Дорога на юг

Дорога на юг.

К утру ураган стих, превратившись в маленький дождик. Упаковав наши вещи в минивен, мы тронулись в путь. За три дня мы должны были проехать почти 1000 км по единственной дороге, соединяющую столицу с югом страны. Вначале пути дорога проходила серпантином через высокие горы. Множество автомашин лежали в кюветах, смытые с дороги ливнем, по обочинам стояли разрушенные ураганом дома, виднелись разорванные провода ЛЭП, везде царило уныние. Однако дорога уже ремонтировалась, и мы беспрепятственно продвигались дальше.

Южнее столицы, в горах, находился город Анцерабе, что означает «место, где много соли». Здесь прямо в городе бьют сероводородные подземные источники. Колониальные чиновники, уходя в отставку, селились здесь в надежде продлить свою чиновничью жизнь в объятиях целительного микроклимата. Температура воздуха здесь редко превышает 25 градусов.

Продвигаясь дальше на юг, мы не могли оторвать глаз от рисовых плантаций, расположенных ярусами на уступах холмов. Это сложнейшая ирригационная  система. Речка, протекающая по склону горы, перегораживается сотнями террасок, спускающихся вниз лесенкой. В них и выращивается рис. Полезная площадь при этом увеличивается в десятки раз.

Вблизи города Фианаранцуа расположен винодельческий завод. Из сахарного тростника гонят бабецу, добавляя в нее отвар из коры некоторых деревьев. Получаемый самогон душист и приятен на вкус. Его крепость не превышает 4-5 градусов. Еще местные жители делают кактусовый нектар. Жидкость из перетертых плодов растения кипятят два часа на слабом огне,  добавляют сахар и употребляют как легкий алкогольный напиток. Особой популярностью у малагасийцев пользуется странный напиток, получаемый путем перегона виноградного сока — нечто среднее между ликером, самогоном и ромом. Крепость напитка доходит до 70 градусов.

Горы и высокие холмы постепенно сменялись оврагами с небольшими округлыми скалами. Мы попали в царство величественных баобабов. По народному преданию, баобаб решили вырасти до неба, что разгневало бога. Он вырвал дерево и воткнул в землю, заставив его расти корнями вверх. Говорят, что баобаб, если ему не мешать, может жить 5000 лет. На Мадагаскаре, как считают ученые, есть деревья, которые могли быть свидетелями появления на острове первых индонезийцев. Но самому древнему исполину, которого встретили мы, было не больше 500 лет. Я нашел и совсем еще маленькое растение, величиной с домашний кактус. Оказалось, ему уже 50 лет. Хотел, было взять его домой, но потом раздумал — ни я, ни мои дети никогда не сможем насладиться его ростом.

Из баобаба жители этих мест делают древесный уголь. Без него не может обойтись  ни одна семья. Сначала крестьяне откапывают яму глубиной до двух метров. В яму укладывают и поджигают поленья. После этого древесину присыпают землей, делая в ней отверстие для вытяжки. Дерево медленно тлеет в течение нескольких дней. Торговля углем позволяет сводить концы с концами даже многодетным семьям, которых на острове большинство.

Да, если бы не люди, то, наверное, баобаб жил бы вечно.

Проезжая мимо какого-то маленького городка, мы заметили большое скопление народа. Люди веселились и танцевали, были слышны песни. Это было знаменитое народное театрализованное танцевально-песенное представление «хира-гаси». Нигде в мире не существует ничего подобного.

Коллективы состязаются в поэтичности слов, мудрости поучений, мелодическом звучании голосов, изяществе движений. Эти удивительные соревнования могут продолжаться целыми днями. Тексты песен посвящены дружбе, труду и, конечно же, любви. «Я спою, о валиха, тебе, а ты слушай. Там, в потемках, вздыхать мне о милом тайно суждено, чтоб не видел он слез моих…». Труппы театра часто приглашают играть на свадьбах, церемониях по случаю рождения, обрезания или похорон.
  
Продолжая двигаться на юг, мы попали в край кудесников, город Амбалавау. Здешний народ — отличные знахари, знающие секреты индонезийской медицины. Благодаря своим познаниям, народные медики пользовались неограниченным доверием королей Мадагаскара. В этом городе находится единственное на Мадагаскаре предприятие по производству чудодейственной бумаги, сатари.

Придорожный мини-маркет.

История ее изготовления восходит к 15 веку, когда на Мадагаскаре появились первые арабы. Эта земля арабам понравилась, и они, смешавшись с местным населением, остались здесь навсегда. Что бы сохранить текст Корана, они стали искать сырье для производства бумаги и нашли —  невзрачное деревце авуха.

Делают бумагу — сатари следующим образом. Два-три часа, древесину варят в котле, после чего сырье промывают в воде. Полученную массу, как и в пятнадцатом веке, крошат примитивными деревянными молотками. Затем ее разводят в воде, после чего, смесь выливают в специальную форму на туго натянутые парусиновые полотна. Распределив жидкую древесину равномерно по форме, воду сливают.

На растяжке остается пульпа, древесная масса. Когда она начинает засыхать и твердеть, превращаясь в бумагу, женщины накладывают на еще влажную поверхность цветы,  складывая из лепестков замысловатые фигуры и орнаменты.

Надо сказать, что на протяжении всего путешествия, нам постоянно попадались какие-то участки, огороженные высоким каменным забором. Все попытки заглянуть туда натыкались на недружелюбие местных жителей. Оказалось, это малагасийские кладбища. Родовые могильники напоминают каменный дом без окон. Они представляет собой квадрат со сторонами 10-12 м, засыпанный осколками битого камня, в центре которого находится склеп.  Иной раз кажется, что к мертвому человеку на Мадагаскаре относятся лучше, чем к живому. Мертвеца раздевают и бережно моют. В течение 3 дней труп высушивают и бальзамируют. Затем его обворачивают в специальный саван, сотканный из паутины особых пауков. После всего этого, тело помещают в могильник, закрывают сверху пирогой и засыпают камнями. Из-за постоянной циркуляции воздуха и отсутствия червей, боящихся паутины, тело, со временем мумифицируется.

Обряд, собственно, как обряд. Однако самое невероятное заключается в обряде перезахоронения предков.

Летом на Мадагаскаре проходят ритуальные церемонии перезахоронение усопших. Сегодня эти обряды проводятся каждые 6 -10 лет, всеми родственниками умершего, поскольку  затраты на церемонию огромны. Они должны доказать обитателям склепа, что их по-прежнему любят. Происходит это следующим образом. Кости извлекаются из склепа и относят в дом, где их обмывают. Перед тем, как вернуть останки в склеп, их семь раз обносят вокруг гробницы. Место захоронения окружают рогами зебу. Они препятствуют проникновению в склеп злых духов. Быть грустным в такой день — неприлично. Все искренне радуются общению с предком. Ради такого случая приносят в жертву зебу, готовят угощение для всей деревни.

Официальная религия, а на Мадагаскаре треть населения — христиане, никогда не стремилась к уничтожению древних обычаев и верований. Культ почитания умерших родственников, мирно сосуществует с христианскими церквями и мусульманскими мечетями.

Закончив петлять между холмами, дорога, наконец, проходила через равнинную савану. На десятки километров вокруг не было видно ни единого растения.  Здесь когда-то находилась страна кактусов, где жил народ антандруи, что значит «обитатели страны колючек». Они были абсолютно бесстрашны и чрезвычайно выносливы. Раньше их деревни окружали неприступные заросли гигантских кактусов. Его плоды, необычайно вкусны, а влагой из стеблей кактуса путешественники удаляли жажду. Из них делали муку, ее соком протирали лицо и лечили желудочные заболевания. Зимой, когда пересыхали болота, листьями кактуса охотно кормились зебу. Одним слово значение этого растения было чрезвычайно велико.

С 1900 года колониальные войска безуспешно старались покорить южные племена и закончить завоевание острова. Благодаря кактусам, деревеньки с крохотными хижинами оставались недоступными для чужеземцев. Чтобы уничтожить кактусы, в 1924 г. на остров из Мексики был завезен паразит кошениль. Быстро плодясь, кошениль продвигалась со скоростью 100 км в год. В течение двух лет кактусы вымерли. Еще через три года на одной седьмой части острова исчезла вся растительность. В 1930 году край поразила жестокая засуха — прямое следствие экологической катастрофы, которую спровоцировали французы. Погибли тысячи людей, пало  300 тысяч голов зебу. 
И до сих пор юг остается самым отсталым регионом страны.  

Некоторые части недостроенной дороги выглядят достаточно накатанными.

Расслабившись, мы стали засыпать под однообразный пейзаж, как вдруг хорошая асфальтовая дорога неожиданно кончилась. Впереди на красной глиняной почве были видны множество следов от колес машин. Следы, то расходились в стороны, то сходились в колею. Порой параллельно шли несколько десятков следов. Гид нам сказал, что после дождя дважды по одним следам ездить невозможно — машина просто застревает в глине.

Оказывается, дорога строилась в двух направлениях — с севера на юг и с юга на север, навстречу друг другу, еще при колониальном правлении. Оставалось достроить 44 км (из почти 1200 км), но в конце 50-х годов прошлого века, революция прервала строительство. И видимо, навсегда.  Может быть, у молодого малагасийского правительства все руки не дойдут до этой дороги, а может, ее оставили в таком виде в память о том, как в 20-х годах 20 века Мадагаскар стал первым в истории районом земли, где французские империалисты прибегли к ведению биологической войны.

 

 

<<предыдущая глава      содержание     следующая глава>>