В общем-то буря пустяк…

01 декабря 1997 года, 00:00

В общем-то буря пустяк…Все лица и события, упомянутые в этом рассказе, вымышленные, любое сходство с реально происходившими событиями или существующими персонажами совершенно случайно.

Командор грузно упал в воду. Под ногой зашуршали ракушки. Вода была пронзительно холодной. Ноги тут же свело судорогой. Нет, купаться не хотелось. Он неуклюже побрел к берегу. Все «путешественники» разошлись по огромной скале, сплошь покрытой мхом и стелющимися кустиками брусники.

Осталось совсем немного. Пороги, слава Богу, позади. Никто не промок, проклейки не предвиделось. Погода не обещала сюрпризов. Небо хотя и чуть подернулось какой-то дымкой, было почти прозрачным. Солнце, находясь привычно высоко над горизонтом, жарило обгорелые плечи. Командор устроился в неглубокой ложбинке, куда не задувал ветер, и закрыл глаза. «Часа через три будем дома... Если, конечно...» — думать о плохом не хотелось...

Мероприятие выдалось на редкость дрянным. К тому же все были знакомы настолько давно, что здорово друг другу надоели. Единственная отрада — рыба, обычно не ловившаяся, на этот раз осатанело клевала на нехитрую блесну, купленную Рыболовом по случаю.

Небольшое происшествие, впрочем, произошло — невесть откуда взявшийся рыбнадзор отобрал спиннинг. Но рыбы успели наловить столько, что хватило дня на три. Пороги были скучные, дети сговорчивые, женщины безразличные. Море, к которому стремились, тоже разочаровывало. Добрались до него в полный штиль, и даже поднявшийся позднее слабый ветерок не дал ожидаемой остроты ощущений.
«Надо было выходить вчера...» Зачем только заночевали недалеко от станции!
Больше всего хотелось бросить этих баб, не оставляющих Командора ни на секунду в покое. «Угораздило же...» «Ладно, надо двигаться...»
— Поехали, что ли, — сказал Командор.

Пара лодок, которые от лени никто не удосужился подтянуть повыше, покачивались метрах в пяти от берега — прилив. «Лови теперь». Он велел Матроне с Девкой ждать на берегу, а сам полез в байдарку.
Наконец, все уладилось. Матрона взгромоздилась на переднее сиденье. Девка затихла. Рыболов нетерпеливо покрикивал на своего Недоросля, суетившегося в лодке. Наконец, поехали. Оставалось не более трех часов. Ветер дул в лицо.

Командор направил лодку на ближайший мыс... Треть пути прошли почти незаметно. Ветер беспокоил не особо, волна была так себе. Появилась новая напасть — все стали просить есть.
Солнечные блики исчезли. Командор посмотрел на небо — дымка уступила место темной туче. Вид ее, впрочем, никакого опасения не внушал — слишком маленькая. Смутное ощущение необъяснимой тревоги немного беспокоило Командора, но он отогнал его от себя. Да и пройти оставалось всего ничего — полчаса до мыса.

Совершенно неожиданно для всех ударили первые капли дождя, в грудь толкнул решительный порыв ветра. Из-за горизонта пошли высокие волны. Байдарки с трудом взмывали на валы. Мыс был совсем рядом. Матрона, злобно ругаясь, стала искать в байдарке непромокаемую накидку. Байдарка накренилась и встала боком к волне. Девка заныла. «Черт бы меня побрал...» Навалившись на весло, Командор выпрямил лодку, поставил ее носом к волне и посмотрел на сидящих рядом. Бабы дружно упаковывались, мужички крепились, подставляя теплым струям обгорелые плечи — ждали, что дождь вот-вот кончится.

Через некоторое время так и произошло. Мыс обогнули в полный штиль. Матрона, скинув дождевик, собрала волосы на затылке и заколола их пружинной заколкой. «А она у меня еще ничего...» Солнечный лучик, показавшийся из-под облаков — почти на горизонте, окружил ее профиль золотым ореолом. «Ба, это сколько же времени... Если солнце почти село!»
— Поехали, поехали!
Ветер налетел внезапно. И дул он с нещадной силой, лишая команду возможности приблизиться к берегу.

Море ощетинилось и обдало лодку высокой волной. С мокрого крысиного хвостика капала вода, Матрона негодующе глядела на Командора через плечо.
— Не разбредаться! Держаться рядом! Командор посмотрел на небо. «Успеть бы дотемна...»

Приблизиться к берегу не удавалось. Любая попытка хоть на долю градуса изменить курс лодки приводила к тому, что волны норовили перевернуть ее. Стоило неимоверных усилий удержать ее на относительно безопасном курсе. Прошло уже больше часа, а залив никак не становился короче. Командор перестал обращать внимание на потоки воды сверху, ставшие неожиданно холодными. Матрона сосредоточенно гребла, на гневные взгляды времени не было. Девка тихо скулила. Пальцы, хотя и одеревенели от холодной воды, еще справлялись. «Ничего... Скоро кончится. Наверное...»

Все держались. Рыболов больше не тиранил сына, тот греб изо всех сил, но явно слабел. «Ничего, скоро...»
Новый порыв ветра разметал утлые плавсредства за одно мгновение, не позволяя держаться вместе. Волны все чаще накрывали Матрону с головой. Девка стала отчаянно выть. Впервые Командор почувствовал, как сердце сжал страх.

Он очнулся от острой боли в переносице. Матрона обернулась, прекратив грести, и сосредоточенно примерялась веслом, чтобы садануть его еще раз по голове. Девка орала истошным криком.
— Ты что, сбрендила? Греби, мне одному не выгрести.
— Идиот, какой ты идиот...
— Дура, мы же все потонем!
— Идиот...
Она прицелилась и изо всей силы ударила снова. Он увернулся, весло лишь слегка царапнуло щеку.
— Милая, ты что? — Он попробовал успокоить ее.
— Идиот... — ее бездонные черные глаза ничего не выражали.

«Надо что-то делать, она не даст мне грести, а это конец...» Решение пришло само собой: надо ее оглушить. Хотя бы на несколько минут. «Авось выгребем...» Пенный гребень ударил Матрону в бок, она нахлебалась воды и закашлялась, подставив ему свой затылок. Он замахнулся и ударил ее. Не получилось, весло спружинило о заколку и отскочило. Такой Матроны он не видел никогда. Иссиня-белое лицо исказила нечеловеческая гримаса. Жена изогнулась, легко высвободилась из юбки, и, отбросив весло, двинулась к нему. Весло моментально растворилось в хаосе валов. Командору пришлось все свое внимание сосредоточить на том, чтобы удержать лодку. Матрона добралась до него и попыталась расцарапать лицо. Он прикрылся локтем. Драться с ней было непросто. Он все же изловчился, ударил ее в подбородок, и она, вздрогнув, обмякла. Но резкое движение накренило байдарку и подоспевший вал хлынул в незащищенное отверстие переднего гребца. Байдарка легко, как спичка, переломилась на валу, острыми осколками спрингеров распарывая тонкую оболочку. Девка оказалась в воде. Матрона его больше не интересовала. Голова Девки то появлялась, то пропадала, а он все никак не мог догнать ее. Плавала она неплохо, но долго ли продержишься в эдакой воде. Голова мелькнула последний раз и исчезла, он сделал нечеловеческий рывок и ухватил ее за край непромокаемого анорака. Девка тянула его ко дну. Надо было найти спасжилет, его нигде не было. Все-таки он нашел оставшуюся сухой плавучую серебрянку со спальниками. Привязав Девку тесемками, чтобы голова была над водой, он попытался сориентироваться. Берега видно не было. Других байдарок тоже. Валы практически заслонили собой небо. Даже направления ветра невозможно было уловить. Неожиданно он почувствовал удар сзади. Рядом с ним всплыл байдарочный нос. Это был нос не его лодки. «Значит, они тоже...» Спасжилетов у них не было. Нос булькнул и быстро пошел вниз. Командор почувствовал, что его неудержимо тянет вниз. «Черт, зацепился...»
Из-под края тучи мелькнул прощальный луч солнца, окрасив барашки в красный цвет...

Михаил Борисов

Рубрика: Были-небыли
Просмотров: 4204