Белые в городе

Белые в городе. Традиционному каноэ не страшны никакие штормы, в отличие от местных кораблей.

Во второй половине дня мы добрались до юго-восточного побережья океана (точнее Мозамбикского пролива). Это был конечный пункт нашего путешествия. На следующий день мы улетали в Антананариву, а затем, в Москву. «Финита ля комедиа», как говориться.

Городок Тулиара никак не был готов к приезду белых туристов и встретил нас ленивой пустотой улиц, где в гигантских лужах после тропического ливня барахтались гуси и какие-то экзотические твари. Дорога, по которой мы ехали в отель, проходила вдоль океана через живописные места. Соломенные хижины на сваях прятались в зарослях мангровых деревьев и кокосовых пальм. Изредка проступали силуэты величественных зебу. Голые мальчишки висели на ветвях мангров и с каким-то упоением прыгали в воду. В океане  виднелись каноэ  рыбаков, ловящих рыбу сетью. В общем, размеренная жизнь Африканской глубинки.

Пока наш минивэн медленно, как амфибия, «плыл» по дороге вдоль побережья, городская жизнь начала стремительно развиваться. Мальчишки послезали с пальм и с веселым криком побежали за машиной, возвещая о нашем приезде. Вялые люди стали вылезать из своих щелей и всматриваться в происходящее. По мере продвижения нашей машины народ веселел на глазах: все стали улыбаться, показывая на нас пальцами, махать руками и выкрикивать приветствия. Откуда-то появились настоящие рикши, тянущие за собой деревянные повозки с сидением и тентом на погнутых велосипедных колесах. Их называют здесь «пус-пус», то есть «толкай-толкай». Знаками они приглашали воспользоваться их услугами. Когда мы подъезжали к отелю, нас уже встречали запыхавшиеся празднично одетые молодые красавицы со словами «месье, массаж, массаж, месье». А с океана к нашему берегу на всех «парах» плыли национальные каноэ с балансиром, рыбаки, бросив свои сети, что-то кричали и призывно махали руками, предлагая морскую прогулку.

Каноэ с балансиром — второе жилище рыбака. Едва на свет появлялся наследник, вся семья начинала долбить для него лодку. Обычно каноэ делают из баобаба. Мягкое дерево не выдерживает никаких гвоздей и металлических деталей, поэтому их изготовление требует особой технологии. На заключительном этапе работ, на лодке укрепляют балансир и парус. Балансир должен быть вдвое тяжелее пироги. Это нечто вроде поплавка —  полоза, прикрепленного с правого борта. Касаясь воды, балансир придает суденышку устойчивость. Ему не страшны самые ужасные штормы, а они случаются здесь весьма часто.  

Мило поулыбавшись собравшимся вокруг нас людям, мы наконец-то ввалились в гостиницу (отелем это сооружение можно назвать с большой натяжкой). Обычное двухэтажное деревянное бунгало с отдельным входом в комнату с кондиционером и туалетом, расположенное на песчаном берегу в  окружении пальм и прочей экзотической растительности и цветов.

Главное — что у нас с собой было, и после жадного глотка местного рома (исключительно в медицинских целях), гостиница была уже не хуже аналогичного отеля где-нибудь в Амстердаме.

Часа через два мы пришли в себя, умылись, переоделись, и были готовы отправиться на ужин в лучший ресторан города (он же и единственный). Когда мы вышли из номера — просто не узнали улицу и маленькую площадь перед гостиницей. Везде тусовались разнаряженные люди, горели костры, играла национальная музыка, кто-то исполнял африканские танцы, приодетые дети носились с визгом, юные девушки сидели поодаль  и мило улыбались, бросая недвусмысленные взгляды. Несколько десятков рикш завидев нас, стали наперебой предлагать прокатиться «с ветерком». Не смотря на наличие машины, на которой мы должны были ехать ужинать, всем очень понравилась эта идея.

 

 

<<предыдущая глава      содержание     следующая глава>>