загадкой… Факты показывают, что описания доктора Кука становятся все более и более детальными и подтвержденными по мере его приближения к вершине; указанные им высоты делаются поразительно точными. Это лучше всего видно в неопубликованных записях доктора Кука, которые содержат и другие существенные данные».

Теоретически маршрут Кука вряд ли можно восстановить лучше, чем это сделал Ваале. Теперь дело за практикой. Кто-то должен повторить путь доктора на Мак-Кинли с его дневником в руках, причем сделать это именно в том же сезоне — в первой половине сентября. И тогда загадка покорения вершины Америки высотой 6 194 метра может быть разгадана, а честное имя доктора Фредерика Кука очищено от подозрений и клеветы.

Дмитрий Шпаро

Просмотров: 14541