Брат Митька помирает, ухи просит…

Утром, собравшись, мы зашли к ребятам в соседний номер. Картина увиденного не внушала оптимизма. Борисович лежал на животе поперек своей большой кровати, обнимая унитаз, стоящий в непосредственной близости. За ночь он побелел и осунулся. Крабовый коктейль — решили мы. Собрав его вещи, мы помогли ему спуститься в ожидающую нас машину, понимая, что преодолеть 180 км по суше и 40 км по воде, Борисович просто не сможет. Его надо было срочно лечить! Однако все запасы желудочных препаратов у нас к этому времени уже кончились. Нужна была аптека. Остановившись у маленького ресторанчика на центральной площади города, мы разделились — Андрей пошел искать аптеку, оператор — верхнею  точку, я — заказывать нам завтрак, а Борисович — к своему новому фаянсовому другу.
   
Попросив три полных завтрака, я с удивлением заметил, что после принятия заказа, официантка и повара быстро вышли из ресторана и скрылись, кто — пешком, кто — на велосипеде, а кто — на такси. Вспоминая случай со словом «милели», я подумал, что опять сказал что-то не то. Однако через некоторое время все они вернулись с продуктами в руках. Хлеб, зелень, сыр, масло, яйца и бекон стали вскоре принимать форму аппетитного завтрака. Да, в какой еще стране мира можно рано утром зайти в еще не открывшуюся забегаловку и заказать себе завтрак, для приготовления которого, обслуживающий персонал сбегает в магазин и на рынок.
   
Поскольку Борисовичу становилось все хуже, а Андрея все не было, я отправился на поиски. Его хорошо было видно через большую витрину аптеки, Андрей был возбужден и размахивал руками. Оказалось, он уже 10 минут не мог объяснить продавщице, что ему нужна марганцовка. Французского названия он не знал, а латинское — забыл. Мы стали вместе показывать, какие звуки и какие движения над унитазом делает наш друг, а эта дура-провизор все время протягивала нам коробку с презервативами, которые в этом портовом городе из-за высокого уровня венерических заболеваний выдавались бесплатно. Что ж, Борисовичу было плохо, но не настолько. Как всегда в подобных случаях, Андрей позвонил по спутниковому телефону в Москву своей маме — профессору МГУ, и проблема решилась моментально: «перманганат калия»! И через секунду пузырек был у нас в руках. Борисович был спасен! Напоследок я захватил четыре коробочки с презервативами — по одной каждому, на память. Моя коробочка висит у меня в офисе на стене, приклеенная к карте Мадагаскара.

Промыв желудок марганцовкой, Борисович заметно повеселел. Закончив завтрак, мы сели в машину, и отправились навстречу приключениям.

 

 

<<предыдущая глава      содержание     следующая глава>>