Зеленый ад

«Зеленый ад».

«Зеленый ад» — так иногда путешественники называют непроходимые джунгли. Остров Новая Гвинея буквально утопает в сочной зелени. Деревья «пламя лесов», бамбук, мангры, лианы, кокосовые и масличные пальмы и прочая растительность «дождевого леса» заполонили всю территорию страны. Действительно, «Весь покрытый зеленью, абсолютно весь». Но буйство зелени, да высокие горы, по сути, и является основной причиной всех бед Папуа-Новой Гвинеи. Из-за непроходимости здешних мест, освоение территорий страны началось только в середине прошлого века. Тропические джунгли до сих пор стоят на пути политического объединения папуасов. А их национальному единству мешают джунгли языковые.

С лингвистической точки зрения Папуа-Новая Гвинея представляет собой уникальнейшее явление в мировой культуре. Филологи насчитывают здесь до 800 языков! То есть, в Папуа-Новой Гвинее, где живет ничтожно малая доля населения Земли — всего 0.1 %, существует 10 % (!) всех существующих языков. Такая парадоксальная ситуация получила название языковых джунглей и объясняется традиционной разобщенностью папуасов, которые всегда жили только внутри своей деревни, рода, клана.  Жители соседних деревень говорят на разных языках, но понимают друг друга. Люди из более дальнего поселения, уже плохо понимают людей из первого. Ну а если отойти еще дальше, то непонимание станет полным.

За три недели нашего путешествия по ПНГ, мы увидели практически все, так сказать, развитые районы страны. Объездили восточное побережье, посетили два наиболее крупных острова, а так же побывали в горной части страны. И в каждом месте у нас был новый переводчик с местного наречия на государственный пиджин-инглиш. Все, что рассказывали нам местные жители, переводилось с начала на пиджин, ну а Хелен переводила уже нам на  английский.  Мы все время удивлялись,   неужели образованные и цивильные сопровождающие нас люди, не понимают, что говорят аборигены. Но это действительно было так. Даже, что бы узнать дорогу, водитель задавал вопрос нашему очередному переводчику, а тот уже общался с прохожими. Однажды, в дальней поездке по нескольким провинциям, с нами ехали сразу два местных переводчика.
   
Свой «вклад» в разобщенность папуасов вносит и полное отсутствие наземного сообщения между регионами и провинциями страны. Бытует мнение, что автомобильных дорог в ПНГ нет. Я где-то читал, что протяженность асфальтовых дорог здесь, не превышает 300 км. Это не совсем так. На побережье, островах и в горах они есть, но далеко по такой дороге не уедешь. И дело не в качестве дорожного покрытия, оно не хуже российского, и его общий километраж исчисляется тысячами километров. Дело в том, что всю территорию страны занимают высокие горы, непроходимые джунгли, болотистые равнины и многочисленные реки. Железных дорог здесь не было, и нет, а автомобильные дороги — только местного значения, соединяющие между собой некоторые населенные пункты. Ну, на островах — понятно. Но на материковой части, дорог, идущих через всю страну, просто не существует. В лучшем случае они соединяют административный центр с другими крупными городами отдельно взятой провинции. А связь между провинциями, а так же со столицей осуществляется только по воздуху. Поэтому-то самолет в ПНГ — транспорт совсем не элитный, а скорей, обычный, и даже единственный. Самолеты здесь летают, как маршрутные такси, а точнее, автобусы. Как и во многих странах Африки, между конечными пунктами, самолет делает несколько промежуточных посадок, высаживая и забирая пассажиров. Качество авиационного парка вполне приличное. На внутренних линиях летают голландские «Фоккеры» и еще какие-то двадцатиместные пропеллерные «Бомбардии». Пилоты — белые, стюардессы — папуасочки  в простеньких ситцевых платьицах с фартучками, от чего в небольшом салоне самолета создается какая-то домашняя обстановка.

 

 

<<предыдущая глава      содержание     следующая глава>>