Голод — не тетка

Голод — не тетка. Наш аскетичный ужин.

Эфиопия по праву считается одной из беднейших стран Африки. После жуткой засухе и последующим за ней голодом 1973 и 1984 годов, страна постоянно находится на гране голодной смерти, и спасением служит только международная гуманитарная помощь. Очередной голод, начавшийся в конце 2002 года, угрожает смертью более 15 млн. жителей страны.
   
Путешествуя по Эфиопии, мы заезжали порой в такие голодные места, где дети ходили с вздувшимися животами на ножках-спичках, а взрослые передвигались, опираясь на палку. Больше всего ужасал их взгляд — мутный и обреченный. В этих провинциях люди даже неохотно брали предложенные им деньги, поскольку на них все равно ничего не купишь — голод! Предпочтение отдавалось продуктам. Почти всегда у нас с собой было несколько полных пакетов с хлебом и булочками, которые мы собирали на завтраках и ужинах (если они были), поскольку хлеба на каждого подавалось немеренно. Дети всегда с благодарностью брали предложенный им хлеб и немедленно его ели. Я подумал, что, наверное, поделился бы им с кем-нибудь из своих родственников…, но я никогда не был поставлен на грань выживания, а в тех местах работал только один закон — Джунглей. Первый раз, когда мы увидели голодающих детей, у нас ничего, кроме чипсов, купленных в столице, не было. Конечно, мы угостили их тем, что так нравиться нашим детям. Как же мы удивились, когда несчастные голодные дети стали давиться и выплевывать наше самое популярное яство. Маленькие дети стали плакать, дети постарше — недоуменно на нас смотреть, а взрослые стали подходить к нам с совсем нелюбезными лицами. Со стороны казалось, что белые господа издеваются над голодными детьми, скармливая им несъедобные предметы. Что бы доказать обратное, мы стали нарочито жевать чипсы, нахваливая их вкус. Инцидент был исчерпан раздачей некоторого количества денег. Как выяснилось позже, Эфиопы совсем не употребляют в пищу соль. Вся местная кухня имеет пресный вкус. Поэтому, когда дети попробовали сильно соленые чипсы, для них это было, как для нас — отведать острого перца.

Настоящий голод в Эфиопии сейчас наблюдается только в горных труднодоступных районах, где, кроме скал, нет больше ничего – ни воды, ни растений, ни электричества, ни связи. Для того, что бы ни умереть, людям приходится пить кровь животных. Это достаточно распространенный способ выживания в Африке. Молодому быку специальной деревянной стрелой протыкают шейную артерию, из которой начинает фонтанировать теплая кровь. Ее пьют прямо из ранки, миллилитров по 200 на человека. Один бык может дать кровь максимум пятерым людям, после чего большим пальцем руки ранка пережимается и через минуту, полностью затягивается. Бык после этой процедуры, около недели находится в ослабленном состоянии, т.к. ему, так же, как и людям, то же практически нечем питаться.
   
Наряду с голодом в некоторых районах, соседние провинции, находящиеся буквально в 60-80 км, имеют иногда даже некоторые излишки еды, на пример, кукурузы. Ее настолько много, что население топит ею печки — горит она намного лучше, чем кизяк. А соседи в это время реально умирают от голода. И нет силы, ни политической, ни экономической, чтобы банально решить проблему доставки излишек голодающим.

О том, что Эфиопия — совершенно не туристическая страна, я понял еще в Аддис-Абебе, на самом крупном рынке в центральной Африке. Там, к моему большому сожалению, наблюдалось практически полное отсутствие сувениров. В 8-10 лавках продавалась какая-то неэндемичная фигня — всего с десяток грубо сделанных поделок. Еще более худшая ситуация с сувенирами происходила в провинциях — их просто не было. Что бы как-то увековечить Эфиопию, мы, в качестве сувениров, покупали религиозную одежду и православные кресты, а так же повседневные вещи простых граждан: зонтики от солнца, расшитые рубашки, вязаные шапки, плетки для верблюдов, трости, амхарские ножи и даже придорожные камни с фиолетовыми кристаллами внутри. И, конечно же, знаменитый эфиопский кофе. Он имеет очень легкий нежный аромат, приятный вкус, но остается очень крепким. Пожалуй, это самый дешевый продукт в стране. Чашечка кофе стоит для иностранца одну бырру, естественно, для местного она стоит гораздо дешевле.

Знаменитая кофейная церемония.

Единственная обеденная традиция, соблюдаемая эфиопами до сих пор, это кофейная церемония. Напиток подается в маленьких чашечках. На подносе рядом с кофе курится ладан — прежде чем пригубить, следует в течение нескольких минут вдыхать этот дым. В каждую чашечку кладут кусочки особого твердого масла, добавляют немного соли, сахар и веточку благоухающего растения. Все это придает традиционному напитку необычайный аромат и вкус.
   
Легенда гласит, что открытием кофе страна обязана юному пастуху Калди. Как-то в стародавние времена, пася коз, он с удивлением обнаружил, что его обычно ленивое стадо возбуждено и активно. Это произошло после того, как козы съели ягоды, в изобилии росшие неподалеку. Калди рассказал односельчанам о своем открытии, и с тех пор люди стали пользоваться плодами кофейного дерева. Однако тогда кофе не пили, а жевали, предварительно измельчив зерна и перемешав их с ароматическим маслом.

Было ясно, что раз экономика страны не направлена на туризм, приезжий может рассчитывать лишь на то, чем пользуются местные жители в своей повседневной жизни. Если в стране голод и еды где-то нет, то ее нет ни для местных, ни для иностранцев. В первый день мы, правда, сделали попытку отобедать в столовой какого-то придорожного микро отеля, но, когда нам принесли заказ, дружно отказались его поглощать. Вид принесенных блюд и их запах, не оставляли сомнений на счет качества ингредиентов. Масло в огонь подлил Саня, сказав, что снимал, как это все готовилось, и, поэтому, есть сию пищу, он есть не будет, ни при каких обстоятельствах. В результате, мы потратили час времени, но приобрели опыт. В дальнейшим, проблему отсутствия обедов мы решали в дороге, поедая чипсы, орехи, плавленые сырки, печение и какие-то галеты, купленные в Аддис-Абебе и еще одном крупном городе. С ужинами нам везло тоже не всегда. По первоначальному плану, мы должны были ночевать только в крупных городах, так сказать, с развитой инфраструктурой. С изменением плана у нас появились 5 промежуточных ночевок по пути. Разумеется, ни о каком сервисе в таких местах и речи быть не могло, а тем более глупо было надеяться на теплую встречу и праздничный ужин после 11 часов вечера в каком-нибудь захолустье. Иногда нам удавалось «развести» бармена на приготовление яичницы, но даже тогда порций на всех не хватало. Несмотря на жизнь впроголодь, это блюдо не вызывало у нас особого восторга, т.к. каждое утро в Эфиопии начиналось с него. По-видимому,  яйцо является самой распространенной едой в этой стране, ведь даже в ночных барах посетителям предлагают вареные куриные яйца на закуску. Однако настоящим эфиопским национальным блюдом является инжера.

Инжера изготавливается из теффа — невысокого злакового растения. По форме, особенностям произрастания и вкусу, тефф напоминает нашу рожь. Из зерен теффа изготавливают муку. Способ приготовление инжеры очень похож на приготовление русских блинов. Из муки делают жидкое опарное тесто, которое выливается на большой раскаленный противень круглой формы — и блюдо готово. По сути инжера — толстый блин серо-коричневого цвета, диаметром пол метра, по вкусу похожий на кислый ржаной хлеб. Инжеру подают на большой глубокой тарелке, в центр которой кладется: тушеное мясо или птица в остром томатно-перцевом соусе, или только соус, или мед с воском, или ничего — в зависимости от уровня жизни провинции. Едят только руками — никаких вилок-ножей!  Надо оторвать кусок инжеры, захватить им немного мяса в соусе, и съесть. Самый вкусный кусок хозяйка, если вы в гостях, может положить вам в рот собственными пальцами. Отказываться нельзя! Удивительно, но даже если есть возможность выбора пищи, эфиопы предпочитают инжеру другим разносолам.

В эфиопской кухне, после оккупации  1936-1941 годов, свое влияние оставили Итальянцы. Их знаменитые спагетти, лазанья и пицца, присутствуют в меню каждого ресторана. В крупных городах можно было заказать и мясные блюда: говядину и баранину, но свинину — никогда. Эфиопское христианство чтит Ветхий Завет гораздо более других христианств, поэтому и опирается на ветхозаветную традицию постов и непоедания свинины.
    
Эфиопы легко переживают ограничения постных дней, поскольку есть им все равно не чего, и мясо появляется в их рационе не чаще одного раза в месяц. Нам же было достаточно грустно, когда, попав, однажды, в хороший ресторан в пятницу, нам предложили яичницу, инжеру и макароны, а все мясные блюда меню были в тот день для нас недоступны. Помню, что хуже всего мы тогда  пережили еще один запрет постного дня — воздержание.

 


 

<<предыдущая глава      содержание     следующая глава>>