Озеро крокодилов

Озеро крокодилов. Необычное сочетание ярко- и темно–зеленого с красным делает пейзаж нереальным.

Наутро погода прояснилась, настроение улучшилось, и мы отправились на джипе в плановую поездку вглубь острова на озеро крокодилов. Грунтовая дорога проходила через многочисленные населенные пункты. Здесь уже не было прикольных хижин на сваях, все дома были деревянные и добротные. Встречались и каменные дома зажиточных малагасийцев и чиновников. Издалека виднелись католические костелы и школы при них. Вдоль дороги в обе стороны шли школьники в форменных безрукавках разных цветов. Как нам объяснили, это сделано для того, чтобы быстрее найти родственников учащегося, если с тем произойдет несчастный случай. Например, собьет машина. А вокруг возвышались гигантские холмы, поросшие ярко-зеленой травой. Невысокие деревья и кустарники темно-зеленого цвета росли в низинах. Изредка между холмов виднелись русла рек, обнажившие красную глиняную почву. Сочетание этих цветов делало пейзаж не реальным.

Через пару часов джип неожиданно остановился у каменного здания в каком-то селе. Проводник пригласил нас во внутрь и сказал, что надо получить разрешение на проезд к озеру. По-моему никакого разрешения нам получать не надо было, просто, либо местный чиновник был «в доле», либо был родственником нашего сопровождающего. Тем не менее, мы прошли в темное обшарпанное помещение, где за большим столом сидела полноватая женщина в платье с блестками и печатала что-то на старой машинке под диктовку толстого мужчины в помятом костюме с галстуком. О чем можно было печатать в этой дыре? О том, сколько какашек животных собрали местные жители или сколько зебу утащили голодные крокодилы?..  Увидев нас, чиновник начал говорить что-то о народном достоянии, озере и крокодилах, которых надо кормить, и, в конце концов, предложил нам заплатить 100.000MF (16$). У Андрея уже был опыт общения с чиновниками (и не такого ранга), поэтому, он достал из кармана купюру в 25000MF и сказал, что это все, что мы можем заплатить. Как мы и ожидали, мужчина с радостью взял деньги и долго тряс руку нашему проводнику на прощание. Заметно повеселела и женщина, печатавшая на машинке. В общем, все были рады: мы — что отделались так легко, они — что нагрели вазахов.
  
Дорога к озеру проходила через плантацию какао — бобов и становилась все более не проезжей, даже для нашего джипа, так, что последний километр пути мы шли пешком. Небольшое озеро со всех сторон было окружено высокими зелеными холмами. У самого края воды в высоких зарослях травы, напоминающую осоку, притаились крокодилы…

Священное озеро покоится на дне потухшего вулкана. С незапамятных времен в нем живут несколько десятков крупных рептилий. Вообще на Мадагаскаре нет животных, превосходящих крокодила силой и величиной. Местные жители считают его самым могущественным существом в мире, и относятся, как к священным животным. Столетиями, раз в неделю, к озеру приводили молодую двенадцатилетнюю девственницу из окрестных деревень и оставляли на берегу, пока пресмыкающиеся не утаскивали ее под воду.  Вместо того  чтобы горевать, селяне радовались, как дети. Они полагали, что в крокодилах живут духи вождей племени. Когда животные раздирали девушку на части, ее родственники праздновали свадьбу дочери с почетным предком. Каждая семья отдавала одну из своих дочерей на съедение крокодилам. Причем, девушку готовили к этому с раннего детства, ни в чем ей не отказывая. Получив независимость, молодое малагасийское правительство запретило инфантицид (жертвоприношение детей). Теперь все жители соседних деревень в складчину покупают на рынке молодого Зебу, к всеобщему неудовольствию. Зебу стоит много, а девушка — ничего.
   
И до сих пор селяне приходят к озеру, чтобы попытаться разглядеть знакомые черты предков в крокодильих мордах. Каждая рептилия носит имя  давних родственников.  Во время кормления крестьяне обращаются к священным животным со своими просьбами. Женщины хотят иметь больше детей, просят хорошего урожая. Девушки, понятное дело, мечтают о богатых женихах.
 
Осмелимся заметить, что поклонение крокодилам происходит  во вполне цивилизованной стране, через 2000 лет после Рождества Христова.

Молодая мамаша со своими дочерьми и наш гид Жоэльсон (справа).

Во время съемок этого исторического места, вокруг нас все время крутилась молодая мамаша с двумя дочерьми 14 и 17 лет. Они все время попадали в кадр, и явно, что-то хотели от нас. Наш гид — переводчик Жоэльсон, наконец-то объяснил, что женщина предлагает нам… своих дочек, что бы вазахи заплатили потом немного денег (порядка 7-8$ за обеих), и она успеет на рынок купить немного мяса зебу для своей семьи. Такого пассажа мы никак не ожидали. Заниматься сексом с малолетками на глазах ее мамаши, в присутствии коллег и сопровождающих нас мужиков, на открытых холмах рядом с крокодилами, под палящими лучами солнца, почему-то ни у кого не возникло желание. Тем не менее, Андрей, у которого была общая касса, вытащил из кармана несколько купюр, и со словами «на тебе добрая женщина» сунул их в руку повеселевшей мамаши. То, что происходило дальше, не могли понять ни мы, ни бедная женщина. Она стала подталкивать своих дочек то к одному, то к другому, ожидая, когда мы сделаем то, за что заплатили. Ни какие слова, что это был подарок, она не понимала, ни по-французски, ни по-малагасийски. Время шло, она стала явно нервничать. Как сказал нам Жоэльсон, местные никогда ничего не получали  от вазахов просто так, и она боится, что за этим кроется что-то не доброе!  Все-таки нам удалось отогнать несчастную женщину, и она, схватив своих расстроенных девочек, быстрым шагом отправилась восвояси, выкрикивая нам через плечо какие-то проклятия.

Воистину — не хочешь зла, не сотвори благо.

 

 

<<предыдущая глава      содержание     следующая глава>>