В каменном лесу

01 декабря 1997 года, 00:00

В каменном лесу

В каменном лесу

Отрадный факт: за последние два десятилетия количество соколов-сапсанов в США значительно увеличилось. И ученые думают — не пора ли вычеркнуть эту птицу из федерального перечня исчезающих видов?
Сапсан — эталон соколиной красоты. Один английский писатель-натуралист сравнил его со стремительно летящей по небу стрелой, пущенной из арбалета. Свою добычу сокол бьет с лета.
Скорость атакующего сапсана 200 км/час, а по некоторым источникам даже 340.

Сапсан входит в состав группы соколов, которых называют настоящими. По величине он уступает только кречету и балобану. Встречается во многих местах — от Арктики до Южной Азии и Австралии, в Гренландии и Северной Америке (кроме крайнего юга). Однако его не увидишь в Антарктике и на большей части Южной Америки. Ограничено распространение птицы и в Африке.

30 лет назад казалось, что благородный сокол во многих местах совершенно исчез. В ряде стран были даже созданы центры по разведению его в вольерах. Сапсан был внесен в Красную книгу Международного союза охраны природы и природных ресурсов (МСОП). Одной из главных причин бедственного положения сокола-сапсана было широкое использование в сельском и лесном хозяйствах пестицидов в борьбе с вредителями и, в частности, ДДТ. Это приводило к тому, что скорлупа птичьих яиц истончалась и тяжестью своего тела самки просто давили их при насиживании. Гибли сапсаны и от мяса мелких перелетных птиц, в котором тоже присутствовали пестициды. Но сегодня, благодаря принятым мерам, картина другая.

В 1996 году в США насчитывалось уже 6650 пар, включая птиц Аляски и Северной Канады. Однако теперь ученые обеспокоены тем, что в некоторых районах птица не стала возвращаться на свои старые места гнездовий, например, в восточные отроги Аппалачских гор. Там развелось много виргинских филинов, опустошающих гнезда сапсанов. Сегодня соколов-сапсанов стали привлекать города — небоскребы и крупные мосты, на которых всегда можно найти место для устройства гнезда. И еще, конечно, в городах их привлекает обилие пищи — любимые голуби. Биолог Брайан Уолтон отмечает, что ныне только в Лос-Анджелесе более 50 сапсанов зимуют на столбах высоковольтных электролиний и на высотных зданиях. Птицы освоили уже около 50 городов США. Любопытно, в июне 1995 года одна из конференций, посвященных спасению этой птицы, была проведена на крыше небоскреба Уолл-стрит в Нью-Йорке, где пара соколов устроила себе гнездо.

Пока что ученые США еще не решили окончательно: исключить сапсана из перечня исчезающих видов или оставить. Зоологи спорят, ну а сапсаны, похоже, к их спорам остаются равнодушны. Для того, чтобы выжить, им нужно не так уж и много: уединение на высоких уступах (хотя бы железобетонных) и достаточное количество пищи. Только не отравленной пестицидами. Вот и все.

Одиссея восьминогих

Раз в году на острове Рождества, расположенном в Индийском океане западнее Австралии, можно наблюдать одно из чудес природы: миллионы красных крабов, выбравшись из леса, совершают свое путешествие к морю. Великий инстинкт продолжения рода властно зовет их на берег океана.

Красный краб невелик — всего-то с ладонь. Известно, что большую часть года он, как и большинство других сухопутных крабов, проводит вне воды — во влажных тропических лесах, на высоких плато, на ступенчатых террасах, окаймляющих побережье. Как полагают ученые, этих ракообразных на острове Рождества насчитывается примерно 120 миллионов, то есть по 60 тысяч на каждого жителя! Они выкапывают себе норы в лесах, иногда в садах, где и прячутся в сухой сезон, чтобы избежать обезвоживания организма. Вход в норку краб тщательно закрывает пробкой из листьев.

Но с приходом сезона дождей, после первого же сильного ливня, красные крабы, как по команде, выходят из нор и начинают свое путешествие. Они текут (иначе не скажешь) бесконечным потоком к морю, заполняя собой все вокруг. Человек, увидевший такое зрелище впервые, бывает просто поражен.

Чем же кормится вся эта армада? Оказывается, опавшими листьями. Вот почему во влажных тропических лесах острова земля почти всегда голая. Все съедено. Да, крабы «поддерживают чистоту», они удобряют почву, рыхлят ее, роя норы, и тем самым влияют на жизнь леса.

Массовое путешествие крабов продолжается от 9 до 12 дней (в зависимости от того, где находятся норы), причем крупные самцы ведут за собой более молодых самцов и самок. Самцы приходят к берегу первыми. Здесь, освежившись в океане, крабы вырывают норы в прибрежной полосе. И если в течение всего года они миролюбивы, то во время брачного периода неистово защищают свои временные жилища. Правда, до серьезных сражений дело не доходит. Через два дня прибывают и самки. Долго у моря самцы не задерживаются и однажды, окунувшись на прощанье в море, отправляются в обратный путь. Самки же на какое-то время еще остаются в прибрежных норах. Каждая из них может отложить в море более ста тысяч яичек (икринок). Много? А меньше нельзя. Уж слишком велики предстоящие потери...

Отметав икру, самки тоже возвращаются в свои лесные норы. Личинки же проведут в воде 25 дней. Они настолько беспомощны, что их жизнь буквально висит на волоске: их может унести морское течение, могут съесть хищные рыбы. Но вот личинки превращаются в настоящих крабов, начинается их первое в жизни путешествие в глубь острова. В это время кажется, что землю укрыл красный шевелящийся ковер. Крабы повсюду. Они покрывают дороги, проникают в дома. Их можно обнаружить в каждой комнате и даже на светильниках и абажурах.

Разумеется, и во время великого перехода в лес молодые крабы гибнут во множестве под колесами машин, их поедают более крупные крабы других видов, а также хищные птицы. Те же, кому посчастливится выжить, добравшись до леса, спрячутся под слой листьев в землю, где и проведут два-три года. Теперь у них есть шанс выжить. На взрослых птицы уже не нападают. Люди тоже не интересуются ими.

Конечно, кое-какие неудобства красные крабы доставляют людям во время своих путешествий, но на острове их даже любят, а некоторые считают просто очаровательными существами.

Великое переселение обезьян

Индийский городок Вриндаван, что в штате Уттар-Прадеш, в полутораста километрах на юго-восток от Дели, славен своим древним храмом, посвященным богу Кришне. Он также знаменит тем, что в городе, среди домов, живет более тысячи обезьян резусов. Им тоже, как известно, индусы поклоняются.

Однако недавно население обратилось к специалистам по охране природной среды с мольбой избавить его хотя бы от части этих животных. Обезьяны здесь живут с незапамятных времен, но в последние годы их численность круто пошла вверх. Дело в том, что количество паломников во Вриндаване умножилось, с ними возросли и подачки. Ведь местные верования гласят: «кто покормит резуса, вскоре разбогатеет». Зелени в окрестностях совсем мало, так что животные теперь почти полностью зависят от человека. Обезьяны в поисках пищи научились воровать сумки и проникать в дома. Нередко они срывают с паломника очки и возвращают их только в обмен на вкусный кусочек. Участились случаи, когда голодный резус кусает людей.

Многие жители «украсили» свои окна решетками. Город, где человек живет в «клетке», а обезьяна — на свободе... Недавний опрос показал, что 60 процентов населения хочет, чтобы часть обезьян куда-нибудь выселили, но ни один не выразил желания, чтобы их здесь не было совсем.

Всемирный фонд дикой природы прислушался к мнению вриндаваниев. Под руководством индийского эколога Икбаль Малика началась операция по расселению 600 резусов в шесть различных областей, находящихся по меньшей мере в 160 км от Вриндавана.

Для участия в операции привлечены опытные в охоте с сетями представители племен, населяющих штаты Уттар-Прадеш и Бихар. В качестве приманки к сетям прикрепляют гроздья бананов. Важно, чтобы в сети попала вся «семья» обезьян (15-20 животных), так как остающиеся от нее отдельные особи немедленно образуют новую многочисленную группу. Несоблюдение этого правила свело на нет предыдущие попытки избавиться от обезьян в Дели.

Если в Вриндаване все пройдет успешно, этот метод будет распространен и на другие районы Индии, страдающие от «обезьяньей осады». В частности, следующим объектом станут парк и здания Индийского института медицинских наук в Дели. Обезьяны собираются там в коридорах, врываются в лечебные палаты. Родственники пациентов считают, что, подкармливая обезьян, они способствуют выздоровлению членов семьи...

Гигантский «плаа бак»

В сухой сезон глубина Меконга возле деревни Харткеи, на севере Таиланда, достигает всего одного-двух метров. Однако именно в это время десятки долбленых лодок резво снуют по мелкой воде между берегом и островком посредине реки. Рыбаки забрасывают в воду прочные сети с крупными ячейками и затем медленно тянут их вдоль русла. Все они надеются поймать необыкновенного гигантского сома. Его называют здесь «плаа бак».

А на берегу стоят пикапы, забитые льдом, готовые тут же доставить рыбу в один из ресторанов Таиланда. Меконгский сом давно уже считается символом мужской силы. Его мясу приписывают сильные возбуждающие качества, и продается оно в Бангкоке по 16 долларов за килограмм.

Что же возвысило эту рыбу до особого положения в Таиланде? Конечно, приписываемые ей свойства, огромные размеры, а в последние годы и малая численность. Взрослая рыба может весить до 300 килограммов, что позволяет отнести ее к одним из самых крупных пресноводных рыб в мире. Их ловля — выгодное дело. Как выразило: один местный рыбак, это напоминает розыгрыш национальной лотереи.

Не удивительно, что таиландские рыбаки испытывают чувство благоговения перед «плаа баком». Для удачное ловли они кладут в лодку рисовый ликер, вареных цыплят, рис, красную одежду, гребень и зеркало, чтобы поблагодарить духа-женщину, которая, по преданию, находится в лодке.

В 80-е годы уловы начали резко сокращаться, и таиландские ученые приступили к осуществлению программы по искусственному разведению «плаа баков». Не имея какого-либо современного оборудования и не смущаясь отсутствием теоретических данных по этому вопросу, они импровизировали по ходу работы. Однако у ученых нашлись сильные союзники в лице глубоко озабоченного состоянием окружающей среды в стране короля Таиланда Пумипона Адульядета Рамы IX, а также рыбаков, которые лучше, чем кто-либо, понимали необходимость защиты одного из главных источников своего существования.

Вдоль реки Меконг были установлены щиты-плакаты, возвещающие, что Управление рыболовства заплатит рыбакам хорошую цену за живого сома. Небольшая экспедиция ученых была послана к реке во время сезона ловли. Разумеется, базой экспедиции стала деревня Харткеи, как одно из немногих мест, где еще ловят гигантских сомов.

Из 300 семейств, проживающих в Харткеи, десять были потомственными рыбаками и знали, как поймать сетью «плаа бака». Во время лова, который длится с мая по июнь, рыбаки строят на берегу временные хижины. Работают они круглые сутки, Русло между деревней Харткеи и ближайшим островком перегораживается сетью на весь сезон лова. Когда же в сети попадает мощная рыбина, она, как правило, сдается людям без борьбы. Несмотря на свои размеры, местные сомы не агрессивны. Это кроткие беззубые существа, питающиеся водной растительностью.

Первые эксперименты по искусственному разведению гигантов были безуспешными. Рыбаки поймали и представили в распоряжение ученых четыре «плаа бака», но все они вскоре погибли. Пришлось все начинать сначала...

Но прошло время — и ихтиологи, вооруженные уже новейшей техникой и последними данными науки и практики, одержали, наконец, победу. Из рыбины длиной более двух метров было извлечено пять миллионов икринок, из которых вылупилось 300 000 мальков. Из них выжило двести тысяч.

После формальной презентации «плаа баков» королю Таиланда 20 процентов из числа выживших мальков были выпущены в Меконг, а остальные — в другие водоемы и реки страны.

Множество вопросов, связанных с «плаа баком», еще предстоит решить, и поэтому образовано нечто вроде «Клуба больших рыб», который не обходит вниманием исследования по европейским сомам и осетрам. Санаи Фолпрозит, руководивший работой по искусственному разведению «плаа бака», самый большой авторитет по сомам в Таиланде, говорит, что область распространения и образ жизни этих рыб все еще до конца не выяснены. Он полагает, что «плаа бак» плавает вверх по течению во многих притоках Меконга, а нерестится на участке реки между Китаем и Лаосом. «Затем мальки, — предполагает он, — плывут вниз по реке и по одному из притоков попадают к основным местам нагула — в Большое озеро в Камбодже, где этого сома величают «королевской рыбой».

Как известно, река Меконг, имеющая длину около 4500 километров, и ее притоки протекают по территориям Китая, Лаоса, Таиланда, Бирмы, Камбоджи и Вьетнама, и региональные конфликты, к сожалению, препятствуют проведению исследований. Но Управление рыболовства Таиланда надеется, что с помощью «плаа бака» удастся достичь добрых отношений с соседями.

В Таиланде уже давно поговаривают о необходимости введения закона о защите этих рыб. Это было бы самым перспективным решением.

Уступи дорогу киту

Северные гренландские киты населяют воды Атлантики, омывающие восточное побережье Северной Америки. За нынешний век их численность снизилась примерно с десяти тысяч до трехсот, то есть животные находятся под угрозой исчезновения. Биологи — сотрудники Национального управлении по изучению океана и атмосферы США — винят в этом человека. Только с 1995 года по начало этого отмечено 14 случаев смерти гренландских китов. Из них 9 погибли от столкновения с судами или запутавшись в рыболовных сетях.

В связи с этим в США принят закон, обязывающий морские суда, гидросамолеты и водных лыжников «уступать дорогу» китам. Всякое судно, с борта которого замечено животное, отныне обязано держаться не менее чем в 500 м от него и учитывать, что киты могут передвигаться со скоростью до 5 км/ч.

По материалам журналов «National wildlife», «International wildlife», «New Scientist» подготовили Е.Солдаткин и Б.Силкин

Просмотров: 7743