Под знаком рыбы

01 октября 2001 года, 00:00

Викинги

В классическом представлении викинги — жестокие, дикие варвары, разоряющие города, нападающие на иноземные суда, истребляющие мирное население, стремясь только к собственному обогащению.
Но надо сказать, что воинами, избравшими путеводной звездой парус, становились далеко не все. Мир викингов не был ограничен только странствиями и военным захватом.
Многочисленное мирное население занималось жизнеобеспечением своих семей. Образ их жизни был весьма разнообразен: в эпоху викингов существовали и купцы, и землепашцы, и строители, и кузнецы, и ювелиры.

В центре внутреннего помещения находился очаг, который называли «священным». В нем постоянно поддерживался огонь, его всячески ублажали, «угощая» кусочками приготовленной пищи, распространяя таким образом святость на всю остальную еду. Во время принятия пищи, не отличавшейся особым разнообразием, все разговоры и споры затихали.

Хлеб присутствовал на столе в обязательном порядке. Его пекли из молотых на ручных каменных жерновах зерен ячменя, ржи и даже гороха, добавляя измельченные съедобные дикие растения и отруби. Дым от очага уходил в небольшое отверстие в крыше или через открытую дверь. Зимой же дымоход открывали на короткое время, лишь для того, чтобы проветрить помещение.

На стенах дома развешивали оружие, разнообразные инструменты, кухонную утварь. В небогатых семьях из мебели были только лавки, как для сиденья, так и для спанья, и несколько стульев — для старших членов семьи. Более состоятельные могли позволить себе иметь резные кованые сундуки для одежды и продуктов, а также полки для посуды и котлов различного размера.

Праздничные пиры случались крайне редко. Поводом для них могли служить либо свадьба, либо рождение первого сына (именно он считался наследником «первой руки», младшие же братья довольствовались лишь ближайшим с ним родством), либо возвращение викингов из походов с добычей. Вот тогда уж пиво и брага лились буквально рекой. Интересно то, что на выпечку хлеба оставлялось гораздо меньшее количество зерен ячменя, чем на изготовление хмельных напитков. А так как викинги не знали, что такое очистка, то тяжелое похмелье для пирующих было делом обычным. В зависимости от социального положения и состоятельности устраивающих застолье всем гостям, а особенно почетным, напитки обычно наливали в рог, верхнюю и концевую части которого оковывали серебряными, реже металлическими, пластинами с нанесенными на них традиционными узорами и рунами. А поскольку такие сосуды, не опорожненные до дна, нельзя было ни поставить, ни положить на стол, то их после каждого тоста необходимо было осушать до дна.

Одна из скандинавских легенд гласит о состязании Тора (сын верховного божества скандинавов – Одина) с великанами, предложившими ему единым духом выпить огромный рог пива. Тор, абсолютно уверенный в своей силе, тем не менее проиграл спор и был публично осмеян соперниками. Гордого и амбициозного бога это очень задело, и, следовательно, конфликт был неизбежен. Но в скором времени Тор все-таки был реабилитирован. Оказалось, что злые великаны специально соединили конец рога, предложенного Тору, с океаном, чтобы унизить его.

Семья у викингов состояла из родственников всех степеней — от жен, детей и дедов до внучатых племянников. Старшие передавали младшим подробную историю рода. Каждый член семьи не только знал поименно всех своих предков, он гордился ими и зачастую пользовался их именами, чтобы отрекомендоваться кому-то. Каждый член семьи ощущал себя частичкой рода, в котором отношения строились на взаимовыручке и помощи друг другу. В семьях викингов не было забытых стариков, лишенных внимания больных, брошенных детей. Заботу о них принимала на себя вся семья, и главным богатством викингов всегда была добрая слава рода, а главной бедой — его бесчестье.

Семейное хозяйство мирных жителей, как правило, было очень крепким. Закаленные и выносливые мужчины не чурались никакой, даже самой тяжелой, работы и выполняли ее с редким упорством, порой до полного изнеможения.

Впрочем, с не меньшим азартом и желанием победить они участвовали в спортивных состязаниях. Средневековые скандинавы славились победами в лыжных соревнованиях. Они развивали просто фантастическую скорость, помогая себе длинным шестом с расширением на конце, который очень напоминал современную лыжную палку.

Старинные скандинавские саги сохранили имена многих богатырей. Один из них, почти двухметровый викинг Гуннар Хамундарсон («Сага о Ньяле»), мог в полном боевом вооружении прыгать как вперед, так и назад на расстояние, равное своему росту, ловить на лету брошенное копье, чтобы послать его обратно в неприятеля. Ему не было равных ни в стрельбе из лука, ни в плавании. Впрочем, отличными стрелками, способными пробить дубовую доску с трехсот метров, были буквально все викинги. Очень популярными среди них были состязания по поднятию тяжестей, борьбе, перетягиванию каната и бою на мечах. Конечно, все эти навыки они использовали не только во время спортивных соревнований и праздников, но и во время боевых действий. Так, например, бывший викинг, король норвегов Олаф Трюггвасон, мог пробежать по веслам плывущего корабля, жонглируя при этом ножами.

Знали викинги толк и в командных играх. Кнаттлейк, одновременно похожий на современные хоккей, регби и бейсбол, был излюбленной игрой детей и взрослых. В нее играли зимой — на льду или утоптанном снегу, летом — на траве. Известно, что в Исландии по этому виду спорта проходили ежегодные двухнедельные состязания, одновременно собирающие огромное число болельщиков.

Впрочем, суровые норманны, весьма уважающие и культивирующие силу, были убеждены, что есть и высший разум.
 
Не случайно в свите Одина постоянно находились два ворона — Хьюгин (Разум) и Мюгин (Память). А в одной из саг говорится, что легконогий Тор, не знавший себе равных в беге, проиграл соревнование юноше, которого звали Хуги (Мысль).

Ничего не стоило исчерпать возможности скудной скандинавской земли. Так что проблема перенаселения была в здешних местах скорее качественной, чем количественной. Отчасти выручала охота, особенно зимой. Что никогда не подводило, так это рыбная ловля. Некоторые историки предполагают, что высокий рост и светлые волосы викингов объясняются не чем иным, как «рыбной диетой». Когда же скандинавы стали питаться так же, как остальные европейцы, цвет волос стал заметно темнеть. Викинги стриглись достаточно коротко. А конунгам и ярлам, в знак особого отличия, выбривали голову, оставляя лишь одну — две пряди на затылке. А вот за бородой они ухаживали очень тщательно, заплетая ее в косичку в особых случаях.

Представители мирного населения викингов жили на скудной, малоплодородной земле хуторами, где располагалась одна, но большая семья. Недалеко от хутора обычно находилось и родовое кладбище.
Место обычно выбирали на солнечной стороне, поближе к воде. Центром типичного поселения средневековых скандинавов был длинный — до 30 метров — приземистый дом. Его стены возводили или из бревен, обшитых досками, или же из прутьев, обмазанных глиной и обложенных камнями и дерном. Крышу для надежности подпирали бревнами, а сверху для большей влагонепроницаемости покрывали берестой и засыпали торфом. Вход в единственное общее помещение располагался всегда с юга. Окон в доме викингов не было.
Жилой дом окружали многочисленные хозяйственные постройки, загоны для лошадей, коров и овец, птичники. Во время студеных зим им выделяли место в доме. На всех хуторах имелись собственные кузни, сараи как для лодок, так и для многовесельных судов.
Чтобы на всех хватало хлеба и овсяной каши и домашние животные — овцы, коровы, лошади — не страдали от бескормицы, хутора располагались в значительном удалении друг от друга.

За олениной, кабанятиной и медвежатиной, за шкурами лис и выдр приходилось отправляться в дальние и опасные экспедиции. Копье, лук, силки, капканы шли в ход и во время промысла морского зверя. Тюлени, моржи, а если повезет, то и киты разнообразили меню северных жителей, давая к тому же сырье и материалы для их домашнего хозяйства.
К тому же щедрый, теплый Гольфстрим всегда кормил скандинавских жителей.
Благодаря рыбному изобилию люди полностью были застрахованы от голода даже в самые неурожайные годы. Рыба присутствовала на столе ежедневно, ее подавали вареной, жареной, вяленой, копченой с хлебом, кашами и овощами.

Кожаную, а также меховую одежду и шапки носили для защиты от холода и дождя. Головные уборы украшали рогами, а также масками животных только во время проведения ритуальных праздников для изображения определенных зверей.

Повседневную одежду шили из домотканого шерстяного и льняного полотна. Шерстяная одежда была необходима для ношения в холодное время года. Лен шел на изготовление нижних рубашек. Женские шили с короткими рукавами либо вообще без рукавов для того, чтобы «белорукие» красавицы могли продемонстрировать свою светлую кожу, служившую предметом восхищения у мужчин, а также поводом для зависти их более смуглых подруг.

В северных странах племена возглавляли конунги и их помощники — ярлы. Остальные члены племени назывались бондами, или вольным народом, подчинявшимися общепринятым законам и равными между собой. Между сословиями свободных людей не было кастовых условностей. Так, ярл вполне мог жениться на полюбившейся ему крестьянской девушке, не вызвав при этом никакого осуждения со стороны родных.

Вне правового поля существовали только рабы — захваченные во время завоевательных войн и не выкупленные. Невольники, наравне с драгоценными металлами и камнями, были излюбленной добычей викингов. Этот «товар» можно было легко продать и получить хорошие барыши. К тому же каждая более или менее состоятельная семья обзаводилась рабами, выполнявшими самую тяжелую и грязную работу. Участь раба была несладкой, но небезнадежной — он мог заслужить себе свободу, откупившись от хозяина или отличившись в бою. Дети, рожденные у супружеской пары рабов или у рабынь — от хозяина, становились невольниками автоматически. Исключение составляли лишь рожденные от вольной женщины и раба — в этом случае ребенок наследовал общественное положение матери.

Все важные общественные проблемы, включая хозяйственные и юридические, скандинавы решали на народных сходах — тингах, напоминавших славянское вече. Тинги были разного масштаба: малые и большие — стортинги и всеобщие — альтинги. Принятые на них принципы дискуссионности стали впоследствии основой европейского парламентаризма.

Характер северян, их отношение к своему роду-племени и окружающему миру складывались под влиянием мифов и легенд, песен и поэм, обстоятельных и подробных повествований — саг. Особое место занимает авторская поэзия скальдов – образованных скандинавов, знавших и умевших писать и читать руническое письмо, а также умевших слагать кеннинги — особые словосочетания, заменяющие в тексте имя существительное. Так, например, корабль называется «конем моря», а золото — «огнем руки». В свою очередь определение в кеннинге могло заменяться еще одним кеннингом, усложняя и без того непростые шедевры скальдической поэзии.

Скальды, вкусившие квасира («меда поэзии»), с легкостью сочиняли висы (хвалебные стихи) и ниды (хулительные). Редко кто решался оскорбить или унизить скальда — он мог отомстить, написав на обидчика ниду и тем самым лишив его удачи и наслав болезни и невзгоды как на него самого, так и на его наследников, а то и на весь род. Осознавшие свою ошибку бросались к скальду с дорогими подарками и подношениями, пытаясь вымолить его прощение.

Написанные висы всегда щедро вознаграждались. Скальдов одаривали кольцами и мечами, а порой — и сундуками с золотом или серебром.

Поэтический дар викинги ценили не менее боевого мастерства. Слова, сказанные скальдами, передавались изустно, сохранившись до той поры, когда усердные переписчики XIII века и более позднего времени смогли запечатлеть это фольклорное богатство латинскими буквами на бумаге.

Руническое письмо

Первые рунические записи появились в VI — V веках до нашей эры и представляли собой всего лишь магические заклинания. Позднее, в III — I веках до нашей эры, рунические символы стали приобретать и фонетическое значение, сделав возможным использование их для письма. В Скандинавии руны появились в IV — V веках.

В период ранней письменности викингов рунический алфавит содержал 16 знаков (Младшие руны), а затем — 24 (Старший футарк). Руны наносились на дерево, металл, камень и были достаточно сложны для прочтения. Рунический ряд по названию первой буквы именовался «футарком». Помимо 24 знаков футарк содержал одну «пустую» руну, необходимую для гадания. Руническими надписями принято было прославлять конунгов, ярлов, отважных воинов, они наносились на оружие, ими пользовались в ходе религиозных обрядов, а также при гадании.

В общей массе скандинавы были безграмотными, поэтому знание футарка ценилось очень высоко, а люди, владеющие им и называемые эрилиями, обладали громадным авторитетом и неприкосновенностью. Подтверждают это и древние сказания. В одном из них знаменитому скандинавскому скальду, воину и эрилию Эгилю, на пиру был поднесен объемистый рог с брагой. Эгиль, подозревавший, что его хотят отравить, тут же вырезал на сосуде руны и окропил их своей кровью. И рог моментально разлетелся на куски.
Несмотря на то что владели рунами очень немногие, найдено свыше 3500 рунических надписей, датированных периодом от 950 по 1100 года. Эти находки были обнаружены не только в Скандинавии, но и в тех странах, где викинги успели побывать.

Михаил Опарин

Рубрика: Этнос
Ключевые слова: викинги
Просмотров: 7442