Потемкинская деревня

Потемкинская деревня. Традиционная малагасийская деревушка «у самого синего моря».

Деревня располагалась на берегу океана, окруженная кокосовыми пальмами и мангровыми деревьями. С суши, ее окружал «жиденький» плетень. На встречу к нам вышел старик, лет пятидесяти — местный колдун. Жоэльсон договорился с ним о съемках (за 10.000MF=1,6$), и он, объявив нас «добрыми духами», пропустил внутрь.

Надо сказать, что колдун — самый почитаемый и внушающий страх человек на Мадагаскаре. Без него не обходится ни одно действие — рождение и присвоение имени, свадьбы и похороны, посев и сбор урожая, продажа и покупка зебу, строительство дома и гробницы, всевозможные обряды и лечение заболевших, особенно, когда заболевания связаны с отравлением, сглазом, черным гипнозом.  Это самая значимая фигура деревни, поселка или даже небольшого города. Дабы не накликать беду на уважаемых колдунов, произносить их имена — запрещено. Правительство страны очень серьезно относится к колдунам, одного слова которых, достаточно что бы настроить людей против чего-либо. Оно даже ввело специальный государственный экзамен по знанию верований, обрядов, традиций и народной медицины для соискателей этого таинственного звания.

Увидев нас, жители побросали свои дела и собрались в центре деревни, принимая неестественные позы. Они явно позировали на фото. Нам же нужна была динамика, жизнь. Местные же никак не понимали, почему эти вазахи заставляют их двигаться, когда другие, наоборот, требуют замереть. По-видимому, они никогда не видели видеокамеру. Тогда оператор сделал трюк, спасавший нас во многих подобных ситуациях: он развернул маленький цветной монитор своей  камеры так, что бы люди могли себя видеть. Что тут началось! Дети и взрослые, впервые увидев себя со стороны, скакали и прыгали вокруг камеры, как ненормальные, а оператор их снимал. Это были лучшие кадры.
   
И тут я увидел ее — прекрасную стройную молодую девушку, замотанную в яркую национальную ламбу. Зачем матушка природа создала такую красоту в этом Богом забытом месте? Для кого? Здесь же ее некому оценить… Девушка держала на руках маленького мальчика, наверное, братика. Улыбаясь, она предложила нам показать свою деревню, и сказала, что ее зовут Анес.

Местные красавицы (Анес – справа).

Особое значение малагасийцы предают имени человека. Они  говорят, что в имени, которое получает ребенок, заложена вся его последующая жизнь. Знание имени, по местным поверьям, открывает слабости человека, которые его недруги могут обратить ему во вред.
   
Всего каждый малагасиец имеет  как минимум три имени. Пока ребенок мал и слаб, он получает временное имя. Часто оно граничит с руганью и вызывает отвращение. Его произносят без опаски, в присутствии кого угодно. Некоторые родители не стесняются называть своих чад вонючками, какашками, уродцами или змеенышами. Окончательное имя детям дается к 12 годам. Его определяют астрологи или колдуны. Это имя судьбы и его скрывают от всех. Почти всегда это трудно выговариваемое имя, типа Rakotonirinana или Andavakotokona. Поэтому третье имя — христианское (французское), позволяет островитянам быть доступными в широких кругах общества и общаться с иностранцами.

Анес рассказала, что ей 15 лет, и после окончания начальной школы она не учится, а помогает матери плести циновки для хижин. Следуя за нашим новым гидом, мы стали осматриваться. Удивительно, но жители Мадагаскара не знают, где левая сторона, а где правая. Свои дома они ориентируют с севера на юг, согласно движения Луны. При этом спать можно только головой на север, а вход в жилище располагается с западной стороны. Свои хижины они традиционно строят на сваях, что бы тропические ливни и океанические волны не заливали помещения, ведь в сезон дождей уровень воды может подняться на метр — земля просто не успевает впитать такое количество влаги. Пол и стены хижины сделаны из грубых циновок, сплетенных из банановых листьев, оконные и дверные проемы на ночь закрываются гибкими бамбуковыми циновками, а в качестве постельного белья и подушек используется тонкие соломенные циновки. В общем, циновка является неотъемлемой частью жизни простого малагасийца. Не удивительно, что и пахнут жители сельской местности именно циновкой.
   
Каждая семья живет в отдельном домике, однако дети не спят вместе с родителями, а  ночуют отдельно в специальной хижине. Все эти хилые сооружения были похожи на знаменитые картонные Потемкинские деревни, с той разницей, что в этих домиках жили люди. Местные жилища настолько не прочны, что после каждого стихийного бедствия, они разваливались, как карточный домик. Однако и восстанавливались такие постройки в течение часа.

Хижины на сваях.
   
Рассказывая нам о своей деревне, Анес случайно разбудила своего братика, спящего на ее руках. Какого же было наше изумление, когда девушка развязала свою ламбу, обнажила прекрасную грудь и стала ею кормить малыша! Это был ее ребенок, ее сын.

И в этом нет ничего удивительного. Большинство сельских женщин рожают в жизни  до 14 детей. Рождение такого большого количества детей объясняется необходимостью восстановления генофонда после революции, а так же из-за высокой смертности детей. Хотя Мадагаскар, наряду с ЮАР,  и занимает одно из последних мест в Африке по детской смертности. Разумеется, что бы такое осуществить, необходимо заниматься сексом весь репродуктивный период жизни, примерно с 13 до 40 лет, причем, с разными партнерами — так называемая «полигамия». Поэтому появление в деревнях таких вот молодых мам — явление не редкое. Примерно с 12 лет у малагасийцев, как и у всех африканцев, наступает период полового созревания. Мальчики готовятся стать мужчинами, войнами, а девочки — женщинами, матерями. Начинается взрослая жизнь. Мальчики перестают помогать матери по хозяйству, и начинают заниматься ремеслами или скотоводством, вместе с отцом. Девочки начинают учиться ведению хозяйства и воспитанию детей.
 
 Иногда, в некоторых областях Мадагаскара, вступление во взрослую жизнь происходит после ритуального обряда обрезания у мальчиков, и дефлорации — у девочек. Данные обряды устраиваются раз в год в начале сухого сезона. Колдун деревни выбирает детей, которые по своему развитию, готовы вступить во взрослую жизнь.
   
Мальчика опаивают усыпляющим отваром из трав, отец берет его на руки и относит к колдуну, который специальным ножом отрезает ему крайнею плоть. Ранку заматывают целебными листьями, и через три дня все заживает. Однако мужчиной мальчик становится только после полового контакта с женщиной. Не редко для этого принимается помощь взрослой женщины.
   
Девочку на обряд дефлорации приводит ее мать. Колдун укладывает ее на специальный постамент и ритуальным фаллоимитатором лишает девочку невинности. В ранку вставляется тампон из целебных листьев, и через день все заживает.
    
С медицинской точки зрения, обрезание, в жарком и влажном климате препятствует распространению заболеваний, а дефлорация помогает девушке не получить психологический шок при первом половом контакте, ведь все болезненные ощущения связаны с обрядом, а не с партнером.

Посмотрев деревню и получив исчерпывающую информацию о сексуальной жизни сельчан, мы договорились с местным мальчиком присмотреть за мотороллером, и пошли по тропинке в джунгли к старому пиратскому кладбищу потомков первой в истории республики.

 

 

<<предыдущая глава      содержание     следующая глава>>